Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Прекрасная пора: в ожидании тяги

Прекрасная пора: в ожидании тяги

Время прочтения:

Как всегда, весна бередит душу. Стоит появиться первым проталинам, словно чертик толкает меня в лес, хотя умом понимаю, что делать там еще нечего.

Фото Антона Журавкова.

Но ничего поделать с собой не могу и ближе к вечеру начинаю собираться и натягивать болотные сапоги.

Как-будто упряжка бурлаков вцепилась в меня и тянет, тянет медленно, но верно к столь милым и, казалось бы, уже наизусть знакомым опушкам и вырубкам.

Да, снега еще выше колен, и только по краям оврагов уже обнажилась земля, вижу маленькие, словно бублики, проталины вокруг деревьев, и от этого кажется, что и не деревья это вовсе, а огромные комнатные растения стоят в горшках.

Вот и старые знакомцы, два муравейника, еще полностью покрытые снегом и от этого похожие на островерхие конусы шлемов древнерусских воинов. Ничего, скоро придет настоящее тепло и закипит жизнь, тысячи деловитых мурашей начнут свою бесконечную круговерть.

До моей вырубки еще около километра, далековато, но выручает лыжня, проложенная неугомонными ловцами здоровья; пока она ведет в сторону вырубки, и это здорово облегчает движение.

Вороны и сороки явно активизировались, и тут и там слышно веселое стрекотание сорок и не столь приятное уху карканье.

Вот и неугомонная, веселая круговерть сестричек синичек, они словно играют в свои лесные салочки и, приглашая друг друга к игре, ловко перепархивают между ветвями деревьев, наполняя лес весенними звуками и гомоном.

Иногда слышится пока еще немногочисленное, но отчетливое стрекотание дроздов-рябинников. Здорово! Прилетели уже разведчики, значит, если не нахлынут холода, то скоро ждать их массовый прилет. Замечал уже не раз, что у эти маленькие прекрасно знают, чего ожидать от погоды.

Главным признаком для меня, что весна близко, всегда были чайки. Как только появляются первые проталины и поверхности прудов днем начинают покрываться тонюсенькой пленочкой воды, появляются эти крикливые разбойницы.

Они редко когда ошибаются с прогнозом. И ведь вчера я уже слышал их гортанные, назойливые крики. Сегодня что-то молчат. Рано, конечно, еще... Но лес, безусловно, просыпается, весна уже начинает свой спринт, и ее первый зритель уже занимает свое место на трибуне.

Как же тяжело идти, лыжня повернула в сторону, и мне предстоит еще с полкилометра пройти по лесу. Помогают ночные заморозки, благодаря которым наст выдерживает тяжесть моего тела. Проваливаюсь ногами, но не часто, если бы шел по полю, то надо было бы брать с собой лыжи.

Вот уже виднеется, моя любимая родная вырубка. Сколько весенних апрельских вечеров отстоял я здесь, сколько дум передумал! Вырубка с каждым годом все больше зарастает березовым подростом, скоро будет чащоба мелятника, и придется искать новое место, а так жаль.

Место очень хорошее, находится в глубине леса, и сюда почти никто не ходит. Как они так рубили непонятно, наверное, у лесников была «пробная рубка», вот и образовался пустырек размером с полгектара.

Мало кто про него знает, а валюша тянет здесь прекрасно, и от дома недалеко, чудо, а не место.
Наконец дополз, вот здесь я обычно стою. Постою здесь и сейчас, послушаю. Обтаптываю вокруг себя небольшую площадочку и присаживаюсь на раскладной табуретик. Теперь надо разжечь крохотный костерок и вскипятить немного чайку.

Вместо воды зачерпываю солдатским котелком лесного снега, кладу в наломанные веточки таблетку сухого горючего, и веселый дымок сразу заволакивает меня, стелется понизу. В воде много лесного мусора, но от этого чай только душистее и приятнее. Сижу пью чай и слушаю, слушаю…

В километре отсюда есть небольшое лесное озерцо, окаймленное зыбкой трясиной, и его облюбовали чайки. Если мне не послышалось давеча, то они непременно должны проявить себя, ведь они постоянно мотаются от наших поселковых прудов на это озерцо.

Когда стоишь на тяге, то они сильно раздражают своими громкими непрерывными криками, летают над вырубкой без перерыва и орут, орут. Но сейчас тихо, и я бы был рад, если эта несносная птица крикнула бы мне: «Привет, старина! Ты уже здесь? Сидишь? И мы здесь!»

Тихо, ни звука вокруг. От поселка около километра, а кажется, что один на земле. Нет еще звуков весны, не слышен веселый гомон неунывающей ребятни, мелких пичужек и солидных на их фоне соек. Вот странно, пока шел по лесу, слышал и синичек, и дроздов, да и сороки стрекотали, а сейчас полная тишина.

…Все же дождался! Над вырубкой пролетает пара чаек, как всегда, переговариваются, но как же приятен их гортанный и резкий голос! Нет, не ошибся я вчера, мало их еще, но уже первые прилетели! Скоро начнется!

Неожиданно слышу приглушенные и такие знакомые желанные звуки. Они еще робкие и немногочисленные, часто прерываются и опять начинаются снова. «Бу, бу, бу…» На опушке леса справа от меня, в километре, тоже бормочут, наливаясь весенним азартом пара петушков. Да, это тетерева решили опробовать новую площадку и договориться о весенней дуэли.

Давайте, ребята, побалуйте меня своей песней! Я вас не потревожу! Не охочусь я весной на «любовь», пойте смело! Может быть, и пестренькая красавица где-то поблизости с вами сидит на веточке и лукаво наблюдает. Выбирает, кому отдать свое сердце. Может быть… А вот осенью берегитесь нас с барбосом, ребята, ох берегитесь!

На душе потеплело, идет весна, идет! Косачи проснулись, чаечки прилетели. Не ровен час и мой любимый валюша появится. Скорее бы!

Вокруг все стало как-то потихоньку сереть, как будто лес начали накрывать полупрозрачной материей, скоро опустятся сумерки, и если в ближайшие полчаса вальдшнеп не покажется, то и нет его пока, значит.

Да, я знаю, что нет его еще, снега много, нет больших проталин, и нечем ему еще кормиться в наших местах. Но так засиделся за зиму в четырех стенах, что хочется глотнуть свежего лесного воздуха, послушать лес и просто посидеть подумать.

Конечно, в тот вечер я не видел и не слышал ни одного вальдшнепа. Открою вам маленький секрет, это происходило в середине марта, и до открытия весенней охоты был еще почти месяц.

наверх