Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
РФ против НАТО. Роль авианосцев в ядерном конфликте

РФ против НАТО. Роль авианосцев в ядерном конфликте

Андрей из Челябинска
Время прочтения:


Недавно на ВО появилась чрезвычайно интересная статья – «Дорогой Хрущева или насколько опасны для России будут американские авианосцы». Выводы сводились к тому, что с учетом современных систем обнаружения и при наличии новейших крылатых ракет РФ имеет возможность надежно защитить свои берега от посягательств АУГ. Выскажем иную точку зрения по данному вопросу.

Следует признать, что конфликт между США и РФ крайне маловероятен, и если уж дойдет до военных действий, то скорее всего это будет конфликт между РФ и НАТО. Такой военный конфликт может протекать в двух формах – ядерной или безъядерной.


К сожалению, «в интернетах» постоянно приходится сталкиваться с репликами на тему «На нас нападут, а мы – весь мир в труху!» Увы… Ни российского, ни американского арсенала уже давно не хватает на то, чтобы превратить в труху этот самый мир. Вот, например, согласно данным Госдепа США о ходе выполнения СНВ-3 от 1 января 2016 г., на вооружении США находится 762 развёрнутых носителя ядерных боезарядов, у России — 526. Число боеголовок на развёрнутых носителях у США — 1538, у России — 1648. Но это – только на развернутых. По другим данным, в 1915 г у США – 1642 развернутых и 912 законсервированных боеголовок; у России – 1643 и 911 соответственно. Грубо говоря, и мы. и американцы способны нанести единомоментный удар, используя примерно 1500-1600 боеголовок (по другим данным, США слабее – порядка 1400 боеголовок) и… что это означает? Увы, для РФ – ничего хорошего.

Наша страна имеет примерно 1100 городов. Конечно, на уничтожение некоторых из них одной стандартной 100 Кт боевой части будет мало, но тем не менее. Что же касается США, то у них насчитывается порядка 19 000 городов. И поразить их все, ударив 1600 боеголовками, совершенно невозможно. Да и к тому же… не будет их 1600. Никогда не бывает так, что абсолютно все ракеты стартуют штатно – какой-то процент отказов все же будет. Возможно, не все ракетные подводные крейсера стратегического назначения смогут нанести удар – кто-то может погибнуть раньше, чем успеет отстреляться. Что-то отразит ПРО США, не то, чтобы автор всерьез верил в способность отражать удары баллистических ракет, но вот сколько-то крылатых ракет, запущенных со стратегических ракетоносцев, «победить» вполне могут. Вряд ли даже все это вместе взятое отберет большой процент, но все же следует понимать – какая-то часть наших БЧ все-таки до врага не долетит.

При взрыве боевой части мегатонного класса, в 10 километрах от эпицентра погибнет не более 5% находящегося там населения. Правда, еще 45% должны получить травмы различного уровня тяжести, но это только в том случае, если удар обрушится на ничего не подозревающих горожан. А вот если они будут готовы и предпримут хотя бы самые простые меры защиты, то потери будут значительно, если даже не кратно, снижены. А у нас далеко не все из 1600 боеголовок – мегатонного класса, есть и в 10 раз слабее, и таких много.

Радиоактивное заражение? Стоит отметить, что японцы после ядерных взрывов в Хиросиме и Нагасаки приступили к восстановлению и заселению этих городов спустя какие-то два-три года. Да, конечно, последствия были – например, аномально высокий уровень лейкемии (превышающий норму как минимум вдвое) но все же заражение не угрожало гибелью расположившемуся в самом его центре социуму. Японцы оценивают масштабы заражения окружающей среды в Чернобыле как минимум в 100 раз превосходящие последствия взрыва бомбы над Хиросимой. А еще следует учитывать, что термоядерные боеприпасы, при определенных условиях, дают не слишком существенное заражение окружающей среды.

Ядерная зима? В США, СССР, Франции, Великобритании и Китае в общей сложности проведено не менее 2060 испытаний атомных и термоядерных зарядов, в том числе в атмосфере – 501 испытание. Нельзя сказать, что мир этого совершенно не заметил, но никаких последствий, хоть сколько-то приближенных к роковым, не наступило.

Иными словами, израсходовав весь свой развернутый сегодня стратегический ядерный потенциал, мы не то, чтобы мир – мы даже США в труху не смелем. Нанесем страшнейшие потери, уничтожим значительное количество городского населения – да. Ликвидируем большую часть промышленного потенциала – безусловно. Отбросим по развитию в район центральноафриканских стран – возможно, хотя даже это уже не факт.

«Весь мир в труху» - это из времен СССР. Когда у нас были не 2550-2600 боеголовок, а 46 000 (СОРОК ШЕСТЬ ТЫСЯЧ) – вот тогда – да, мы действительно могли «засеять» ими территорию США, да и, вероятно, всей Европы если не до полного уничтожения всякой разумной жизни, то очень близко к этому. Сейчас – увы, такой силой мы не располагаем. У нас давно уже нет возможностей СССР одной лишь термоядерной мощью стереть с земли США, Европу и военный потенциал НАТО вместе взятые.



В то же время мы сами, если американцы изберут приоритетной целью наши города, окажемся в крайне тяжелом положении. Подавляющая часть городского населения погибнет. В сущности, вряд ли наши потери превысят американские, но нужно понимать, что и городов, и населения у них значительно больше, чем у нас, и равные по размерам потери они перенесут значительно легче, чем мы. В США живет свыше 326 млн. человек, это в 2,22 раза больше, чем в РФ. Но имея примерный паритет в боеголовках, мы не можем рассчитывать нанести американцам в 2,22 раза больший ущерб.

Мы можем нанести удар, от которого разом умрут десятки миллионов американцев, и еще столько же – впоследствии, от травм, болезней, заражения и в результате разрушения инфраструктуры их страны. И мы сами, получив «полномасштабный ответ», вовсе не вымрем до последнего человека. Мы просто останемся на пепелище некогда великой страны перед лицом консолидированной и не тронутой ядерным огнем Европы. Это не в наших интересах, поэтому какое-то количество ядерного оружия наверняка будет потрачено на поражение военных целей на европейском континенте. А это, опять же, ослабляет наш удар по территории США.

Но… Если наше положение в ядерном конфликте заведомо хуже, чем у США, то это отнюдь не означает, что у США все хорошо. Все дело в том, что США по всей видимости также не имеют возможности одним только применением ЯО уничтожить и человеческий, и промышленный, и военный потенциал РФ.

Крылатые ракеты не слишком-то хорошо справляются с выведением из строя современных аэродромов. А если тратить на них ядерные боеприпасы, то… ну да, мы не РСФСР с его примерно 1450 гражданскими аэродромами. Их у нас осталось порядка 230, а после сердюковских реформ из 245 военных осталось в эксплуатации всего 70, но… Но это уже 300 аэродромов, которые для своего уничтожения потребуют, как минимум, 300 боеголовок. А сколько их на самом деле? Может ли получиться так, что коварные русские тихой сапой восстановили часть ранее заброшенных аэродромов? А может, не слишком-то они и заброшены? Может, только законсервированы? И ждут своего часа? Может так, а может и эдак, а как проверить наверняка? ЦРУ? Нет, тут полазить по инстаграммам и «вконтакте» совсем недостаточно, Джен Псаки тоже не справится, тут работать надо, а Джеймсы Бонды остались в кинолентах 20-го века…

А места дислокации сухопутных войск? Их ведь тоже нужно выводить из игры. Ну как русские, которым уже так и так терять нечего, возьмут, да и махнут на экскурсию до Ла Манша? Кто их будет останавливать? Бундесвер? Помилуйте, это в 1985 году был Бундесвер с большой буквы «Б», в составе 12 дивизий, включая 6 танковых, 4 мотопехотных, одной горнопехотной и одной – воздушно-десантной. При том что численность в мирное время составляла 75% штатной, а по штату в танковой дивизии состояло тогда аж 24 тысячи человек (т.е. по факту – это танковый корпус). И еще имелись территориальные войска «хайматшутц» в количестве 12 бригад и 15 полков, которые, хоть и были скадрованы и имели численность в мирное время не свыше 10% штатной, но зато на складах их дожидался полный комплект тяжелого вооружения. Бундесвер располагал 7 тыс. танков, 8,9 тыс. БМП и БТР, 4,6 тыс. орудий, минометов и РСЗО, с воздуха их поддерживала тысяча самолетов… А сейчас – что? Три дивизии, и на всех – аж 244 танка, из которых 95 боеспособны, 44 – на модернизации, 7 – на сертификации (что бы это ни значило) а 89 – «условно вышедшие из строя» и не могут в него вернуться по отсутствию запчастей.



Сухопутные войска Российской Федерации — это, конечно, тоже далеко не СССР, но….

Кроме того, у нашей армии есть небольшая такая колода козырей в рукаве, которая называется «тактическое ядерное вооружение» (ТЯО). Современная бригада РФ в наступлении – это неприятно само по себе, но когда эта бригада в любой момент может долбануть боеприпасом, килотонн эдак в пять, да не одним… Но ведь, если уж совсем терять нечего, собственно армейские подразделения могут «подпереть» росгвардейцы. С собственными БТР, артиллерией и вертолетами. Их бы, по-хорошему, тоже до начала конфликта как-то исключить из системы уравнений. А командные пункты? Объекты ПВО и ПРО? А система разведки, все эти загоризонтные РЛС и прочая? Военно-морские базы? Места хранения тактического и стратегического ядерного оружия, ведь у нас не все оно развернуто и США вовсе нежелательно, чтобы оно пошло в ход? Складские запасы обычных вооружений, чтобы нечем был вооружать резервистов? А транспортные узлы и развязки?

И опять же – нужно помнить, что не все боеголовки США достигнут территории нашей страны. Для американских ракет действуют те же законы, что и для наших – сколько-то не стартует, сколько-то не долетит по техническим причинам, сколько-то перехватят российские системы ПРО. И ведь для американских генералов плохо даже не это, а другое - что для поражения наиболее важных целей количество атакующих БЧ придется дублировать, что влечет за собой повышенный расход ЯО.

Если истратить ядерное оружие на все это, то на уничтожение промышленного потенциала РФ останется не так уж и много. А если направить удар на уничтожение городов и производств, то РФ сможет сохранить изрядный военный потенциал.

Конечно, как мы уже говорили ранее, ядерный арсенал США отнюдь не исчерпывается «оружием первого удара». У американцев есть и неразвернутое ядерное оружие, и ТЯО (в основном – в форме свободнопадающих бомб). И, к примеру, они вполне могут, направив удар стратегических сил на поражение стационарных целей, «додавливать» наши вооруженные силы неразвернутыми БЧ и ТЯО. Но для этого им самим необходимо будет сохранить определенный военный потенциал у наших границ.

Иными словами, даже США и НАТО не смогут обойтись одним только ядерным оружием, чтобы полностью сокрушить Российскую Федерацию. Им понадобится также и массовое применение обычных вооружений – речь идет об авиации, крылатых ракетах, им понадобятся сухопутные войска и все остальное, что обычно используется в войнах «конвенциональным» оружием.

Ядерная война в нынешних условиях – это отнюдь не конец всего сущего, и она совершенно не исключает дальнейших боевых действий уже обычным вооружением.

И тогда возникает вопрос. А какую роль в ядерной войне могут сыграть американские авианосцы?



По здравому размышлению – колоссальную. Дело в том, что у стратегических ядерных боеприпасов есть одна особенность – они предназначены для стационарных целей с известными координатами. Ушедшие в море авианосцы они поразить не могут. Ну вот и представим себе ситуацию: мир замер на грани ядерной войны. Американцы выводят в море свои авианосцы – не все десять, конечно, потому что часть их кораблей будет находиться в ремонте и в случае быстро разгоревшегося конфликта их попросту не успеют поставить в строй. Допустим, из десяти американских авианосцев в море могут выйти только шесть. Но эти шесть авианосцев доверху заставлены самолетами – атомный авианосец вполне в состоянии утащить и 90 самолетов, и даже больше. Разумеется, воевать он при этом не сможет, превратившись, по сути, в авиатранспорт, ну так больше от него ничего и не требуется.

Авианосцы выходят в океан… и теряются в его просторах.

А затем происходит Армагеддон. И мы, и США используем ядерные арсеналы на полную катушку. Мы в более уязвимом положении, но допустим, что у нас все получилось. И мы нанесли удар не только по территории США, но и сумели накрыть ядерным ударом основные военные цели в Европе. В том числе и авиабазы противника до того, как располагавшиеся там самолеты успели рассредоточиться.

Что в результате? Военные машины РФ и НАТО понесли тяжелейший урон. Значительная часть и нашего, и натовского военного потенциала сгорела в атомном пламени. И в этот момент из морской дымки выплывают те самые шесть атомных авианосцев США. Имея пятьсот сорок самолетов на борту.

Да ладно бы – только самолетов. Не секрет, что самолеты требуют обслуживания, самые непритязательные из современных машин «просят» 25 человеко-часов технических работ на каждый час полета. Это – специальные инструменты, подготовленные люди и т.д., но все это на американских авианосцах есть. А вот в Европе, чьи военные базы подверглись ядерным ударам, ничего этого может уже и не быть.

Множество авторов писали, пишут и будут писать о том, что военный потенциал американских авианосцев не слишком-то велик на фоне мощи ВВС западных стран. И это, безусловно, так. Но они совершенно не учитывают того, что в полномасштабном ядерном конфликте потенциалы ВВС понесут тяжелейший ущерб, а вот авианосная авиация может быть сохранена. У нас нет ни разведывательных средств, способных оперативно выявить вражеские авианосцы на просторах мирового океана, ни оружия, способного уничтожить их там. Идеи о том, что «мы их увидим через Google Maps и шарахнем «Сатаной»», прекрасны, если не учитывать, что корректировка полета баллистических ракет производится при помощи астрокоррекции. И для того, чтобы произвести смену координат удара, необходимо просчитать и прописать эталонные положения звезд, чтобы ракета могла ориентироваться по ним в полете, а это – совсем непростое и, самое главное, небыстрое дело, которое полностью исключает возможность атаки движущихся целей. Понятно также, что никто не будет засеивать боеголовками мегатонного класса сотни квадратных километров морского пространства, надеясь поразить район примерного нахождения вражеского авианосца. Уже хотя бы потому, что в случае Армагеддона Российская Федерация и так столкнется с тем, что количество целей, которые необходимо поразить, в разы превышает количество имеющихся в наличии стратегических боеголовок.

Возможно, накопи Российская Федерация достаточно неядерного высокоточного оружия, и использовав в Армагеддоне ТЯО на всю катушку, мы сможем нейтрализовать значительную часть военного потенциала НАТО в Европе. Но вывести из строя европейскую (и тем более – американскую) аэродромную сеть нам точно не по силам. В одной только Германии насчитывается 318 аэродромов с твердым покрытием. У турок – 91, Франция – 294, а всего в Европе их 1882. В Соединенных Штатах их 5 054.

Безусловно, одним из основных объектов ядерных ударов станут города-порты, с тем, чтобы воспрепятствовать переброске чего бы то ни было из США в Европу. Но США вполне по силам рассредоточить и сохранить основную массу транспортной авиации на собственной территории, и тогда…

Тогда по прибытии авианосцев к европейским берегам их самолеты перелетят на уцелевшие после Армагеддона аэродромы. Снабжение топливом и боеприпасами может быть осуществлено как из европейских запасов, так и из Метрополии, т.е. с территории США посредством транспортной авиации. Ремонт и обслуживание будут производиться непосредственно на авианосцах, расположившихся где-нибудь подальше от боевых действий.



Да, при описанном «раскладе» авианосцы США вообще не вступят в бой ни с каким противником. Они будут играть роль авиатранспортов на первом этапе конфликта, и авиамастерских – на последующих его этапах. Но вот полтысячи боевых самолетов, способных вести боевые действия уже ПОСЛЕ Армагеддона, вероятнее всего окажутся ультимативным аргументом в противостоянии РФ и НАТО. С огромной долей вероятности, защититься от этой угрозы нам будет нечем. Тем более, что как уже было сказано выше, значительная часть американского ТЯО представляет свободнопадающие авиабомбы.

Безусловно, описанный выше способ использования авианосцев совершенно утилитарен и предельно далек от всякой героики. И да, кто-то может рассмеяться: «Могучие властелины морей в роли плавмастерской?!». Но главное в войне – это не красивые позы, а победа, и, при определенных условиях, авианосцы в условиях современного полномасштабного ракетно-ядерного конфликта, вполне способны ее дать.

Но есть и еще один нюанс.

Возможно, ядерное возмездие Российской Федерации и не отбросит США в каменный век, но экономические потери "гегемона" будут столь велики, что о статусе сверхдержавы придется забыть очень надолго, если вообще не навсегда. Экономическая мощь США будет подорвана. Но если американцы при этом сохранят военно-морской потенциал, позволяющий им безусловно контролировать морские перевозки (и, соответственно, внешнюю торговлю мира, так как 80% ее грузооборота как раз идет по морю) то возможность удержаться в своем ранге у них останется, пусть не за счет экономической, а за счет военной силы.

Или кто-то считает, что такой подход для США аморален и неприемлем?

Продолжение следует…
комментировать
наверх