Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Эстетика побега»: как барнаулец уехал покорять Арктику и остался там жить

«Эстетика побега»: как барнаулец уехал покорять Арктику и остался там жить



Время прочтения:

Денис Юрисон работал в Барнауле дизайнером в студии и арт-директором в антикафе, а еще всегда любил путешествовать. Увлечение подтолкнуло его к переезду на Крайний Север — архипелаг Шпицберген. В середине декабря он приезжал в Барнаул и на встрече в галерее «Нагорной» рассказал о своей жизни в суровом краю. Оказалось, там много странностей: все местные жители ходят с ружьями, им нельзя умирать, напиваться и заводить котов. Зато белых медведей на этих островах больше, чем людей.

Когда и как переехал

— Уже четвертый год я живу на Шпицбергене и работаю гидом, сейчас — на судне норвежской компании. Пока жил в Барнауле, много путешествовал автостопом и просто ездил. Со временем начал думать, что было бы неплохо совместить путешествия с работой. В интернете мне попалась информация о том, что можно поехать на Шпицберген, поработать в центре арктического туризма «Грумант».

Посмотрел на карту, подумал: «О, тут я еще не бывал!». Написал письмо, мне ответили, завязался диалог. Я был наивным: писал, как люблю Скандинавию, и просил работу. Меня взяли барменом, а через пару месяцев я стал гидом. За три года поработал походным гидом, экскурсионщиком — водил группы в поселки, а вот теперь стал гидом на судне.

Кто живет на Шпицбергене

— Шпицберген — северный архипелаг. Эти земли принадлежат Норвегии, но у них особый статус. Страна получила их в 1920 году по соглашению с еще 50 государствами. Все они имеют право вести на островах деятельность, а их граждане — жить там.

Население архипелага — около 3 тыс. человек. Национальный состав разнообразный, но больше всего норвежцев, русских и украинцев. Для жизни нужно знание английского языка — на нем здесь говорят все.

Климат на архипелаге

— Когда люди находят Шпицберген на карте, им становится страшно. Они видят, что он совсем рядом с Северным полюсом (1300 км), на краю земли, за ним — пустота. В реальности же там не так холодно, как обычно думают. Зимой температура опускается максимум до — 25 С° градусов, а летом бывает 5−10 градусов тепла. Суровый северный климат смягчает теплое течение Гольфстрима. Погода приятная, хотя, конечно, приходится круглый год носить куртку.

Четыре месяца в году на Шпицбергене полярная ночь и столько же полярный день. Нужно понимать, что это не как в Финляндии или у нас на Крайнем Севере: есть короткий отрезок в сутках, когда вроде бы светает. Здесь, если полярная ночь — значит ночь, солнца нет совсем. Если же полярный день — то оно светит круглосуточно. Я работаю в летний сезон, он длится с мая по октябрь. И вижу, как полярный день сменяется ночью.

Дорог между населенными пунктами здесь нет. Зимой их соединяют снегоходные пути. Туры в это время года проходят как раз для того, чтобы по ним покататься. А летом туристов возят по морю.

Архипелаг Шпицберген.

Правила жизни на Шпицбергене

1. Нельзя рождаться, болеть и умирать

Всех беременных на Шпицбергене отправляют на Большую землю. Несмотря на то, что на островах чистый воздух, там не хватает витаминов, минералов и не развита медицина. По этой причине ребенку и его маме лучше какое-то время пожить на материке.

Болеть тоже не стоит. Если планируете переезд, заранее убедитесь в том, что здоровы. В Лонгйире есть медпункт, но его возможности ограничены. Ассортимент лекарств, которые продаются на острове, небольшой, есть только самые основные. и стоят они недешево. Например, парацетамол стоит 43 кроны (344 рубля). В экстренных случаях, конечно, вам помогут, перевезут на вертолете до Большой земли.

Умереть на Шпицбергене можно, но ваше тело перевезут на Большую землю и передадут родственникам. На архипелаге вечная мерзлота. Закопать тело в землю почти невозможно, его постоянно будет выталкивать наверх, а там ходят медведи и могут его съесть. В советское время такое случалось.

2. Иметь ружье и знать «звериный кодекс»

Популяция белых медведей на Шпицбергене превышает численность населения. Тем не менее встреча с медведем — явление редкое. Нужно поехать далеко на север и быть очень удачливым.

Закон архипелага обязывает всех, кто выходит за пределы населенных пунктов, иметь при себе ружье, иначе можно получить штраф. Это правило безопасности на случай встречи с мишкой. Люди, которые живут на Шпицбергене долго, приезжая на Большую землю, постоянно «теряют ружье» — забывают, что там его не надо брать с собой.

В Лонгйире есть сервис по аренде ружей. Чтобы им воспользоваться, нужна справка на английском языке об отсутствии судимости Стоимость аренды примерно 1,8 тыс. рублей в день, стрелять из оружия научат на месте.

Интересно, что много ружей на Шпицбергене осталось со времен Второй мировой войны. Здесь был оружейный склад, норвежцы придумали, как использовать его запасы. Поэтому туристам иногда выдают винтовки со свастикой. Некоторые оказываются в замешательстве, думают: а вдруг из этого оружия кого-то пристрелили.

Если встреча с медведем редкость, то олени и песцы приходят в города и поселки сами. Трогать песцов нельзя — они переносят инфекцию чумки. По этой причине на островах нет котов, они тоже подвержены этому заболеванию. Есть всего лишь один знаменитый кот Шпицбергена — рыжий Кеша (его завезли русские нелегально по лицензии на песца. — Прим. ред.). В целом же это «собачий» архипелаг.

3. Пить в меру

Продажа крепкого алкоголя на Шпицбергене ограничена. Так сложилось исторически. По замыслу властей, шахтеры, работающие здесь, не должны были спиться от одиночества и тоски.

Местным жителям выдается специальный документ — алкогольная карта. Кстати, в случае чего она может быть удостоверением личности. В месяц человек может купить до 2 литров крепкого алкоголя или 4 литра крепленого вина. На вино обычной крепости ограничений нет. Есть версия, что руководство шахтерских поселений сильно любило вино, по этой причине квоту на него и не ввели.

У туристов тоже есть квота на алкоголь. Она работает по посадочному билету. Можно купить до полутора литров крепленого вина, 24 банки пива. Туристы могут выпить и в барах.

4. Заботиться об экологии

На Шпицбергене все заботятся об экологии. Здесь нельзя кидать мусор, оставлять глубокие следы и ходить в неположенных местах. Иначе вечная мерзлота сохранит все это на долгие годы.

Норвежцы сортируют мусор: бумагу, пластик, стекло и так далее. Это здорово, но иногда всем надоедает. Тренируем самодисциплину.

5. Быть позитивным.

Когда работаешь в туризме или путешествуешь, приходится общаться с огромным количеством людей. К ним нельзя быть негативно настроенным или злым. Будешь притягивать к себе ровно то же самое. При хорошем настрое можно найти самые удивительные варианты времяпрепровождения по супернизкой цене: жилье, еду, транспорт и так далее.

Тесный круг

— Норвежский город Лонгйир — самый большой населенный пункт на архипелаге. Население здесь — около 2,5 тыс. человек. Это норвежцы, русские, поляки, немцы и много кто еще. В Баренцбурге — около 450 человек. Большинство жителей архипелага, молодые люди до 30 лет, хотя есть и старше 40.

Нас немного, поэтому почти все друг друга знают. В таких обстоятельствах требуется самодисциплина, нужно думать о своей репутации. Если она хорошая, это сильно помогает: к тебе начинают относиться доброжелательно, отзывчиво.

Криминала на Шпицбергене нет совсем. В 2017 году экстраординарным событием стала пьяная езда в Лонгйире, а недавно произошло первое в истории архипелага ограбление банка. Уровень безопасности очень высокий. Сначала это даже кажется странным.

Ты по привычке думаешь: если где-то оставить свою вещь, ее могут украсть. А потом однажды забываешь ключи в машине, и ничего не происходит, теряешь телефон в ресторане — его возвращают. Потом и дверь дома перестаешь закрывать — так все делают. На улице можно оставить хоть что (лыжи, снегоход, ключи), там оно и будет лежать пока не заберешь.

На одной волне

— Местные жители — совершенно необычные, все на одной волне. Никогда не говорят о политике и открыты для приключений. Большинству людей в мире вряд ли захочется переехать на Северный полюс, когда можно отправиться на теплый пляж. Шпицберген — место не для всех. Здесь себя найдут только те, кто по-настоящему полюбит Север.

Если нравится сидеть дома и лежать на диване, то переезжать сюда нет смысла. Здесь люди настроены на то, чтобы изучать окружающий мир — ходить в горы, гулять с собакой в полях, дойти до водопадов, прокатиться по морю на корабле. Если соберешься пойти в горы, всегда найдешь себе компанию.

Интересные случайные встречи на Шпицбергене не редкость. В баре запросто можно познакомиться с капитаном судна, который позовет тебя покататься. Каких-то 5 минут, и приключение началось.

Многие местные «заражены» «эстетикой побега» — тем чувством, которое возникает, когда ты переезжаешь, уезжаешь очень-очень далеко от дома, оказываешься один, без своих родных и старых друзей и начинаешь все создавать заново. Вокруг тебя дикая природа, песцы и олени ходят по улицам. Ты думаешь: «Вау!» Это захватывает.

Чем занимаются на островах

— Официально основная экономическая деятельность на Шпицбергене — это угледобывающая промышленность. Но фактически добыча угля давно стала нерентабельной и почти не ведется. Для в свое время построили шахтеров построили несколько поселков — Баренцбург, Пирамида, Грумант. Последние два сейчас законсервированы.

В норвежском городе Лонгйир осталось около 40 шахтеров, в русском Баренцбурге — около 130. По островам ходит анекдот: когда русские приезжают в Лонгйир, норвежцы хватают лопаты и давай копать уголь, то же самое случается, когда норвежцы приезжают в Баренцбург. По сути, угледобыча остается для поддержания статуса, чтобы было зачем жить на этой удивительной земле.

Перспективная же отрасль, которую стремятся развивать на Шпицбергене и норвежцы, и русские, — это туризм. Интересного здесь много: красивая арктическая природа, дикие животные — песцы, белые медведи; заброшенные поселки и романтика Севера.

Еще на Шпицберген приезжают те, кто занимается научными исследованиями. Например, геологи. Здесь очень древние породы. Самой старой — более 3 млрд лет.

Туристическая оккупация

— Шпицберген — холодный край, но туризм здесь постепенно развивается. Северные направления становятся все популярнее, посмотрите Instagram. В высокие сезоны, с февраля по апрель и с июня по август, мы окружены туристами.

На остров приплывают огромные туристические суда — от 400 до 5000 человек на борту. Это, знаете ли, страшная штука. Туристы преобладают над местными жителями, и порой кажется, что мы в оккупации. В такие дни приходится закрывать дома, потому что случались курьезные истории.

Мой товарищ, тоже гид, однажды, как обычно, пришел к себе домой, снял штаны, сел перед телевизором. Вдруг в комнату заходит группа людей и начинает все фотографировать. Он спрашивает: «Что происходит?». Они отвечают: «Мы подумали, что это музей», — и ушли. Иногда туристы не понимают, что люди живут в этом городе.

Пока мы справляемся с «нашествиями», но, очевидно, все это будет только нарастать. С другой стороны, туризм дает массу возможностей встретить интересных людей. Я, например, как-то познакомился с пожилой женщиной, которая живет на круизном судне. Оно называется The World. Каждый турист на нем имеет свои апартаменты. Все они обеспеченные люди, их средний возраст — 65 лет. Судно постоянно путешествует по разным направлениям, а они на нем живут.

Про деньги

— Норвегия — дорогая страна. Зарабатывать классно, поэтому многие люди сюда приезжают именно за этим, в том числе и норвежцы. Зарплаты в Лонгйире выше, чем даже на материковой части страны, а налоги, наоборот, меньше.

В Лонгйире работники отелей и гиды получают в среднем 25−30 тыс. крон в месяц (200−240 тыс. рублей). В российском Баренцбурге зарплаты ниже. Там можно зарабатывать до 50 тыс. рублей в месяц.

Стоимость относительно комфортного жилья начинается примерно с 6 тыс. крон в месяц (порядка 48 тыс. рублей). Иногда находятся более дешевые варианты, но в этом случае вы будете жить с другими людьми.

Я одно время жил с шестью гидами. У каждого была своя комната, а кухня, столовая и душевая — общие. Такое жилье стоит 4,5 тыс. крон в месяц (36 тыс. рублей). Жить в компании весело: ребята интересные, мы общались, смотрели фильмы и жарили барбекю на заднем дворе.

Все продукты на остров привозят, поэтому стоят они дорого. Вот примерные цены:

• хлеб — 37 крон (296 рублей),

• молоко — 18 крон (144 рубля),

• яйца (18 шт.) — 50 крон (400 рублей),

• яблоки (1 кг) — 48 крон (384 рубля).

Для местных жителей в некоторых магазинах есть скидки. Например, на спортивную одежду и оборудование — 10%. Это очень здорово, потому что такая экипировка стоит недешево, а без нее жить невозможно.

В материковой Норвегии налоги для физлиц начинаются от 20%. Государство заботится о тех, кто живет в некомфортных условиях вроде Шпицбергена. В Лонгйире нужно платить около 18,2%, в Баренцбурге — 8%. Такая разница из-за курса валют. В налоге есть подоходная часть и страховая. Вторая покрывает расходы на лечение в случае болезни.

Несмотря на высокие цены, зарплата выше всех расходов и позволяет делать накопления. Например, на путешествия.

Заброшенная Пирамида

— Я часто рекомендую туристам посетить Пирамиду. Это уникальное место, заброшенный советский поселок, сейчас его население — 12 человек. Все они заняты в туризме.

Пирамида находится на очень удобном участке. Норвежцы говорят, что если бы этого поселка не было, они перенесли бы туда Лонгйир. Горы защищают площадку от ветра. Кстати, свое название населенный пункт получил от одной из ближайших гор, у нее есть ступенчатые грани, и она похожа на пирамиду.

Поселок забросили в 1998 году по экономическим причинам: добыча угля стала нерентабельной. Я встречался с теми, кто когда-то там жил. Они до сих пор искренне скучают, не могут видеть поселок в теперешнем заброшенном состоянии. В Пирамиде был коммунизм, как его тогда представляли: бесплатная еда, жилье. Люди жили счастливо.

В конце нулевых русские решили развивать туризм на Шпицбергене. Включили в маршруты и Пирамиду, перестроили отель, который был там еще с советских времен.

Цифра

5−7 дней — этого времени идеально хватит, чтобы осмотреть достопримечательности Шпицбергена и не заскучать.

О ледниках и вечности

— В поселке осталось много вещей прежних жителей, хотя в первое время его разворовывали туристы. Те, кто там оказывался, хотели взять с собой на память сувенир. Их нельзя осуждать за это. Никто не думал, что в Пирамиду вернутся люди.

У многих возникает ассоциация с Чернобылем. И там, и здесь заброшенное место. Но из Пирамиды люди не бежали. Им дали время собрать вещи. А то, что они оставили, просто не было смысла везти с собой.

В больнице стоит дорогостоящее оборудование — рентген-машина, операционные столы и так далее. В жилых комнатах до сих пор лежат фотографии, газетные вырезки, коллекции сигаретных пачек, стены обклеены обертками от конфет. Я не знаю, зачем это делали, возможно, от безделья. В столовой, например, есть красивая мозаика, которую собирали во время полярной ночи. А в школе — целая стена покрыта бисером. Видимо, таким образом коротали время.

В шаговой доступности от Пирамиды несколько природных достопримечательностей — ледники, водопады. Туристы приезжают, чтобы посмотреть населенный пункт и сходить в походы.

Оказываясь на леднике, ты как будто прикасаешься к вечности. Мне кажется, именно этот опыт и восхищает людей. Он заставляет их возвращаться сюда. А некоторых заражает «арктической болезнью», которая описана в известном стихотворении Роберта Рождественского.

Что нужно, чтобы переехать на Шпицберген

1. Двукратная шенгенская виза, а лучше мультивиза.

2. Знание английского языка. Если вы знаете второй иностранный — немецкий, французский или китайский , — работодатель будет счастлив.

3. Способность работать в турбизнесе. Постоянно требуются бармены, гиды, повара, сотрудники отелей.

4. Накопления на первое время.

5. Искать работу проще на месте, чем дистанционно. Первую работу русским легче найти в Баренцбурге.

Источник

наверх