Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
The National Interest: Российские подводные силы медленно умирают?

The National Interest: Российские подводные силы медленно умирают?

Рябов Кирилл
Время прочтения:
Американское издание The National Interest традиционно уделяет большое внимание российским вооруженным силам и их развитию. Один из наиболее интересных материалов этого издания, опубликованных в последние дни, затрагивал тему развития подводного флота России. Судя по специфическому заголовку, американская пресса пришла далеко не к позитивным выводам.
10 ноября в рубриках The Buzz и Security была опубликована статья «Is Russia's Submarine Force Dying a Slow Death?» – «Российские подводные силы медленно умирают?». Автором этой публикации выступил Роберт Бекхасен, являющийся редактором портала War Is Boring. Следует отметить, что новая статья в The National Interest является исправленной и дополненной версией более старого материала в War Is Boring, увидевшего свет еще в начале августа. Тем не менее, как можно судить, материал, в целом, сохраняет свою актуальность.
Р. Бекхасен начинает свою статью с упоминания о событиях недавнего прошлого. В марте текущего года в северном портовом городе Северодвинске была спущена на воду новейшая атомная подводная лодка «Казань», построенная по проекту 885 «Ясень». Вероятно, эта субмарина, отличающаяся сокращенной шумностью, может считаться очередным доказательством в пользу высокого потенциала российского судостроения. Она показывает, что Кремль способен строить эффективные и смертоносные подводные лодки, в том числе вооруженные крылатыми ракетами.


Тем не менее, современное состояние российского подводного флота имеет свои особенности. Автор War Is Boring и The National Interest подсчитал, что к 2030 году большая часть атомных подлодок России, несущих торпеды и крылатые ракеты, успеет отметить свое тридцатилетие. Более того, возраст некоторых кораблей перевалит за 40 лет. Для сравнения Р. Бекхасен вспоминает самые старые из существующих американских субмарин. Так, лодки USS Dallas, USS Bremerton и USS Jacksonville остаются в строю в течение 36 лет. При этом в следующие три года их выведут из эксплуатации по причине морального и физического устаревания.
За время службы подводные лодки изнашиваются и расходуют свой ресурс. Прежде всего, подобные особенности эксплуатации связаны с коррозией корпуса. Другая серьезная проблема АПЛ заключается в коррозионных процессах, поражающих компоненты ядерных реакторов. Тем не менее, сведения на этот счет засекречены всеми военными флотами и, по понятным причинам, не публикуются.
Еще одной особенностью старых подлодок, как напоминает Р. Бекхасен, является специфический график службы. Со временем корабль начинает нуждаться в более длительном и сложном обслуживании, что приводит к увеличению промежутков между выходами на боевую службу. Автор напоминает, что даже по самым оптимистичным оценкам российский подводный флот может в любой момент вывести в море лишь половину своих лодок. Таким образом, группировка, состоящая преимущественно из сравнительно старых кораблей, должна иметь ограниченную оперативную готовность.
Кремль уже заказал и построил две многоцелевые атомные подлодки проекта 885 «Ясень». Субмарина «Северодвинск» была спущена на воду в 2010 году, первая серийная «Казань» – в 2017-м. Однако, как указывает Р. Бекхасен, две новые АПЛ не смогут стать полноценной заменой для кораблей, готовящихся к списанию. В будущем ВМФ России будет вынужден вывести из боевого состава и списать 11 подлодок проекта 971 «Щука-Б» / Akula-class, три корабля проектов 945 «Барракуда» и 945А «Кондор» (Sierra-class), а также четыре субмарины проекта 671РТМ(К) «Щука» / Victor III. Также со временем флот откажется от восьми подводных ракетоносцев проекта 949А «Антей» (Oscar II).
Автор также напоминает, что большинство подлодок проекта 971 «Щука-Б» поступило на службу в начале девяностых годов. Последний из кораблей этого типа, носящий имя «Гепард», эксплуатируется с 2000 года.
В качестве замены для торпедных и ракетных АПЛ рассматриваются корабли проекта 885 «Ясень». Этот проект, по данным автора, был создан в последние годы существования Советского Союза. Теперь же по нему планируется построить семь подлодок. Последняя из них должна будет войти в строй в 2023 году. Подобные планы выглядят весьма оптимистично, поскольку «Ясени» отличаются высокой стоимостью. Утверждается, что подобная АПЛ вдвое дороже современного ракетного подводного крейсера стратегического назначения.
Демонстрируя текущую ситуацию и ее перспективы, Р. Бекхасен цитирует публикацию известного российского блога BMPD, в одном из материалов которого приводились достаточно суровые оценки. Так, Россия намерена продолжать эксплуатацию старых подлодок в течение максимально возможного времени. При этом, если учесть риски роста трат, к 2030 году общая численность подводных сил военно-морского флота может сократиться вдвое в сравнении с нынешними показателями.
В этот же период, в указанном 2030 году, флот подводных носителей баллистических ракет стратегического назначения будет отличаться несколько лучшим состоянием. Лишь несколько стран в настоящее время располагают АПЛ с подобным вооружением на борту – это Россия, США, Индия, Китай, Франция, Великобритания и Северная Корея. На данный момент российский военно-морской флот имеет на вооружении 13 подводных крейсеров стратегического назначения. Из них три построены в последние годы по новейшему проекту 955 «Борей». Еще пять аналогичных лодок будут построены в обозримом будущем.
Ситуация со стратегическими подлодками в 2030 году должна выглядеть следующим образом. Трем кораблям проекта 667БДР (Delta III-class), шести лодкам проекта 667БДРМ (Delta IV) и одной проекта 941 (Typhoon) – если они будут оставаться в строю – будет, как минимум, по 40 лет. Впрочем, даже если Россия к этому времени откажется от всех этих кораблей и сделает ставку на новые «Бореи», она сможет сохранить за собой лидерские позиции. С точки зрения численности подлодок со стратегическими ракетами с Россией смогут конкурировать только США, Китай и, возможно, Индия.
Известно, что Россия может попытаться решить имеющиеся проблемы с численностью подводных лодок с торпедным вооружением и крылатыми ракетами при помощи новых проектов. Так, в настоящее время ведется разработка проекта унифицированных подводных лодок типа «Хаски». На базе общей «платформы» могут быть созданы субмарины разных классов, имеющие отличающиеся задачи.
По известным данным, проект «Хаски» может привести к строительству трех типов подлодок. Первая будет представлять собой атакующую АПЛ с торпедами, вторая станет носителем крылатых ракет, а основным оружием третьего проекта станут баллистические ракеты. Корабли с крылатыми ракетами представляют наибольший интерес для российского флота. Дело в том, что российская военно-морская доктрина в течение долгих лет предусматривала использование подлодок в качестве охотников на американские авианосные ударные группы, для чего им требовались крылатые ракеты с достаточной дальностью полета. Р. Бекхасен напоминает, что российские противокорабельные ракеты представляют большую опасность для кораблей вероятного противника.
Однако проект «Хаски» так же может столкнуться с проблемами. Даже по самым оптимистичным оценкам, к 2030 году военно-морской флот России сможет получить не более трех подобных кораблей. При этом для получения таких результатов строительство должно стартовать в самом начале следующего десятилетия. Кроме того, необходимо заказывать по одной лодке раз в два года, а строительство должно занимать не более четырех с половиной лет.
Атомные подводные лодки типа «Ясень» имеют возможность запуска крылатых ракет. Однако это не решает все актуальные вопросы. По результатам выполнения всех существующих планов, в обозримом будущем российский флот будет располагать лишь десятью новыми многоцелевыми АПЛ, вооруженными торпедами или крылатыми ракетами. Одновременно с этим в боевом составе будет оставаться около двух дюжин подлодок возрастом 30 или даже 40 лет, которые со временем закончат свою службу.
Также автор War Is Boring и The National Interest затронул тему развития неатомного подводного флота, хотя и не стал рассматривать эту сферу подробно. Р. Бекхасен считает, что состояние российской группировки дизель-электрических подводных лодок ничуть не лучше, чем в случае с атомным подводным флотом.
Автор указывает, что Россия располагает 17 дизель-электрическими подлодками проектов семейства Kilo (проекты 877 «Палтус» и 636 «Варшавянка»). Значительная часть подобных подводных охотников была передана в эксплуатацию до начала девяностых годов включительно. Одновременно с этим зарубежный специалист указывает, что новейшие подлодки проектов 636 «Варшавянка» и 677 «Лада» строятся и вводятся в эксплуатацию гораздо быстрее, чем более крупные и сложные атомные «Ясени».
***
В заголовок статьи в The National Interest был вынесен вопрос о медленной гибели российского подводного флота. Тем не менее, сама статья, несмотря на некоторый пессимистичный тон, все же дает отрицательный ответ на поставленный вопрос. Действительно, в обозримом будущем придется наблюдать тенденцию к постепенному сокращению численности российских подводных лодок. Однако и в таком случае подводные силы не умрут. Более того, они смогут сохранить требуемый потенциал.
Нельзя не вспомнить, что процессы сокращения численности – причем более выраженные, а также усугубленные рядом специфических факторов – наблюдались в последнее десятилетие прошлого века. Российский ВМФ по техническим и экономическим причинам был вынужден выводить из эксплуатации дизель-электрические и атомные подлодки разных классов и типов. Все это привело к самому серьезному уменьшению численности кораблей и соответствующему падению боевого потенциала флота. Строительство новых кораблей, так же затруднявшееся недостатком финансирования, не позволяло даже частично компенсировать потери.
В отличие от девяностых годов, сейчас российское военное ведомство имеет возможность своевременно осуществлять замену устаревающих кораблей. В последние годы ведется строительство новых подлодок сразу нескольких типов. На смену подводным «охотникам» старых типов приходят новые «Ясени», субмарины семейства 667БДР(М) со временем уступят место новым «Бореям». Развитие неатомного подводного флота продолжается, в первую очередь, за счет ДЭПЛ типа «Варшавянка». Кроме того, уже ведется разработка перспективных подлодок, которые в отдаленном будущем дополнят нынешние новейшие корабли.
Следует отметить, что выводы Роберта Бекхасена могут быть не вполне верными из-за некоторых ошибок или определенного лукавства. В частности, рассматривая ситуацию с дизель-электрическими подлодками, он допустил ошибку. Американский специалист указал, что ВМФ России имеет 17 лодок семейства «Кило». Однако в списках флота числится 21 подлодка проектов 877 и 636. Даже если учесть корабли, находящиеся на ремонте, количество «активных» лодок все равно не совпадает с указанным.
И все же нельзя не признать, что в обозримом будущем российский ВМФ столкнется с необходимостью списания части подводных лодок, отличающихся неприемлемо большим возрастом. Как показывает несложный подсчет, текущие программы строительства не смогут обеспечить равноценную по численности замену этой техники. Тем не менее, и в таком случае флот не останется без необходимых подводных кораблей, а также сохранит требуемый потенциал. На вопрос, заданный американским специалистом, можно отвечать с уверенностью: нет, российские подводные силы не умирают.

Статья «Is Russia's Submarine Force Dying a Slow Death?»:
http://nationalinterest.org/blog/the-buzz/russias-submarine-force-dying-slow-death-23141
комментировать
наверх