Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Карстен Роде — пират Ивана Грозного

Карстен Роде — пират Ивана Грозного

Лиана Викулова
Время прочтения:

В те темные, совершенно фантастические времена, затерянные в ворохе истории и щедро сдобренные фантазией режиссеров и сценаристов франшизы «Пираты Карибского моря», в морях северных тоже процветало каперство. Вы страшно удивитесь, когда узнаете, что среди знаменитых морских разбойников, наводивших кромешный ужас на шведские и польские торговые суда, особую лихую славу имел поданный русского царя – датчанин по происхождению, Карстен Роде. Этот человек получил «Фартовую грамоту» — фактическое разрешение на пиратство из рук самого Ивана Грозного и творил морской разбой, прикрываясь официальным документом. Но давайте по порядку…

Поле морского боя

Даже сегодня на распределении дачных участков происходят междоусобные войны – люди сражаются за обладание прибрежной полоской земли у реки, озера, а то и местного пруда. Что же говорить о средневековых распрях между княжествами и царствами за выход к Балтике?! В 16-м веке морские бои в Северной Европе не прекращались вообще, а противоборствующие стороны использовали все свое изощренное коварство, чтобы нанести хоть какой-то урон противникам. Удар по торговому судну – удар по экономике. А ослабленная экономика обозначает прорехи в обороноспособности.

Государства Балтики нередко прибегали к услугам морских разбойников. Удивительно то, что эта деятельность считалась официальной государственной службой.

Karsten-Rode
Карстен Роде — пират Ивана Грозного

Порт Нарва

Порт Нарва для Ивана Грозного был важен стратегически, экономически и политически. С помощью Нарвы царь мог торговать с Западными землями в обход Ганзейского союза. В 1558 году в одной из первых операций Ливонской войны русское войско взяло крепость. Легкой победе во многом способствовал пожар, вспыхнувший в городе, однако, история не знает сослагательного наклонения, поэтому будем считать, что Россия по праву завоевателя получила выгодную морскую гавань. В Нарву были направлены лучшие инженерные и строительные умы, и вскоре новый русский порт имел флотилию из 17 торговых кораблей. И вот тут-то начинается самое интересное. Потому что, как водится, в дело вступили пираты.

Без пиратов тут никак

Дело в том, «что русскому хорошо, то немцу смерть». И хоть трактовка этой пословицы появилась у Даля только в 19-м веке, сермяжная правда, в ней содержащаяся, была актуальна и триста лет назад. Швеция и Польша не могли воспринимать без боли русскую аннексию важнейшего форпоста, поэтому решительно направили на торговые суда, следующие в Нарву, весь свой пиратский арсенал.

Русское царство до сих пор с пиратами дела не имело. Однако необходимо было что-то предпринимать. Обратившись за советом к зарубежному коллеге, а именно датскому королю Фредерику II, Грозный получил в рекомендательное пользование бородатого молодца, бывшего купца, а ныне отчаянного морехода Карстена Роде. Так началась история русских «Пиратов Балтийского моря».

Карстен-брадобрей

До службы у русского царя Роде топил шведские суда во славу Датской короны. При этом Карстен Роде был человеком крайне набожным и богобоязненным. Богохульника и пустобреха он мог запросто выкинуть «в набежавшую волну», чтобы не навлечь на корабль Гнев Божий.

Интересный факт – Роде был крайне требователен к собственному образу – в команде его пиратского судна состоял на службе брадобрей-цирюльник.

В Гамбурге и Киле пират был приговорен к смерти, но в Гамбург и Киль он вовсе не собирался. Командированный в Россию специалист широкого профиля отправился прямиком в Александровскую слободу.  

В 1570 году Роде получил из рук царя «Фартовую грамоту», в которой, в частности, ему предписывалось: «Силой врагов взять, а их корабли огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять…».

Далее каперу предписывалось продавать трофеи в русских портах и отдавать, во-первых, десятину с добычи, во-вторых, сдавать по лучшей пушке с корабля и, в-третьих, приводить в Нарву каждый третий захваченный корабль. Пленных надлежало беречь, а по прибытии в порт обменивать за выкуп или сдавать приказным людям. Кстати, экипажу доля от добычи не полагалась – пиратам выплачивалось жалование – 6 талеров месяц.

Гроза морей

Карстен Роде на плоскодонном парусном пинке рьяно взялся за службу русскому царю. За 1570 год пират создал собственную эскадру, состоявшую из шести судов, вооруженных пушками и укомплектованных отменными пиратами. Среди мореходов были не только датчане и норвежцы, но и архангельские поморы и пушкари Пушкарского приказа.

Пиратская армада базировалась в Ревеле, но нередко пользовалась портом Нарвой. Наезжал Роде и в родную Данию. Там, в нарушение договора с Иваном Грозным, капер сбывал огромную часть добычи, обходя обещанную русскому царю десятину.

Закат балтийского пирата

В конце 1570 года Дания и Швеция начали мирные переговоры. Бесчинствующий на Балтике и не приносящий выгоды ни русской, ни датской стороне Карстен Роде оказался не выгоден. Более того, пиратская деятельность его эскадры совершенно подорвала торговую деятельность в Балтийском море и лишила Данию положенных пошлин. С разбушевавшимся и неуправляемым капитаном надо было что-то делать…

Датские власти предпочли избавиться от опасной персоны. В октябре 1570 года Карстен Роде был арестован прямо в одной из копенгагенских таверн. Имущество было конфисковано, а люди распущены. Грозный отреагировал на арест своего капера довольно вяло, в письме датскому королю он как бы удивлялся:

«Лет пять или более послали мы на море Карстена Роде на кораблях с воинскими людьми для разбойников, которые разбивали из Гданска на море наших гостей. И тот Карстен Роде на море тех разбойников громил… 22 корабля поимал, да и приехал к Борнгольму, и тут его съехали свейского короля люди. И те корабли, которые он поймал, да и наши корабли у него поймали, а цена тем кораблям и товару пятьсот тысяч ефимков. И тот Карстен Роде, надеясь на наше с Фредериком согласие, от свейских людей убежал в Копногов. И Фредерик-король велел его, поймав, посадить в тюрьму. И мы тому весьма поудивилися…».

Есть доказательства, что Иван Грозный предложил перевести Роде в Россию, однако этого не произошло. Известно так же, что пирата Балтийского моря содержали в датском замке Галль или Морицбург в отдельной богато обставленной комнате. Но отношений с внешним миром капер не имел.  

Документальных подтверждений об обстоятельствах кончины первого русского пирата не сохранилось, что дало возможность писателям выдвинуть несколько фантастических версий. Так, в романе Виталия Гладких «Подвеска пирата» Карстен Роде становится одним из пиратов легендарного Дрейка.

комментировать
наверх