Расследование катастрофы самолета SSJ-100 компании «Аэрофлот», произошедшей 5 мая в московском аэропорту Шереметьево, продвигается быстрыми темпами — эксперты уже полностью восстановили картину произошедшего.
Катастрофа SSJ-100: события полностью восстановлены

Как пишет газета «Коммерсант», ход событий практически полностью соответствовал первым версиям катастрофы, которые были описаны в материале «Популярной механики». Через 15 минут после взлета в самолет попала молния, автоматика перевела борт в режим управления Direct Mode, а экипаж сообщил об этом диспетчеру и принял решение вернуться в аэропорт. При посадке с превышением допустимой массы и скорости произошло «козление» (повторяющийся отскок от полосы), стойки шасси разрушились и пробили баки. В результате возник пожар, унесший жизни 40 пассажиров и 1 члена экипажа.

Вопреки первоначальной информации, у пилотов был полноценный канал связи с землей и почти до последнего момента они поддерживали контакт, получая указания от диспетчера и передавая информацию о состоянии самолета. Недавно опубликованные переговоры показывают, что экипаж замолчал только перед вторым заходом на посадку. Незадолго до этого диспетчер повторно уточняет, какие проблемы с самолетом актуальны, на что получает ответ — есть неполадки со связью и отключено автоматическое управление.

Кадры горящего лайнера облетели все мировые СМИ

На данный момент наиболее вероятная основная причина катастрофы — ошибка пилотирования и задача расследования состоит в том, чтобы определить степень вины каждого пилота. Режим управления Direct Mode не является аварийным, а все лица, допущенные к пилотированию Sukhoi Superjet 100, обязаны пройти обучение и показать, что могут с ним работать. В нем существует ряд ограничений, однако в целом полет происходит штатно и сложностей с управлением у опытных пилотов возникать не может.

Более того, посадку экипаж совершал не визуально, а с использованием курсо-глиссадной системы (ILS), которая в режиме реального времени показывает пилоту все отклонения от оптимальной траектории. Таким образом, превышение вертикальной и горизонтальной скоростей посадки не могли остаться незамеченными. Диспетчер знал об этом и не ожидал каких-то серьезных проблем, однако попросил наземные службы приготовиться и встретить самолет.

Катастрофа 5 мая в Шереметьево — первая за долгие годы, связанная с попаданием молнии.

Помимо ошибки с выбором скорости, экипаж неправильно отреагировал на ее результат — скоростное козление самолета. По инструкции, в случае отскока от полосы совершается экстренный взлет и уход на второй круг. Почему пилоты SSJ 100 упорно пытались прижать его к земле, а в дополнение к этому увеличили тягу двигателей — неизвестно и также будет установлено следствием.

Однако крайне редко авиакатастрофы происходят по вине какой-то одной причины, чаще всего к ним приводят несколько факторов. Чрезвычайное происшествие в Шереметьево ставит множество вопросов о работе контролирующих органов российской авиации, подготовке пилотов и организации полетов.

В первую очередь необходимо уточнить, как SSJ 100 прошел сертификацию вопреки требованиям «Норм летной годности самолетов транспортной категории», которые четко устанавливают, что ни при каких условиях разрушение стоек шасси не должно приводить к протечкам топлива. Помимо обвинения экипажа, должны быть установлены причины, почему после попадания молнии их действия были настолько экстренными, не смотря на инструкции, в которых подобная ситуация расценивается, как безопасная.

Интересно как устроен ядерный реактор и могут ли роботы построить дом?Все о новых технологиях и изобретениях!