Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Какие лидеры нужны новой Украине

Какие лидеры нужны новой Украине

Роман Бондарь
Время прочтения:

Большую часть своей профессиональной карьеры я посвятил поиску эффективных CEO для украинских и международных компаний.

Если коротко, занимаюсь развитиями талантов в бизнесе. Причем талантами высшего уровня — теми, кто способен управлять изменениями и осуществлять трансформации. Это 5% топ-менеджеров. Я выискиваю их, слежу за историей их достижений, анализирую успешные и неуспешные кейсы, строю гипотезы про дальнейшую траекторию роста. Я — как лесник: четко знаю, в какой части леса водятся какие «звери» и на что они способны. И в нужный момент для решения сложной задачи нахожу человека, который может ее решить.

В 2013 году пришло осознание, что от меня в том числе зависит, состоится Украина или нет.

Осенью 2014, когда тогдашний глава администрации президента Борис Ложкин дал «добро» на привлечение кадров из бизнеса на ключевые позиции для министерств и госпредприятий, мы с командой стали волонтерами этого процесса. Благодаря организации открытых конкурсов удалось привлечь больше полусотни профессионалов на госдолжности.

Спустя три года после начала этого «кадрового эксперимента» некоторые кандидаты уволились, другие — погрязли в бюрократии и не смогли показать достаточной эффективности. Но есть те, кто все еще остается в «системе» и по мере возможности ускоряет ее изменения.

Как и многие люди моего поколения, часто размышляю о том, как можно приблизить качественные изменения в моей стране. Мир сейчас драматически усложняется под влиянием технологий, геополитики и других факторов, которые требуют от Украины не просто движения вперед, а сверхрывка.

Поэтому нам везде, куда ни ткни пальцем, нужны герои — трансформационные лидеры, способные менять пространство, в котором они находятся.

И это приводит нас к переосмыслению государства как такового: какова его роль в жизни людей? Какой должна быть наша страна? Кто мы как украинцы в глобальном контексте и что создаем для мира?

Для невовлеченного человека эти вопросы кажутся высокими абстракциями. Но те, кто собирается здесь жить, обязаны на них ответить.

Изменить историческую инерцию, по которой двигалась страна до этого — слишком сложная задача. Поэтому должен появиться класс людей, которые будут обеспечивать преемственность реализации видения будущей Украины. И преодолевать барьеры. Самым сложным из которых является культура управления государством.

Наблюдая за тем, что происходит сейчас в моей стране, считаю, что те, кто находится у руля страны, просто захватили власть над территорией. Они используют монополию права на насилие и прочие рычаги для выкачивания ресурса, направленного на удержание власти.

Это не мое государство.

Как global citizen я могу реализоваться в любом уголке мира, но хочу посвятить свою жизнь именно этой его части и сделать ее привлекательной для всего земного шара. Хочу, чтобы моя страна создавала такие условия, чтобы сюда съезжались люди со всей планеты.

Многие умные люди говорят, что дабы обеспечить счастливое будущее нашей страны, нужно создавать институты. Я полностью поддерживаю эту задачу. Но ведь институты создают люди. Чтобы сдвинуться с мертвой точки в дилемме «курица-яйцо», сначала нужно создать слой лидеров — новой элиты.

Лидерство — это альфа и омега положительных изменений в нашей стране, с которых необходимо начинать путь. Отсюда уже тактическая задача: как создать класс не просто гражданских активистов, но резонирующих пассионариев, которые обладают трансформационными способностями?

Они понимают не только то, как «устроена система», но и какой «инструмент» нужно использовать, чтобы починить тот или иной процесс. Как изменив что-то одно, можно повлиять на все остальное. Вот это и есть трансформационное лидерство.

В 2015 году, отправляя на высокие госдолжности серьезных профессионалов, в команды Минэкономики, Мининфраструктуры и других, я искренне верил, что эти люди, обладающие всеми свойствами и навыками трансформационных лидеров, способны быть успешными в таком агрессивном контексте.

Был уверен, что нужно только организовать трансфер людей из бизнеса в государство. Но время прошло, и теперь наш опыт свидетельствует, что такое прямое перемещение не всегда успешно.

Навыки, которые делают человека успешными в государственном управлении и бизнесе — разные. Причем порой отличаются кардинально. Фреймворки, «модели мышления» не похожи друг на друга.

К примеру, в бизнесе, принимая решения, можно опираться на четкое видение акционера, на согласованную стратегию, подробную аналитику, которая говорит о том, является решение скорее правильным или нет.

Можно в любой момент привлечь необходимую консалтинговую поддержку или, в конце концов, отложить решение, если риски большие.

В госуправлении же нет ни единой согласованной позиции, ни достаточного количества данных и аналитического ресурса, ни времени. Вокруг — сплошной агрессивный контекст из нападок СМИ и диванных экспертов, связанных интересов местной элиты и олигархата, а также постоянное давление времени.

Более того, среда сопротивляется всеми силами: саботажем решений, итальянскими забастовками, затягиванием и постоянными «нет», «невозможно», «так нельзя», «не получится». Выдержать это может очень зрелый, терпеливый и опытный управляющий изменениями.

Вопрос — в том, где найти таких лидеров и готовы ли они работать в одной команде.

Как показывает опыт, такие лидеры способны объединяться только при определенных условиях — когда есть внешний враг или же сверхидея.

Они склонны находить собственные маленькие битвы. Но пока не способны пережить эффект аргонавтов — команды героев, которые идут за золотым руном, чтобы вернуть символ благосостояние в Древнюю Грецию. Наши герои пока не вызрели достаточно для того, чтобы объединяться «для», а не «против».

Как можно развить командную компетенцию и научить экстраординарных людей действовать вместе на протяжении долгого периода времени?

Можно научить лидеров так называемым флэш-объединениям, способности быстро создавать временные команды с горизонтом до трех месяцев и достигать быстрых целей. А потом распадаться и дальше формировать другие конфигурации в других проектах. То есть, представьте, — вот такое пульсирующее проектными группами сообщество.

Как запустить процесс флэш-объединений?

Я вижу такой выход — максимально развивать культуру сообществ: маленьких, больших, открытых, закрытых, с целью и без. Пусть это будут группы по интересам, тусовки, собрания. Если рассматривать общенациональный масштаб — это громады, партии, клубы.

Создавать пространства, в которых люди учатся согласовывать собственную волю с видением и мотивами других людей. Они образовывают первую по-настоящему сильную социальную единицу — сообщество, которое способно активно действовать и при необходимости противопоставить себя государству.

В этом котле сообществ естественным образом происходит отбор, при котором наверх попадают лучшие — способные дать группе смысл и объяснить его с точки зрения стратегии реализации, подпитать компетенцией и навыками, повести за собой.

Неважно, чему посвящено это сообщество. Может быть клуб любителей алкогольных напитков, ассоциация строителей города — что угодно. Главное, чтобы такое сообщество ставило перед собой конкретные цели и имело амбицию изменить мир.

В западном мире представители среднего класса обязательно состоят в пяти-шести региональных, профессиональных, отраслевых сообществах. Почему? Потому что сообщество — это социальная идентификация. Там свободно делятся ресурсами за счет высокого индекса доверия между членами. Ты получаешь возможность «распределять» ресурсы не только в виде денег и времени, но и опыта, знаний, власти для решения каких-либо задач.

Сообщество усиливает своих членов до такого уровня, что они становятся способны влиять на власти, как местные, так и национальные. И делать это таким образом, что реально происходят изменения в пространстве.

 

Я перестал верить в силу индивида. Настала эпоха команд — ярких, пассионарных и эффективных. Нам надо начать пропагандировать культуру сообществ, объединений, взаимодействия ради большой цели.

Поэтому призываю украинцев объединяться. По поводу и без, со структурой и без нее, с ресурсами и тогда, когда совсем ничего нет.
Сейчас вероятность того, что Украина будет разрушена как государство, довольно высока. Нынешняя элита ведет все к институциональному коллапсу, примитивизируя институты управления. С марта 2015 не произошло ни одного запроса на поиск новых людей в госструктуры.
Малый и средний бизнес — это сейчас главная движущая сила, потому что предприниматели заинтересованы в понятных правилах игры. Они хотят справедливой судебной системы, нормальной полиции и налоговой политики. Они являются источником запроса на справедливость, и этот класс людей начинает требовать и возмущаться: «Дайте нам нормальное государство!»

Каждый, кто готов взять на себя ответственность, должен понимать, что элиты рождаются в идеологической борьбе. Это наш вызов — построить страну. И шанс для каждого из нас вырасти, стать большим собою.

Роман Бондарь — хэдхантер, управляющий партнер Odgers Berndtson Ukraine.

комментировать
наверх