Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Конфликт востока и запада Европы

Конфликт востока и запада Европы

Эйстейн Клёвстад Лангберг (Øystein Kløvstad Langberg)
Время прочтения:

«Национальная лояльность, о которой мы уже думали, что она умерла и похоронена, вернулась — и с большим шумом — в нынешнюю Европу», — утверждает писатель Иван Крастев в книге After Europe (После Европы).

После выборов в субботу в Чехии еще одна страна в Центральной и Восточной Европе может получить лидера, который скептически настроен по отношению к европейскому сотрудничеству, говорит упрямое «нет» соискателям убежища и позиционирует себя защитником народа от элиты.

Миллиардера Андрея Бабиша (Andrej Babis) сравнивают с Дональдом Трампом (Donald Trump), его подозревают в злоупотреблениях субсидиями во время предвыборной кампании. Тем не менее, он убедительно выиграл, получив 30% голосов. Кроме того, Партия свободы и прямой демократии, резко выступающая против ислама и ЕС, получила почти 11%.

«Это землетрясение. Всеобщее восстание против установившихся партий», — говорит в беседе с Financial Times Милан Нич (Milan Nic), сотрудник мозгового центра German Council on Foreign Relations.

Такой результат может способствовать еще более тесному сотрудничеству стран Вышеградской группы Польши, Венгрии, Чехии и Словакии в соответствии с общей повесткой дня и часто в оппозиции к Брюсселю.

Скептическая позиция по отношению к миграции

Только на востоке Европы националистические политики и политики, выступающие против миграции, добиваются успеха, критикуя либеральную политику. На западе Европы у них нет большинства, и они редко получают места в правительстве.

Данные за полгода, изложенные в исследовании Eurobarometer, проведенном в ЕС, могут показать, почему так происходит.

Потому что сопротивление мигрантам из стран не Евросоюза нигде так сильно, как на востоке. Например, 81% чехов заявляют, что мысль о такой миграции пробуждает у них «негативные чувства».

На противоположном конце находятся Швеция и Ирландия. Там такой же ответ дают 32%.

Восток против запада в больших вопросах

«В ЕС всегда существовали разногласия, но характерным в настоящее время является то, что во всех больших вопросах мы наблюдаем одну и ту же линию разграничения: восток против запада», — говорит директор мозгового центра Carnegie Europe Томаш Валашек (Tomas Valasek).

Одним из таких вопросов является план ужесточить правила для временно направляемой рабочей силы. Такие страны, как Польша, считают, что это затруднит гражданам возможность зарабатывать деньги за пределами своей страны. Другим вопросом этой области являются будущие переговоры о бюджетных средствах ЕС, где страны на востоке являются получателями, а страны на западе — донорами.

Третий спорный вопрос связан с демократическими принципами. Польское правительство подверглось жесткой критике за попытки ограничить независимость судов. В Венгрии премьер-министр Виктор Орбан, к большому разочарованию Брюсселя, настойчиво стремится к достижению своей цели — развитию «нелиберальной демократии».

Однако самой большой головной болью ЕС является система предоставления убежища. Многие страны на западе считают, что страны на востоке, отказываясь разгрузить Грецию и Италию, нарушают основополагающий принцип ЕС — принцип солидарности.

«Когда фронт на всех участках более или менее одинаков по столь многим вопросам, возможность переговоров и сделок значительно уменьшается. И без того трудная ситуация становится еще более напряженной», — говорит Валашек.

Ценности ЕС рассматриваются как угроза

Иван Крастев, руководитель организации Center for Liberal Strategies в Софии, считает, что миграционный кризис изменил динамику в Европе гораздо более фундаментально, чем, например, кризис евро.

Он опасается, что ЕС и европейское сотрудничество медленно, но верно будет разрушаться, и что растущий конфликт между странами на востоке и на западе будет главной причиной этого.

«Миграционный кризис показал, что Восточная Европа рассматривает космополитические ценности, на которых основана Европа, как угрозу, в то время как для многих на западе именно эти космополитические ценности являются главным в новой европейской идентичности», — пишет он. Писатель считает, что страны на востоке не стремятся к западной общественной модели так, как раньше, и что многие воспринимают либеральную элиту как лицемеров.

Голосовал за ЕС, но теперь он хочет выйти из него

Чех Вацлав Якль (Vaclav Jakl, 62 года) — один из тех, кто утратил веру в ЕС. «Я помню, как я голосовал в 2003 году, и что я всем сердцем хотел, чтобы мы были в ЕС. Тогда речь шла о том, чтобы поднять бедные страны на востоке до уровня богатых стран на западе. Но произошло совершенно другое», — говорит он в беседе с Aftenposten.

Якль показывает нам небольшой городок Хеб на западе Чехии, где он был бургомистром и заместителем бургомистра с 1999 по 2006 год. Якль вспоминает прежнюю ситуацию: разрушенные здания, серые краски и людей, стоящих в очередях за продуктами питания. «Нет никакого сомнения в том, что виден большой прогресс, но многие разочарованы тем, что все не пошло быстрее. По-прежнему заработная плата на западе во много раз превышает заработную плату на востоке», — говорит Якль.

Его особенно раздражает политика, связанная с предоставлением убежища. «Не понимаю, как они могут думать, что мы в состоянии принять много мигрантов. Они говорят о солидарности, но я считаю, что каждый должен сам определять, что он, а не Ангела Меркель, имеет здесь в виду.

Мало кто хочет, чтобы их дети были вместе с мусульманами

Якль считает, что Европа близка к тому, чтобы быть «исламизированной», и обвиняет в этом западных политиков. «Я сам — неверующий, но для меня наше христианское наследие является основополагающей ценностью вместе со свободой», — говорит Якль.

Многие чехи, согласно данным Eurobarometer, разделяют скепсис по отношению к мусульманам. В одном исследовании 2015 года лишь 12% заявили, что считают нормальным, когда у сына или дочери любимыми людьми являются мусульмане.

Эти большие различия возобновились в Европе. Для сравнения, в Швеции и Великобритании 69% согласны с тем, чтобы у их детей были подобные отношения.

Что касается гомосексуализма, то, согласно этим данным, и здесь проходит линия раздела между востоком и западом.

Крастев указывает на то, что в этом вопросе существует важная разница между молодыми и старыми: молодые гораздо более либеральны. А вот в вопросе о миграции из незападных стран такого возрастного различия нет.

Большая поддержка отказу в убежище

Все избиратели, с которыми мы встречались в Чехии, поддерживают решение правительства выступать против программы ЕС переместить соискателей убежища из Италии и Греции в остальные страны Союза. Так считает и большинство партий, принимавших участие в голосовании в Чехии.

«Хорошо, что правительство выступило против этих мигрантов. Это такое решение, которое каждая страна должна принимать сама», — говорит Якуб Коприва (Jakub Kopriva), 29 лет, стоя рядом со своим новым домом.

Чехия приняла 12 из 2691 соискателя убежища, которых она получила по квоте ЕС, когда в прошлом месяце вышла эта программа. Соседняя Словакия приняла 16, в то время как Польша и Венгрия не приняли ни одного.

Попытка ЕС установить в будущем перманентную систему распределения соискателей убежища полностью буксует.

«Этот вопрос является одной из самых больших угроз для единства ЕС», — заявил один высокопоставленный дипломат ЕС на этой неделе.

Конкуренция на одном и том же рынке труда

Спор из-за убежища вызвал большое разочарование и на западе. Несколько раз недовольство прорывалось на поверхность. Министр иностранных дел Люксембурга выступил за то, чтобы выбросить Венгрию из ЕС «временно или навсегда» из-за отношения к предоставлению убежища.

По словам Крастева, есть много объяснений тому, почему страны на востоке резко выступили против. Одно из них — экономика. Мигранты, прибывающие из стран, не входящих в ЕС, часто получают работу неквалифицированной рабочей силы в том сегменте, в котором многие восточные европейцы выступают конкурентами.

Он считает также, что большие проблемы с интегрированием цыганского меньшинства приводят к тому, что многие восточные европейцы не верят, что у них есть возможность принимать новые группы людей. Крастев говорит, что свою роль играют такие исторические факторы, как колониальное прошлое. Страны на востоке, у которых не было колоний, не чувствуют, что у них есть какая-то особая ответственность за людей из, например, старых колониальных стран в Африке, и у них гораздо меньше процентное соотношение между незападными мигрантами и населением.

Копирует Орбана на западе

В то время как над Восточной Европой проносится ветер национализма и скепсиса по отношению к ЕС, некоторые западные лидеры идут в совершенно противоположном направлении. Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) борется за то, чтобы ЕС играл бы бόльшую роль в таких областях, как оборона, безопасность, миграция и евро.

Те страны, которые не хотят в этом участвовать, должны согласиться с тем, что остальные будут двигаться дальше без них, считает Макрон. Скептики опасаются, что это создаст еще бόльшую линию раскола в союзе.

Директор Carnegie Валашек согласен с тем, что это опасно, но говорит, что в последнее время видел признаки движения в другом направлении. Такой ведущий руководитель ЕС, как Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), подчеркнул, что считает разрыв между западом и востоком серьезным.

«Макрон также был более гибок, чем это казалось сначала. Мы сделали шаг назад от края пропасти», — говорит Валашек.

Он также указывает на то, что различие между востоком и западом в некоторых областях меньше, чем может показаться на первый взгляд. Например, ряд стран в Западной Европе тоже сильно ужесточили миграционную политику, в частности, после давления, оказанного своими крайне правыми политиками.

«Идеи, выдвинутые Виктором Орбаном (Viktor Orbán) в 2015 году, когда их назвали неприемлемыми, сегодня можно найти далеко за пределами Восточной Европы», — говорит он.

Он подчеркивает, что во многих местах появился забор, что ряд стран осуществляет пограничный контроль, и что мысль начинать отбирать соискателей убежища уже в Африке, в частности, нашла поддержку такого человека, как Макрон.

Позитивно по отношению к ЕС

В то время как лидеры Польши и Венгрии любят критиковать ЕС и бюрократов в Брюсселе, поддержка ЕС по-прежнему довольно велика среди жителей этих стран. В Польше, например, 50% говорят, что они позитивно относятся к ЕС, в то время как 11% заявляют, что они относятся негативно. Остальные — нейтральны или не имеют определенного мнения.

Опрос, проведенный для конференции GlobSec этой весной, также обнаружил в Центральной и Восточной Европе явное большинство тех, кто выступает за ЕС. Самыми большими скептиками оказались чехи, но даже там 41% заявили, что проголосовали бы за то, чтобы остаться в Союзе, в то время как 29% сказали, что хотели бы выйти из союза (остальные сказали, что «не знают»).

В то же время опрос показывает, что либеральная демократия пользуется более сильной поддержкой, чем авторитарное правление, но что во всех семи странах есть значительное меньшинство, примерно 25% или более, которые склоняются к авторитарному правлению.

Чувствуют себя людьми второго сорта

Вацлав Моравер (Vaclav Moraver), владелец кафе в Хебе, считает, что многие не чувствуют, что у них такие же права, как у граждан западных стран.

«Мы замечаем, что с нами по-прежнему обращаются как с людьми второго сорта по сравнению, например, с немцами. Они смотрят на нас, как на дешевую рабочую силу», — говорит он.

Прилавок сзади Моравера ломится от таких традиционных чешских продуктов, как бутерброды, торты и шоколад. Кафе было основано в 1967 году и до падения железного занавеса принадлежало государству.

В витринах висят большие плакаты с портретом Андрея Бабиша. Моравер считает, что этот бизнесмен может сделать много хорошего для Чехии, и думает, что он сможет задать прагматический тон в отношениях с Брюсселем.

Как и многие другие, владелец кафе настроен критически по отношению к миграционной политике ЕС, но считает, что членство в Союзе имеет гораздо больше преимуществ, чем недостатков. Кроме возможности вести торговлю на внутреннем рынке, страны на востоке получают большие бюджетные дотации от ЕС.

«Я верю, что большинство чехов тоже видят это. Мы находимся в центре Европы, и Германия — это наш самый важный торговый партнер. Изолировать себя — это не альтернатива».

комментировать
Показать еще
наверх