Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Азиатская петля: загадка озера Хяргас нуур и маленький кусочек пустыни

Азиатская петля: загадка озера Хяргас нуур и маленький кусочек пустыни



Время прочтения:

В этой части репортажа специальный корреспондент журнала «Отдых в России» Владимир Савельев, проехавший по маршруту Тыва – Монголия – Тыва – Хакасия, попадает из пустыни в запорошенную снегом степь и на шестой день путешествия с грустью прощается с Монголией.

Один верблюд на всех

На турбазе «Хяргас нуур» нас встречала хозяйка лагеря Дагдан, которая неплохо говорит по-русски. Для ночевки были предложены юрты и комнаты в деревянных домиках.

С утра пораньше несколько участников тура по приглашению Дагдан съездили на джипе на озеро Хяргас нуур. Вечером монголы обещали рыбалку, а утром оказалось, что удочек нет. Пришлось ребятам ограничиться фоторыбалкой.

Озеро Хяргас нуур, соленое и бессточное, заслуживает особого внимания. Оказывается, оно перемещается — за последнее неполное десятилетие сместилось на 20 км в западном направлении. Но никакого чуда в этом нет. Причина движения -тектонические сдвиги. А еще Хяргас нуур – озеро-загадка. Периодически на его берегу появляются необычные огромные следы. Первый раз они были обнаружены в 80-е годы участниками советско-монгольской геологической экспедиции. Несколько лет геологи разбивали лагерь на берегу и каждый раз наблюдали свежие групповые следы, которые простирались в глубь суши на 1,5 км. А в одну из ночей слышали рев, исходивший из середины озера. Геологи предполагают, что следы могут принадлежать обитающим в озере крупным доисторическим рептилиям. Байка это или, может быть, правда?

Проснувшись, обнаружили в лагере одиноко стоящего верблюда. Оказалось, его пригнали специально для нас. Я воспользовался случаем и с разрешения хозяина немного покатался на «корабле пустыни». К сожалению, это была единственная активность, которую смогли предложить нам на четырехдневном маршруте монгольские товарищи. Но клятвенно обещали, что для туристов будут организованы и конные прогулки, и катание на лодках, и рыбалка.

Маленький кусочек пустыни

На базе «Хяргас нуур» пришлось поменять транспорт. Дальше начиналась территория Завханского аймака, по дорогам которого нас должны были помчать уазики местной администрации. Наш путь лежал к озеру Хар нуур (Черному озеру). Дорога к нему оказалась очень живописной, тут и там в степи вырастали скальные образования. У каждого примечательного объекта делали остановку и вели фото и видеосъемку. На картах памяти наших камер были зафиксированы скальная гряда под названием Красные камни, небольшое озеро, на котором открытым способом ведется добыча соли, Поющие камни, одни из которых издают при постукивании твердым предметом звонкий звук, а другие – глухой, город Санта-Маргац.

Обед прошел в юрте реальных скотоводов, которые были извещены о нашем приезде. Подали стандартный монгольский обед — суп из баранины и соленый жирный чай с молоком. Было тесно, поэтому не всем нашлось сидячее место. Но, как говорится, в тесноте — не в обиде.

Надо сказать, пищевой рацион у монголов довольно однообразный: мясо, молочные продукты, мука, соль, сахар, чай, изредка овощи.

И они довольны.Главное,чтобы семья была здорова, и скот не болел и преумножался. Если гастрономические предпочтения монголов остаются традиционными, то быт с приходом цивилизации меняется. Появившиеся генераторы, солнечные батареи, телевизионные тарелки, мотоциклы и автомобили позволяют жизнь облегчить и внести в нее новые краски.

Уже в сумерках приехали в юрточный лагерь «Хар нуур», в темноте ни зги не видно. Проснулись утром и обомлели – красота вокруг сногсшибательная. База располагалась в долине, окруженной бурыми холмами, на самом берегу голубого озера Хар нуур. Почему оно переводится как Черное озеро, совершенно непонятно. На его противоположном берегу хорошо просматривались значительные по площади ареалы песка. Попробовал воду на вкус, она оказалась пресной.

Если сравнивать по живописности места, в которых размещаются четыре обжитых нами монгольских базы, «Хар нуур» несомненно в этом квартете на первом месте. И покидать это место совсем не хотелось. Ну, дайте же чуток перевести дух, искупаться, половить рыбку, побродить по окрестностям. Но, какое там. Команда «по машинам», и снова в дорогу.

Полчаса езды, и чудо — мы въезжаем в маленькую пустыню в окружении озер и холмов с песком золотистого цвета и волнами уходящими за горизонт барханами. Для полного впечатления, что это настоящая бескрайняя пустыня, не хватало только каравана верблюдов. Вооружившись фотоаппаратами, народ бросился штурмовать барханы. Взобраться напрямую на самые высокие из них оказалось довольно трудно и пришлось подниматься наискосок.

Хохмач Олег, директор абаканской турфирмы, снял кроссовки и на пузе проехал вниз по склону. Солнце не припекало, дул легкий ветерок, и душа пребывала в состоянии зачарованности. Несомненно, маленькая пустыня среди степи – лично для меня №1 в нашем путешествии, здесь были пережиты самые сильные эмоции. Обалдевшие от окружающего пейзажа, мы покидали это место с неохотой.

Путь держим в село Цэпэн-Уул. Пейзаж сменился. За окном автомобиля теперь не ровная, как блюдце, степь, которую мы наблюдали в первые два дня путешествия по Монголии, а холмистая местность, где бурые клочки травы перемежаются отложениями песка. Вместо отар овец табуны лошадей, даже видели яков. Встречаются небольшие озера и речки.

Остановка сделали в селе Цэпэн-Уул, типичном для Монголии -простые одноэтажные дома, спрятанные за деревянными заборами.

Село запомнилось не столько обедом в местной столовой и покосившимся уличным туалетом, сколько буддийским монастырем Ганданпэлжээлэн. На его территории я насчитал три храма, семь ступ и три статуи Будды. Обследовав все снаружи и внутри храмов, не обнаружили ни одного монаха. Переводчик сказал, что они уехали встречаться с населением. По его словам, монастырь был построен во второй половине XIXвека, закрыт в 1937 году и открылся для верующих в 90-е годы.

Последняя ночь в Монголии

Еще утром в пустыне во всю светило солнышко, но не успела минутная стрелка сделать девять оборотов, как погода резко изменилась: похолодало, повалил снег.

И по снежку поздним вечером мы приехали в село Тэс. Здесь предстояла последняя ночевка в Монголии. Она оказалась самой памятной. Для ночлега монгольские друзья предложила нам деревянный дом, в одной половине которого жила монгольская семья. Другая половина была предоставлена нашей команде. В комнате с кроватями и печкой разместились девушки, а мужикам была выделена комната, где, похоже, размещается красный уголок. На столе стоял стенд с фотографиями передовиков производства. Спать пришлось на полу, на постеленных ковриках, ну и одеяла выдали. Поужинали бууз, – монгольскими пельменями, начиненными бараниной, доставленными из ближайшей столовой.

В самой столовой оказались утром, придя на завтрак. В глаза сразу бросилась висевшая на стене картина Васнецова «Три богатыря». Подойдя поближе, приметил, что лица русских богатырей приобрели на ней монгольские черты. Ну, что ж, смешно. Позавтракав, еще раз отоварились дешевыми монгольскими товарами в магазине напротив и по свежему снежку помчались к российской границе. Через пару часов были на пограничном переходе Цаган-Толгой. Мы оказались единственными, кто в это время переходил границу. Выгрузка из уазиков багажа, быстрый формальный досмотр багажа, перевозка его до пункта паспортного контроля на джипе и длительное стояние в ожидании штампа о пересечении границы. В самом конце процедуры проверки наших паспортов, когда большая часть группы уже перешла на российскую сторону, монгольский пограничник почему-то прервал свою работу и отправился на российский пропускной пункт. Ждать его возвращения пришлось полчаса.

Про романтику и счастье

И вот я с рюкзаком за плечами шагаю в сторону России. Оборачиваюсь назад. До свидания, Монголия! Баяртай, Монгол! Четыре незабываемых дня лицом к лицу с нетронутой дикой природой этой страны, с одной стороны суровой к человеку, с другой — сохранившей первозданную чистоту и величие, да еще в веселой компании коллег – это четыре дня полного счастья. И я ловлю себя на мысли, что хочется вернуться.

На российской стороне процедура досмотра багажа и паспортного контроля прошла намного быстрее. За пропускным пунктом наш ждал комфортабельный туристический автобус. Погрузив вещи и рассевшись в комфортные кресла, расслабились и отправились на гору Любви.

Пока колеса автобуса накручивали километры, я думал о том, что в пятизвездночном отеле все-таки мало романтики. Романтика – в степи, в пустыне, в горах, в дороге из пункта А в пункт Б. И та Монголия, что предстала перед нами, – не для каждого туриста.Она для тех, чья душа открыта нехоженым дорогам, вольным ветрам, авантюрным приключениям, просит романтики и движения, не боится трудностей и испытаний.

Часть 1

Часть 2

Продолжение следует

наверх