Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Время принимать решение

Время принимать решение

Никола Врзич (Никола Врзић)
Время прочтения:

Если от имени Сербии ответил Александр Вулин, то кто ответит Хойту Брайану Йи от имени правительства Сербии — Вулин или Зорана Михайлович?

Когда 20 мая 2009 года вице-президент США Джозеф Байден приехал с визитом в Белград, он специально встретился с бывшим тогда министром обороны Драганом Шутановацем, чтобы тем самым публично продемонстрировать американскую поддержку «реформатора, который упорно работает над изменением общественного мнения в пользу НАТО и США». «Решение вице-президента отдельно встретиться с министром обороны Драганом Шутановацем, — говорится в американской дипломатической депеше 09BELGRADE765, — добавило этому стороннику сотрудничества с НАТО, ориентированному на реформы, еще больше веса и упрочило доверие к формулируемой им политике».

Ту же цель (добавить веса процессу формирования политики, соответствующей интересам США) преследовала встреча, состоявшаяся на этой неделе между — здесь глубоко вдохните перед длинным титулом — заместителем помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойтом Брайаном Йи и министром строительства Зораной Михайлович. Она поблагодарила Хойта Йи за уделенное ей внимание, с трепетом вручив ему «шитую золотом монограмму ручной работы, которая представляет сербскую культуру, и которую выполнили сельские женщины». Хойт Йи пообещал повесить монограмму на стену в своем офисе — так ему понравилась ручная работа министра Зораны Михайлович.

Два стула

Вообще-то, о вкусах не спорят. И этот обмен любезностями был бы почти не достоин нашего внимания, если бы у встречи заместителя Госсекретаря США с сербским министром не было политического контекста.

Речь идет, разумеется, о том, что менее чем за 24 часа до встречи с министром Михайлович заместитель помощника Хойт Йи настоятельно порекомендовал Сербии, точнее приказал, занять такую же позицию в отношении России, как и у Европейского Союза. То есть Сербия должна ввести санкции против России так же, как это пришлось сделать Евросоюзу, когда Соединенные Штаты дали ему такую команду. «Страны, которые хотят войти в ЕС, должны ясно продемонстрировать свою решимость. Вы не можете сидеть на двух стульях, тем более, если зашли так далеко», — заявил Хойт Йи. Он добавил, что «государство должно выбрать ту или иную сторону, как бы трудно это ни было», и мимоходом распорядился, чтобы мы не предоставляли Российско-сербскому гуманитарному центру в Нише дипломатический иммунитет. А ведь мы обязались это сделать, подписав межгосударственное соглашение о создании этого центра и приняв закон о ратификации этого соглашения Скупщиной Сербии. «Я предлагаю нашим партнерам в Сербии спросить Россию, что она делает, чтобы помочь на пути в ЕС. Нам не кажется, что предоставление дипломатического иммунитета персоналу центра поможет Сербии достичь цели — войти в ЕС».

Тот же посыл считывается в сообщении о встрече американского дипломата с президентом Сербии Александром Вучичем, но об этом сообщении и встрече подробнее чуть позже. Итак, подобные рекомендации Хойта Йи повторил и за закрытыми дверями: «Йи выразил озабоченность в связи с тем, что одной ногой Сербия стоит на пути к Европейскому Союзу, а другой — к союзу с Россией. Он также выразил обеспокоенность российским влиянием в регионе».

Послание официального Вашингтона

Прежде всего, разъясним одну важную, хотя и не имеющую непосредственного отношения к делу, деталь. Дело в том, что Хойт Брайан Йи в американском Госдепартаменте остался со времен предыдущей администрации. На нынешний пост его назначили в сентябре 2013. Прежде он был заместителем главы американской дипломатической миссии в Загребе, а до того он служил и в Подгорице накануне отделения Черногории. Также Хойт Брайан Йи занимал важный пост директора по европейским делам в Совете национальной безопасности во времена натовской агрессии против нашей страны. Непосредственно до этого Хойт Брайан Йи был заместителем директора личной канцелярии Генерального секретаря НАТО Хавьера Солана. Его нынешняя должность (заместитель помощника и так далее) звучит не очень впечатляюще, но правда в том — и только это на самом деле важно — что его нынешняя должность означает: именно он отвечает за нас перед официальным Вашингтоном. Таким образом, слова Хойта Брайана Йи являются ничем иным, как посланием официального Вашингтона, то есть отражают официальную политику Соединенных Штатов. Это делает заявления Хойта Брайана Йи заметно весомее.

И еще кое-что. На протяжении определенного периода мы очень внимательно следили за процессом формулирования американской политики на Балканах разными субъектами, начиная с влиятельных аналитических центров и связанных с ними корпоративных СМИ и заканчивая Госдепартаментом. Так мы пришли к заключению, что, во-первых, вопросы о наших отношениях с Россией и Косово и Метохией неразрывно связаны друг с другом, а во-вторых, американский натиск на Сербию неминуем. Поводом может стать как вопрос отношений с Россией, так и проблема Косово. Но цель одна — полностью подчинить Сербию американским интересам. После того, как американский сенатор Рон Джонсон впервые публично, стоя рядом с Александром Вучичем на пресс-конференции, потребовал не предоставлять россиянам из Центра в Нише дипломатический статус, и после того, как сразу вслед за этим Хойт Йи порекомендовал «одному государственному деятелю региона» (тогда он намеренно не упомянул Сербию) оставить «все яйца в корзине ЕС», мы пришли к выводу, что натиск на Сербию начался. Это было в конце августа и начале сентября. Поэтому нынешние действия Хойта Йи не вызывают удивления, а, наоборот, являются кульминацией давно текущего процесса, в который мы вовлечены.

Иными словами, давление на Сербию постепенно растет, поэтому мы и оказались в нынешнем положении. По правде говоря, в том нет нашей вины, если только не усмотреть ее в нашем желании поддержать и развить отношения с Россией, то есть в желании преследовать собственные интересы. Можно сказать, что этой американской атаки на Сербию мы могли бы избежать только в том случае, если бы, следуя черногорскому рецепту, мы поддержали санкции против России и одновременно признали независимость Косово, а также полностью положились бы на НАТО.

Ответ(ы) Сербии

Как Сербия отвечает на шантаж Вашингтона? Нет сомнений в том, что министр обороны Александр Вулин выразил мнение большинства сербов, заявив, что слова Хойта Йи — «это самое сильное неприкрытое и очень недипломатичное давление на нашу страну…» Вулин также отметил: «Могу сказать, что его слова — не слова друга, не слова человека, который уважает Сербию, который уважает нашу политику и наше право на принятие решений».

Но если так действительно считает большая часть сербов, то входит ли в это большинство правительство Сербии, членом которого Вулин является? То есть действительно ли «Сербия будет принимать решения сама, вне зависимости от того, насколько влиятельны те, кто полагает, что может решать вместо нас», как о том говорил Вулин? Или же позицию правительства Сербии все же выразил другой человек — Зорана Михайлович, которая вручила описанную выше ручную работу Хойту Йи и заверила его в своей приверженности проектам, в которых трудно усмотреть пользу для Сербии (речь, к примеру, о строительстве автобана из Ниша через Приштину в Тирану и Драч)? Или же позицию правительства Сербии в отношении американских требований выразил премьер-министр Ана Брнабич: После ее встречи с Хойтом Йи было заявлено: «В разговоре прозвучало, что Сербия должна проявить твердость в осуществлении реформ, чтобы в скором будущем стать членом Европейского Союза». При этом ни слова не было сказано о том, что премьер упомянул о поддержании отношений с Россией. Все, что было и не было сказано, приобретает особенное значение после неприкрытого американского приказа отказаться от России ради Европейского Союза.

Так кто же из двух министров и премьера наиболее четко выразил позицию правительства Сербии? Вернее — будем точны — позицию Александра Вучича. Кстати сказать, здесь мы заметили одну интересную деталь. В сообщении министерства Михайлович американский посол в Белграде именуется Кайлом Скаттом, как американское посольство и рекомендовало его называть, когда посол только прибыл в Белград. Однако в сообщениях президиума партии президента Вучича посла называют Скоттом, как того требуют правила сербского языка, которым президиум отдал предпочтение, забыв об инструкциях американского посольства. Нам бы очень хотелось, чтобы выяснилось: это различие имеет более глубокое значение, чем просто грамматическое, поскольку в Сербии Вучич значит все же больше, чем Зорана Михайлович — вне зависимости от того, какой вес ей придала встреча с Хойтом Йи.

Необычное сообщение

Итак, на встрече президента Сербии и американского посланника состоялся «очень откровенный» разговор, что в переводе с дипломатического языка означает: прозвучали совершенно противоположные мнения. Это также подтверждает и следующая фраза из официального сообщения: «Президент Вучич внимательно выслушал американского представителя и очень прямолинейно ответил на его замечания». Тем не менее (это очень необычно) общественность лишили официальной интерпретации прямолинейных ответов Вучича, поскольку сторонам так и не удалось договориться по поводу содержания данной части сообщения. Мы такой ситуации не припомним, и сама по себе она свидетельствует о серьезных разногласиях, которые не могут не радовать всех тех, кому дорога Сербия, и кто понимает: согласие между Сербией и США по ключевым вопросам (а сейчас на повестке дня только такие) возможно исключительно во вред Сербии.

В прошедшую среду газета «Вечерње новости», сославшись на собственные источники, обнародовала детали: «Глубокие противоречия по вопросу Косово и Метохии и не прекращающиеся требования к Сербии разорвать отношения с Россией — вот две основные темы, которые поднимались в ходе откровенного и напряженного разговора между американским представителем Хойтом Йи и главой нашего государства Александром Вучичем».

Таким образом, судя по всему, в прошедший вторник Вучич отверг требования Хойта Йи, что, по сравнению с другими вариантами, несомненно, хорошо. Однако это не означает, что опасность миновала, по той простой причине, что совершенно ясно: американцы не отступятся от своих планов на Балканах. А это, в свою очередь, означает, что нынешняя тенденция, по всей вероятности, сохранится, и что американское давление на Сербию, от которой требуют отказаться от Косово и Метохии, а также от России, продолжит усиливаться. Подходит время для принятия решений.

Два сценария

У Александра Вучича — а его решение будет окончательным — остается все меньше времени, и есть всего два основных варианта: он может или уступить американскому давлению, или воспротивиться ему.

В первом случае, как отметил член президиума Сербской прогрессивной партии и депутат Владимир Джуканович (и добавить тут без ругательств нечего), Сербия поступила бы хуже, чем какая-нибудь банановая республика, и «мы превратились бы в колонию». Печальный опыт учит нас тому, что нет недостатка в политиках, которые готовы пойти на это ради удержания власти в своих руках. Но пойди Вучич на такие уступки, он не гарантировал бы себе даже президентское кресло. Наоборот, таким образом Вучич подписал бы сам себе (политический) смертный приговор. И не потому, что заслуженно пострадал бы от недовольной патриотической оппозиции (она сегодня, к сожалению, крайне слаба, чтобы являться весомым политическим фактором, хотя, будем надеяться, в будущем эта ситуация изменится). Нет, просто сам Хойт Йи уже подыскал Вучичу замену. Во вторник Йи собрал всех кандидатов в Белграде: Саша Янкович, Вук Еремич, Драган Шутановац, Борис Тадич, Чедомир Йованович, Ненад Чанак, Саша Радулович. Любой из них готов и хочет при американской поддержке заменить Вучича (поэтому Хойт Йи и собрал их всех), но никто из них не может дать американцам то, что может (только) Вучич. Однако когда (если) он это сделает, он перестанет быть полезным для них, поэтому ему уже готова замена…

Во втором случае, то есть если Вучич решит дать Америке отпор, он будет крайне нуждаться в серьезной поддержке России. «Собеседники подчеркнули важность традиционных отношений и необходимость принятия конкретных мер для углубления сотрудничества», — говорится в сообщении о встрече Вучича, состоявшейся на прошлой неделе, с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. Такие заявления дают надежду на то, что события не будут развиваться по задуманному американцами сценарию. В официальном ответе российского Министерства иностранных дел Хойту Брайану Йи мы также видим подтверждение того, что Россия не отдаст нас молча американцам. В заявлении его критикуют за «провокационные высказывания», «грубые требования» и навязывание «недружественных идеологических стереотипов».

Два таких разных варианта (а ситуация на самом деле развивается так, что нюансов становится все меньше) ставит большую, патриотически настроенную, часть Сербии в парадоксальное положение. Ведь если Вучич намеревается уступить американцам, то лучше, чтобы его положение было максимально шатким. Тогда это автоматически делает его менее способным предпринимать те смелые действия, которых ждет от него Вашингтон. С другой стороны, если Вучич собирается противиться американцам до конца по очевидным всем причинам, то лучше, чтобы положение Вучича было как можно более стабильным. Разумеется, американцы заинтересованы в прямо противоположном, и с этим, в частности, связано укрепление прозападной оппозиции, которая готова изнутри подорвать власть Вучича в случае, если он проявит чрезмерное упрямство и не захочет пойти на уступки.

Как мы справимся с этой квадратурой круга? Если у кого и есть точный ответ на данный вопрос, так это Александр Вучич. Но и это до конца неясно. Поэтому нам не остается ничего другого, как внимательно отслеживать те переломные моменты, которые мы переживаем. И в соответствии с ситуацией реагировать, постоянно и упорно напоминая о наших государственных и национальных интересах. Так мы хотя бы сохраним собственную совесть и здравый смысл.

комментировать
наверх