Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Самый разрушительный торпедный залп в истории

Самый разрушительный торпедный залп в истории

Олег Капцов
Время прочтения:

Лодка покачнулась от близкого взрыва, сбитые с ног люди попадали на ближайшую переборку. Прочный корпус выдержал и на этот раз: медленно, переваливаясь с борта на борт, лодка восстановила баланс, продолжая уходить в объятия океана.
«240 футов, 260 футов», — монотонно отсчитывал глубину вахтенный в центральном посту.

Очередной взрыв сотряс подводный корабль, едва не выплеснув из аккумуляторных ям едкий электролит. Лодка стремительно двигалась вниз. Дифферент на нос теперь достигал 15°, а перемещение по палубе напоминало восхождение на священную гору Фудзи.
Внизу под ними лежал подлинный оперативный простор — глубины в этой части океана достигали 9 километров. К сожалению, прочный корпус субмарины Отцу-Гата B1 был рассчитан на глубину погружения всего 330 футов.
Новое сближение с противником заставило всех подумать, что конец близок.
“Шум винтов, пеленг левый двадцать, интенсивность пять”.
Два эсминца прошли крест-накрест в ходе очередной попытки уничтожить невидимую I-19, но серии взрывов не последовало. Бомбы были сброшены где-то в стороне, очевидно, их сбрасывали просто наудачу.
Тусклый свет аварийного освещения выхватывал из полумрака потные, напряженные лица. Температура в отсеках достигла мучительной отметки, при минимальном содержании кислорода. Электрические вентиляторы без толку гоняли духоту по отсекам, но уставшие подводники словно не замечали жары. Схватка с эсминцами еще не закончилась: один точный удар, и сквозь лопнувшую обшивку откроется путь морской воде.
77-ая, 78-ая, 79-я… Теперь бомбы ложились так далеко, что стало понятно: противник окончательно утратил контакт с субмариной.
“Нам повезло в этот раз, — выдохнул коммандер Кинаси. — Я буду продолжать идти тем же курсом, в надежде, что враг будет продолжать бросать бомбы там, где нас нет”.
В это время его коллега, Нобуо Исикава, командир подлодки I-15, наблюдал за сражением в перископ, наверняка, сопровождая увиденное удивленными восклицаниями.
На горизонте полыхал авианосец “Уосп”. Но, японцы не успели заметить, что вдали разворачивалась новая трагедия.
На расстоянии 10-11 км от боевой группы АВ “Уосп” корчился подбитый эсминец “О’Брайен” с разрушенной носовой оконечностью.
Рядом с ним нелепо оседал носом линкор “Норт Кэролайн”, пораженный торпедой в левый борт (район 45-46 шп.), в шести метрах под ватерлинией.
Получив сообщение о нападении, в Перл-Харборе схватились за голову.
Боевые повреждения
О том, что именно случилось с “Уоспом”, на кораблях охранения догадались не сразу. Возникшее над палубой задымление было поначалу воспринято за несчастный случай (возгорание самолета на палубе — неприятное, но частое явление). Попаданий торпед никто не видел. Здоровенный корабль, длиною почти в четверть километра, заслонил своим корпусом султаны брызг, взметнувшиеся от взрывов по правому борту.
За борт упали несколько самолетов. Стелился дым. Радиосвязь по-прежнему бездействовала, пока сквозь треск помех не прорвалось сообщение: “торпеды… курсом ноль-восемь-ноль”.
“Уосп” оказался обречен сразу: попадания торпед пришлись в район топливных цистерн и хранилищ боезапаса. Взрывная волна с такой силой подбросила стоявшие на палубе самолеты, что у них разрушились шасси. Находившаяся в ангаре авиатехника была сорвана со своих мест и повалена друг на друга; в считанные минуты ангарная и полетная палубы превратились в огненный шторм. Следом сдетонировал боезапас зенитных орудий правого борта, изрешетив осколками носовую часть корабля.
Спустя еще несколько минут крен увеличится до 15 градусов на ПБ. Вытекающий из пробоин авиабензин растекался по волнам горящим ковром. В это время командир “Уоспа” еще делал попытки спасти авианосец, развернув его по ветру, так, чтобы жар и языки пламени стелились вдоль борта, в сторону носовой части. Но тщетно.

Спустя 34 минуты после торпедной атаки был дан приказ оставить горящий корабль. Последним в 16:00 авианосец покинул кэптен Шерман, убедившись, что на борту не осталось выживших.
Жертвами огня стали 193 члена экипажа “Уоспа”, ранения получили свыше 300 моряков.
Из 26 находившихся в воздухе самолетов 25-ти удалось совершить посадку на идущий поблизости “Хорнет”. Однако большая часть авиакрыла “Уоспа” (45 единиц) погибла вместе с авианосцем.
Раненных подобрали корабли. Эскадра уходила курсом на запад.
Получив скорбный приказ, эсминец “Лэффи” нанес “удар милосердия”, впустив по авианосцу пять торпед (из которых две не взорвались). Однако, смерть пришла к “Уоспу” не сразу. Полыхающая коробка продрейфовала до заката, шипя раскаленным металлом и постепенно оседая в воде.
Спустя 4 минуты после торпедирования “Уоспа” свою порцию японского гнева получил эскадренный миноносец “О’Брайен”. Взрыв разрушил носовую оконечность, но, к счастью для янки, все члены экипажа остались невредимы.
Самый разрушительный торпедный залп в истории

момент попадания торпеды в USS O'Brien (DD-415), на заднем плане горит USS Wasp (CV-7)

Эсминец сохранил ход и мог держаться на плаву. На следующий день он прибыл на Вануату, где был произведен экстренный ремонт. 10 октября получивший первую помощь “О’Брайен” выдвинулся на капитальный ремонт в Сан-Франциско. Однако спустя неделю выяснилось, что его рана смертельна.
Взрыв торпеды необратимо повредил силовой набор. На очередном этапе трансокеанского перехода, эсминец развалился на части и затонул, успев пройти с момента атаки почти 3000 морских миль.
Легче всех перенес нападение линкор “Норт Кэролайн”, 45 тысяч тонн стали и огня. 400 кг японской взрывчатки были для него, как слону дробина.
Пять человек погибло, 20 получили ранения, в борту открылась пробоина длиной около 9,8 и высотой в 5,5 метра, четыре переборки системы ПТЗ оказались пробиты. Взрыв также привел к пожару в перегрузочном отделении башни №1, но быстрое затопление носовых погребов позволило избежать катастрофы. Но эти повреждения никак не сказались на способности линкора сохранить свое место в строю и поддерживать эскадренную скорость <25 уз.>. Первоначальный крен в 5,5° усилиями аварийных партий был быстро исправлен в течение 6 минут.

“Норт Кэролайн” сохранил боеспособность, а полученные повреждения и потери оказались действительно невелики на фоне масштабов линкора. Однако, сам факт торпедирования одного из сильнейших кораблей (и единственного быстроходного линкора на Тихом океане) был до крайности неприятен для американцев.

Первоначальный осмотр и исправление повреждений были выполнены на атоле Тонгатабу с помощью плавмастерской “Вестал”. Следующей остановкой был Перл-Харбора, где линкор прошел полноценный ремонт с установкой дополнительного зенитного вооружения, в период с 30 сентября по 17 ноября 1942 г.
Мистика морских сражений
Разрушительная атака I-19 стала одной из неразгаданных тайн океана. У исследователей возникли сомнениями насчет повреждения единственным торпедным залпом трёх кораблей.
Как могли сойтись пути у авианосца, линкора и подлодки?
В тот день, 15 сентября 1942 года, “Уосп” и “Хорнет“ в охранении линкора "Норт Каролина", 7 крейсеров и 13 эсминцев, обеспечивали прикрытие конвоя из шести транспортов, перевозивших подразделения морской пехоты на Гуадалканал. Каждый авианосец был прикрыт собственным ордером сил охранения. Боевые группы шли параллельным курсом, в пределах видимости друг друга. Линкор и эсминец “О’Брайен” входили в состав соединения авианосца “Хорнет”.

В момент атаки подлодка I-19 находилалсь внутри ордера охранения “Уоспа” на дистанции 900 метров от цели. Три из шести выпущенных торпед поразили авианосец, остальные ушли в направлении боевой группы “Хорнета”.
Торпедам предстояло пройти до встречи с линкором и эсминцем не менее 10-11 км.
Неясностей добавляют разночтения в донесениях американских кораблей: имеющиеся несовпадения по времени, различия в указанных курсах торпед свидетельствуют о присутствии двух (и даже трёх) японских подлодок.
Свидетели на мостике “Уоспа” также заметили следы только четырех торпед (что, впрочем, противоречит японской тактике и здравому смыслу — такую важную цель, как авианосец, следовало атаковать полным, шеститорпедным залпом).
Со стороны японцев допрашивать некого: все участники этих событий погибли в ходе боевых действий на Тихом океане. I-15 была потоплена через месяц у Соломоновых островов. I-19 погибла со всем экипажем через год, в ноябре 1943 г. Архивы Императорского флота оказались сильно повреждены пожарами в результате американских бомбардировок.
Несомненно одно: обе подлодки, I-15 и I-19, находились в тот день в районе гибели авианосца “Уосп”. При этом, доклад о выходе в торпедную атаку 15.09.1942 сделала только одна субмарина — I-19. Её напарница лишь засвидетельствовала успех, немедленно сообщив в штаб о гибели американского авианосца.
Разумеется, ни одна, ни другая подлодки не видели, и не могли знать, что жертвами атаки стали сразу три боевых корабля.
Несмотря на столь невероятные совпадения, большинство источников склоняются к традиционной точке зрения: авианосец, линор и эсминец стали жертвой торпедного залпа I-19.

История не сохранила ни одной фотографии крейсерской подводной лодки I-19

С технической точки зрения, на вооружении японского флота имелись торпеды “тип 95 мод. 1”, способные пройти 12 км при скорости 45 уз. Что было достаточно для атаки двух, находящихся на расстоянии, боевых групп.
Разночтения в донесениях американских кораблей могут быть объяснены суматохой в момент торпедной атаки. Следы торпед были замечены в последний момент, когда корабли совершали резкий маневр уклонения — отсюда, сложности в определении точного курса и направления с которого были выпущены торпеды. Расхождения по времени (одна-две минуты на некоторых кораблях) также объясняются естественным напряжением боя.
Попадание оставшихся торпед в эсминец и линкор — редкая случайность, которой способствовал многочисленный состав американской эскадры.
С точки зрения самих подводников, любая случайность неслучайна. Благодаря своим боевым качествам подводные корабли способны совершать подвиги, проникая внутрь защищенных периметров, сквозь ордера охранения и расстреливая цели в упор. Поэтому больше интереса в этой истории вызывает сам выход в атаку I-19, которая осталась незамеченной ни боевыми кораблями, ни находящимися в воздухе десятками самолетов. При этом янки прекрасно знали о наличии подводной угрозы: всего за две недели до описываемых событий, японская подлодка торпедировала в этом районе авианосец “Саратога”.
Зарылся в волну перископ,
Отправлены к цели торпеды.
Противник уходит на дно.
У лодки есть все для победы…
комментировать
наверх