Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Куусамо, далекий и близкий

Куусамо, далекий и близкий

Михаил Никишатов
Время прочтения:

Первая встреча

На севере Финляндии лежит красивый городок Куусамо (Kuusamo), окруженный множеством родниковых озер, чистейшими горными речками и многовековыми лесами. Он воистину может считаться одним из прекраснейших мест на нашей планете, недаром именно здесь расположен национальный парк дикой природы Финляндии «Оуланка» (фин. Oulangan kansallispuisto). Тут настолько полно чувствуешь себя в единении с первозданной природой, словно время перенесло тебя к началу мирозданья. Разнообразие животного и растительного мира не подается описанию – лучше это всё один раз увидеть. Это райское место бережно охраняется государством и живущими здесь людьми. Что, конечно же, притягивает сюда тысячи туристов со всего мира. Это и любители дикой природы и экологического туризма, и приверженцы древнейшего человеческого промысла - рыбалки.

Последняя в Куусамо столь многообразна и увлекательна, что дает возможность насладиться всевозможными видами ловли, включая нахлыст, троллинг, спиннинг и поплавочную удочку. В чистой воде обитают кумжа, лосось, хариус, сиг, щука, судак, налим, язь и окунь. Кстати, туристы могут поучаствовать и в традиционном ловле ряпушки неводом.

Такого многообразия фауны, как здесь, пожалуй, не найдешь. Разнообразность водоемов и живущих в них рыб порой ставит приезжих рыболовов перед трудным вопросом выбора места и техники ловли. Я, не раз бывавший в этом рыболовном Эльдорадо, как правило, беру с собой огромный арсенал различных снастей. Правда, на практике мои рыболовные эксперименты и изобилие приманок не так уж и оправданы - в Куусамо есть свои, проверенные годами уловистые блесны.

Но при всем уважении к величию местных красот, я уверен, что этот городок не был бы так известен, если бы не здешняя компания по производству традиционных финских блесен – «Куусамон Уйстин» (Kuusamon Uistin Oy). И говоря о Куусамо, автоматически думаешь об одноименных блеснах. Это уже как местный синоним. В этом году легендарная компания отмечает свое пятидесятилетие. Мне так приятно чувствовать себя частичкой этой полувековой увлекательной истории.

В далеком 1993 году, будучи еще совсем юным предпринимателем, я отправился в далекую заснеженную Лапландию на встречу с малоизвестной тогда у нас финской компанией по производству оригинальных блесен. Эта встреча во многом определила мою судьбу и была началом многих дальнейших событий. В конце восьмидесятых годов на грани распада СССР первые приманки «Куусамо» попали в нашу страну путем товарного обмена на древесину. Конечно, это были крохи для голодных до хороших снастей российских рыболовов, но они послужили тогда началом формирования рыболовной культуры в нашей стране.

Бесспорно, были и у нас отечественные фавориты – скажем, легендарная блесна «Черноспинка». Но в «Куусамо» уже в те годы особое внимание уделялось не только форме и работе блесны, но и ее оригинальной окраске. Во многом это было обусловлено разнохарактерностью водоемов Финляндии. Здесь каждое озеро по-своему уникально. Еще с древних времен финские рыболовы знали секреты рыболовного успеха. Путем многолетних экспериментов они постигли непонятную многим из нас связь раскраски и формы блесны с природными факторами - цветом воды, окружающей природы, времени года и погодными условиями.

Где как не в Куусамо можно встретить такой спектр водных оттенков - от кристально чистого до темно-зеленого, разнообразие природного ландшафта и многочисленных обитателей водоемов. Десятилетиями накопленный опыт рыболовов в совокупности с развитием производства и современных технологий послужили базой развития промышленного производства рыболовных приманок. В прошлом столетии финны по праву считались грандами мировой рыболовной культуры и диктовали моду. «Рапала», «Нильс Мастер» и прочие известные бренды наряду с «Куусамо» внесли весомый вклад в создание современной рыболовной индустрии.

Тогда, в начале девяностых, многие у нас пытались копировать финские блесны, а оригиналы берегли как реликвии, сравнимые с антиквариатом. Признаться, правда, что и цена на финские блесны в те годы была запредельной. Слишком велика оказалась разница в благосостоянии граждан зарождающегося российского государства и наших финских соседей. И не удивительно, что финские туристы чувствовали себя тогда заморскими богачами всего-то с сотней-другой финских марок в кармане, путешествуя по Петербургу и его окрестностям.

Моё же предчувствие приближающегося рыболовного «Фул Хауса» не покидало меня ни на миг. Собрав небольшую стопочку купюр с изображением Яна Сибелиуса вкупе с янтарным панно, жостовским подносом и румяной матрешкой, купленными в магазине «Березка», я вместе со своим компаньоном отправился в далекое и неизвестное доселе Куусамо. И как дальновидны были слова моего тогдашнего компаньона Юрия Гайко, выложившего по тем временам приличную сумму общественных денег на эти сувениры, достойные разве что музея «Поля чудес» (я четко запомнил его фразу): «Это тебе, Миша, сторицей вернется». К слову, мои тогдашние сувениры до сих пор занимают почетное место в офисе финской компании.

Да, конечно, денег тогда было в обрез, но, отправляясь в неведомый дальний путь в заснеженную зимнюю Финляндию, мы всё же решили приобрести пару шипованных колёс на мой многострадальный «Форд Гранада». И правильно сделали - путь оказался гораздо сложнее предполагаемого: почти с тысячу километров, в том числе по разбитой как после бомбежки трассе Питер – Выборг, выложенной тогда из бетонных плит, и сменившему ее заснеженному и временами скользкому финскому лесному хайвею. (К слову, на сегодняшний момент реальный трафик до Куусамо сократился до 850 км.)

В Куусамо красивейшая природа
Пааво Корпуа на реке Оуланка
Олени здесь мирно пасутся вдоль дорог
Я на рыболовной выставке в 1993 г. в Санкт-Петербурге. Можно сказать, первая презентация «Куусамо» в России

Рекордно низкие температуры, шквальный ветер и снегопад сделали этот путь долгим и изнурительным. Да и моя шоферская практика оставляла желать лучшего. Да еще и эти две купленные накануне покрышки с шипами сыграли с нами роковую шутку: финские погранцы наотрез отказались впускать нас в Суоми. А всё потому, что местные законы не допускали использование разномастных колёс на автомобиле – или все они должны были быть шипованными, или обычными. В общем, «кайки лопу»... Что по-фински это значит «всё пропало» - я узнал от своего отца, промышлявшего мелкой фарцовкой в пятидесятые голодные годы.

Пааво Корпуа с первым воблером «Киткан Виисас» на первой фабрике в 1967 году

Он, к слову, даже собирался жениться на финке, но моя мама разрушила эти его грандиозные планы. А то был бы я сейчас Мики или Микели… Короче говоря, наш вояж оказался на грани фиаско. Но всё ж выход был найден. Каким-то образом - помнится, путем «залога» моего напарника - мне разрешили доехать до ближайшего финского шиномонтажа и докупить еще пару шипованных колёс. Граница в те годы была совсем необитаемой - не то, что сейчас, да и русские в Финляндии были наряду с пришельцами с далекой планеты. В то время пока мой напарник ожидал меня в комнате для арестантов на таможне, я в 6 утра пытался найти хоть какой-то выход из сложившейся ситуации на приграничной финской территории.

Ух, на всю жизнь запомню и эту поездку, и эту первую ночь за кордоном! После долгих поисков, по трекингу, начерченному финскими таможенниками на белом листе, я всё же нашел заветный автосервис. Тот скорее был похож на какой-то заброшенный сарай в забытом Богом месте из классических техасских вестернов. За оградой лежала кучка бэушных покрышек, дававших мне надежду в правильности определения дислокации. Спустя пару часов ожидания в заглушенном и заиндевевшем чреве моего «мустанга», я увидел появившегося хозяина «автосалона». Смотрел он на меня и мой замерзший пикап в полном недоумении.

Фабрика в начале 1970 года

Идентифицировав во мне гомо сапиенса с планеты Земля, он выдавил из себя весь русский словарный запас: «Рууски? Привет!» И для убедительности добавил по-фински: «Терве!» Языком жестов и с помощью моего «богатого» англо-финского лексикона (состоявшего на тот момент из пары сотен слов), я изо всех сил пытался объяснить свою проблему. А отчаявшись, просто указал на два летних колеса, красующихся на задней подвеске, и многократно, с отчаяньем во взоре, повторил «Help me!» И, о Боже, он наконец-то меня понял! Оглядев мои зимние раритеты, ушел в свой лабаз и вскоре вынес потертые шипованные покрышки с похожим протектором. И вот лучик надежды загорелся на горизонте. Мы вместе переобули мою колесницу - и я протянул своему спасителю последние 40 финских марок, которые предполагалось потратить на бензин.

Мой спаситель развел руками, улыбнулся и начертил на снегу «100». Но потом он стёр это – и, по-отцовски похлопав меня по плечу, сказал «Тервитуола!» (добро пожаловать!), отведя мою руку с деньгами в сторону. Так состоялся мой первый контакт с финном на сопредельной территории. Кто знает, что было бы, если не его помощь. Я не смог сдержать чувства благодарности и торжественно вручил ему одну из двух заныканных от финской таможни бутылок «Столичной». Не знаю, кто был рад больше, но первый контакт явно удался. Водку он принял в дар, не раздумывая, и пожав мне руку и улыбнувшись, что-то сказал на финском, помахав мне рукой напоследок.

После осмотра транспортного средства финский таможенник всё же сжалился и, несмотря на отличие протекторов приобретённых мной шипованных псевдоколёс, погрозив мне одним пальцем и покрутив другим у виска, открыл долгожданный занавес в другой, прямо-таки инопланетный мир. Более того, кто-то из таможенников дал нам карту Финляндии, сравнимую для нас в тот момент с картой Острова сокровищ. Изрядно измотанные этим «кастомс-брейком», мы отправились в путь.

Не было у нас в тот момент ни денег на остановку в дорожном мотеле, ни возможности где-то перекусить на заправке. Вся наша провизия состояла из десятка бутербродов, термоса с кофе, а в багажнике болталась резервная канистра с бензином. Наше желание оказаться в Куусамо было прямо-таки на грани безумия. Но, как известно, дорогу осилит идущий. Хотя все обстоятельства были против, мы упорно двигались к цели. Снежный буран, плохая видимость и гололед отдаляли стрелку часов от заветной цели. Юрий периодически предлагал отдохнуть мне на пассажирском кресле, и взять на себя управление ледяным лайнером. Но кто помнит те времена, тот поймет: доверить свою добытую кровью и потом машину другому было невозможным делом. Сжав зубы и собрав последние силы в кулак, я пёр вперед к намеченной цели, отсчитывая в уме оставшееся расстояние. А когда я увидел табличку «Kuusamo 180 кm», у меня открылось второе дыхание. Доедем, успокаивал я себя, поглядывая на стрелку уровня топлива в баке. (К слову, хочу предупредить путешественников: на севере Финляндии расстояние между заправками порой составляет сотню километров.)

Заветная канистра с российским петролем уже была пуста, а стрелка, равно как и мои силы (всё же сутки такого путешествия за рулем давали о себе знать), неумолимо подходили к нулю. Сотня до Куусамо – держись! Девяносто, восемьдесят – всё, больше нет сил. Растирание лица снегом и пощёчины самому себе уже не работали. В голове крутилась известная песня Криса Ри «Road to Hell» (Дорога в ад). Окончательно обессилев, я всё же доверил управление своему напарнику - и растекся как тесто в соседнем кресле. Но, не успев насладиться первыми кадрами долгожданного сна, после легкого толчка почувствовал ощущение полета - Юрий уснул за рулем! И мы через миг оказались в заснеженном кювете метрах в двадцати от дороги, едва не уткнувшись в заснеженные деревья. Повезло, что в этом месте деревья находилась в достаточном отдалении. А снежный буран тем временем усиливался. Высказав Юрию все известные фразы народного языка, я оставил его в машине и пошел искать какую-то помощь.

Фабрика Kuusamon Uistin Oy в наши дни
Король Швеции Карл XVI Густав тоже любит рыбалку
Заядлый рыболов, президент Финляндии Урхо Калева Кекконен у стенда «Куусамо»
Пааво Корпуа тестирует блесны на зимней рыбалке
Основатель «Куусамо» Пааво Корпуа в начале деятельности
Киммо Корпуа продолжает дело отца
Аннука Корпуа, жена Киммо, заведует магазином

Слава Богу, в паре километров находилась небольшое фермерское хозяйство. Уснувшие в сугробах дома напоминали кадры из знаменитой экранизации романа Стивена Кинга «Замерзшие». Но, уже имея практику общения с владельцем приграничного автосервиса, я уверенно постучался в заледеневшую дверь. Да и дымящаяся печная труба вселяла надежду. Ничего не понимающий заспанный финн вышел на улицу и как-то сразу врубился в мою ситуацию. Всё же мы ментально близки с финнами и хорошо понимаем друг друга. Многие слова, произносимые им на финском, мне были даже понятны. Я выслушал порцию нравоучений, но, вспомнив вчерашний день, понурил взгляд и опять выдавил» «Help me!» Финн сразу же оделся и показал мне рукой – подожди. Чего тут ждать? Волшебства, магии, чуда?

Менеджер по международным продажам Кирсти Калунки

Но каково же было моё удивление, когда я вскоре увидел его за рулем громадного трактора! Уверено и быстро он вытащил нас из этого кромешного ада. Наверное, наличие трактора - жизненная необходимость в здешних местах. Ведь за последние 200 километров мы не увидели ни одной встречной машины. Лишь изредка приходилось обливаться холодным потом при виде мирно спящих на дороге северных оленей. Протянув всё те же 40 финских марок, я опять получил отказ и услышал знакомое «Тервитуола!», сменившееся улыбкой благодарности при виде бутылки русской водки. Да, в те времена сурового сухого закона в Финляндии популярную во всём мире «Столичную» ценили не меньше, чем у нас в России Левайсовские джинсы 501-й модели. Честно скажу, финны тогда относились к нам дружелюбно и с братской любовью. И по сей день я имею очень много друзей в Финляндии. Преданных, верных, в любой момент готовых прийти на помощь.

В Куусамо нас тоже встретили тепло. Разместили в гостинице, отогрели и накормили. С ностальгией вспоминается та первая поездка, давшая начало многолетней дружбе и плодотворному сотрудничеству с компанией «Куусамо Уйстин». Конечно, отеческая доброта основателя компании Пааво Корпуа, который самостоятельно разработал почти все современные формы блесен «Куусамо», теплое отношение его сына Киммо, продолжающего дело отца, отзывчивость Кирсти Калунки, экспорт-менеджера, помогающей в любом вопросе, стали фундаментом многолетней дружбы и послужили популяризации блесен «Куусамо» в России. Сколько за эти 25 лет сотрудничества было сделано, сколько разработано новых блесен и оригинальных расцветок. Да плюс к тому напечатано полмиллиона различных каталогов «Куусамо» на русском языке - делается всё возможное для дальнейшего продвижения финских приманок. Компания «Куусамо» во многом зависит от российских продаж и уважает мнение наших рыболовов, продавая свою продукцию на отечественном рынке по специальным ценам максимально низкого уровня.

Kuusamon Uistin Oy на Efttex-2017 в Будапеште

Однако, отмотав ход событий назад, скажу, что наш первый заказ, который мы увезли из заснеженного Куусамо в 1993 году, уместился в двух картонных коробках. Свою первую поставку мы продавали целый год. Цена в те времена даже при объективном товарном дефиците была не по карману рыболовам - и вскоре мой компаньон потерял веру в успех этого безнадежного, на его взгляд, предприятия. Оставшись в гордом одиночестве, я около десяти лет с мечтой об увеличении дальнейших продаж приманок «Куусамо» всеми силами пытался донести эту продукцию до российского покупателя. Как тяжело это давалось. С какими уговорами я ставил на реализацию эти блесны в тогдашние магазины «Ленспорторга». Сколько упрёков было со стороны моих сотрудников относительно перспективы развития и продаж этих блесен. Но всё же первая, отчасти авантюрная поездка, а также теплое отношение фирмы «Куусамо» к России взяли своё.

Кстати, семья Корпуа имеет российские корни. Бабушка Киммо - родом из Карелии, да и до границы с Россией от Куусамо километров тридцать. Возможно, территориальная близость и долгая история соседства наших народов дает свои плоды и по сей день. Порой понимаешь всё с полуслова, даже не зная языка. Как в популярных диалогах персонажа актера Вилле Хаапасало с Кузьмичом в «Особенностях национальной рыбалки и охоты». Хочется верить, что эти вековые связи не разрушат никакие политические противостояния, санкции и прочие навязанные нам извне отношения. Это понимают и сами финны. Особенно сейчас, когда в том же Куусамо из-за сокращения потока туристов из России закрываются магазины, отели, а многие бизнесмены тяжело переживают экономический кризис. Но финны - упертые и терпеливые трудяги. Думаю, что в 1967 году, когда часовой мастер Пааво Корпуа и его компаньон Пааво Путила основывали компанию, было не легче. Знали ли они тогда, во что выльется их увлечение рыбалкой, вековой опыт, накопленный финскими рыболовами вкупе с современными технологиями производства и большим творческим упорством? Думаю, что нет. Но это уже совсем другая история.

(Продолжение следует)

комментировать
наверх