Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Личные бегемоты кокаинового короля

Личные бегемоты кокаинового короля

Марина Клочкова
Время прочтения:

В век толерантности судьба бегемотов Пабло Эскобара, привезенных из Африки в Колумбию и вытесняющих привычную флору и фауну, висит на волоске. Почему их не отправляют обратно в Африку?

Погибший 24 года назад величайший наркобарон всех времен и народов Пабло Эскобар оставил после себя необычное наследие — самую большую за пределами Африки колонию… гиппопотамов.

Полемика вокруг «понаехавших» в Южную Америку прожорливых гигантов не утихает с начала века. Наряду с опасностью для людей расплодившиеся бегемоты представляют угрозу флоре и фауне Колумбии.

Асьенда дель нарко (Hacienda del narco)

В период расцвета наркоимперии фактический хозяин второго города страны был озабочен проблемой: куда девать деньги.

Для решения непростой задачи многочисленные поместья Пабло Эскобара оборудовались богатыми домами, теннисными кортами, бассейнами и взлетно-посадочными полосами. А в самой шикарной асьенде «Неаполь» был устроен крупнейший на континенте зоопарк, куда доставили со всего света 120 антилоп, 30 буйволов, шесть бегемотов, трех слонов и двух носорогов. Вскоре коллекция пополнилась и другими животными Африки и Австралии.

Помимо ужасной славы бывшего владельца бегемоты составляют главную туристическую привлекательность асьенды. Они же — ее основная проблема

После гибели Пабло Эскобара в 1993 году поместье было разграблено, большинство животных (фламинго, жирафы, зебры, кенгуру) попали в зоопарки, но четыре гиппопотама (три самки и один самец) почему-то остались. И за 24 года они наплодили самую большую группу диких бегемотов за пределами Африки.

Берег реки Наре, притока Магдалены, в регионе Антиокия, 190 км от Медельина. © Елена Сабанова

 

Частные инвесторы основали на территории асьенды тематический парк площадью 400 га. (Любопытный факт — в 2003 году директором Музея Пабло Эскобара в асьенде «Неаполь» стал правая рука наркобарона — старший брат Родриго. Главный бухгалтер Медельинского картеля по прозвищу Эль-Осито за 11 лет заключения искупил вину перед родиной.)

Помимо ужасной славы бывшего владельца бегемоты составляют главную туристическую привлекательность асьенды. Они же — ее основная проблема.

Как в Африке

Дэвид Эчеверри, биолог из региональной корпорации по защите окружающей среды (контора существует на средства, конфискованные у наркоторговцев), утверждает, что гиппопотамы были выписаны из Калифорнийского зоопарка между 1982 и 1984 годом.

«Каждые два года у каждой пары рождается детеныш. Здесь для них пищевой рай, нет естественных врагов, и бегемоты намного спокойнее, чем в их естественной среде обитания», — объясняет биолог.

Колумбийские крестьяне понятия не имели, что это за «ошибка природы» — огромная туша с крошечными ушами, и очень пугались.

Чтобы пришельцы оставались на территории парка, в дополнение к натуральной траве им ежедневно раздается около 200 кг корма. Хорошая пища и отсутствие стрессов обходятся дорого.

Однако после наступления темноты бегемоты все равно покидают асьенду «Неаполь» и через протоку попадают в главную колумбийскую реку Магдалена. Они могут уходить за 3–5 км. Некоторых видели даже в Пуэрто-Беррио, в 150 км, но большая часть пасется близ городка Дорадал.

Поначалу колумбийские крестьяне понятия не имели, что это за «ошибка природы» — огромная туша с крошечными ушами, и очень пугались. А теперь привыкли. Сегодня фигуры гиппопотамов украшают вход в ресторан и детскую площадку. Самые смелые животные могут заявиться на улицы города и даже заглянуть в помещение. К счастью, до сих пор бегемоты ни на кого не напали, но можно ли считать это гарантией безопасности?

«Я больше боюсь змей. Бегемот — как талисман в городе. Если вы их не беспокоите, они очень смирные. Мы привыкли к ним, и в деревне этих малышей уважают, — ласково поясняют жители городка Дорадал, пока малыши размером 1,5 на 3 м мирно пасутся на лугу возле домов. — Кажется, что мы в Африке, мы — особенные».


Риск для биоразнообразия

Казалось бы, что такого — ну будут теперь бегемоты жить и в Южной Америке! Однако прожорливые обитатели Африки вытесняют туземную фауну (например, ламантина, находящегося под угрозой исчезновения, или выдру). Ведь они занимают одно и то же место в биологической цепочке, но гораздо массивнее.

Их растущее число беспокоит экспертов: «Пока мы насчитали около 35. Но их может быть и 60. Точно подсчитать сложно, при приближении человека они погружаются в воду и выходят в другом месте».

Агрессивные особи представляют опасность не только для человека. Они вредят посевам, лишают корма местных животных, переносят опасные для скота болезни, затрудняют рыбную ловлю и засоряют и без того грязные реки огромным количеством испражнений. Кажется, еще немного, и вынужденная эмиграция этих бегемотов будет достойна номинации «Главная ошибка человечества» вроде завоза кроликов в Австралию или поворачивания рек вспять. О некоторых мы уже писали в «Топе ошибок человечества».

Внешне самцы не отличаются от самок. Яички находятся внутри, и, чтобы прооперировать самца, надо сначала свалить огромную тушу с ног, нащупать (или не нащупать) яички и, если перед вами самец, приступать.

В прошлом году 25 га основного «бегемотообиталища» огородили. Забор укрепляется камнями, проволокой, колючими лимонными деревьями и должен предотвратить миграцию стада.

Вопрос экзотического наследия Пабло Эскобара обострился в 2009 году, когда группа охотников-энтузиастов, поддерживаемых солдатами, застрелила огромного беглеца по кличке Пепе.

Что делать?

Ветеринары делают ставку на стерилизацию. Но здесь имеется ряд сложностей:

  • никто не знает точного количества и полового состава популяции;
  • операция очень дорого стоит;
  • внешне самцы не отличаются от самок. Яички находятся внутри, и, чтобы прооперировать самца, надо сначала свалить огромную тушу с ног, нащупать (или не нащупать) яички и, если перед вами самец, приступать.
  • проблема: после введения анестезии гиппопотам может погрузиться в воду и утонуть.

Пока удалось кастрировать только четырех самцов, а бегемоты могут жить до 60 лет и каждые два года приносить по детенышу.

По иронии судьбы в некоторых странах Африки бегемоты находятся на грани вымирания. И лучшим выходом было бы отправить гиппопотамов на историческую родину. Но средств на депортацию и добровольцев для отлова недоброжелательных гигантов, увы, не находится.

Вопрос висит в воздухе уже несколько лет, пока биологи умудряются отбиваться от предложений уничтожить популяцию.

Прокомментируйте
наверх