Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Попытка Иоанна и флот Петра. История в день рождения ВМФ России

Попытка Иоанна и флот Петра. История в день рождения ВМФ России

Володин Алексей
Время прочтения:

У российского Военно-морского флота в календаре праздников есть две основные по своей важности даты. Это последнее воскресенье июля – День ВМФ РФ, и это сегодняшняя дата. 30 октября российский военно-морской флот отмечает свой День рождения – исторический факт создания военного флота в стране. Событие, о котором идёт речь, произошло в 1696 году. Именно тогда Боярская Дума (тогдашний совещательный орган при государе) одобрила решение о создании нового для страны боеспособного формирования. Формирования, которое в итоге не просто обеспечит безопасность государства с моря и превосходство над, как бы сейчас сказали, реальным и потенциальным противником, но и сделает Россию империей.
Несмотря на то, что официальной датой рождения Военно-морского флота России считается именно 30 октября 1696 года, нельзя говорить о том, что до этого никаких намёков на флот в России не существовало. Историческая наука говорит о том, что попытки создания военного флота принимались и при Рюриковичах. В частности, вполне можно отнести к вехам по формированию военного флота события эпохи царя Ивана IV Грозного, когда выход Государства Российского на Балтийские берега в районе Нарвы стал диктовать необходимость защищать эти земли не только с суши, но и с моря. Причём защищать в том и числе и русскую торговлю, которая стала активно развиваться на Северо-западе (на Балтике) именно с выходом к морским маршрутам в 1558 году.
Соседи России, по понятным причинам, были далеко не в восторге от того, что растущее как в восточном, так и в западной направлении государство во главе с Иваном IV получает возможность наполнять казну с помощью средств, добытых от торговых отношений с тогдашними крупными морскими державами.

И соседи решили ввести против России «санкции». Вполне себе настоящие санкции. На Балтике в конце 50-х – 60-х годах XVI столетия стало обычным делом появление каперских судов, капитаны которых фактически от правительств Европы получали охранные грамоты на возможность наносить ущерб российской торговле по морю любой ценой. Фактически речь идёт о пиратских флотилиях, которые грабили (или сначала грабили, а потом и топили) большинство торговых судов (тех, которые «можно было» грабить), идущих в сторону России. Особенно усердствовало Королевство Польское, которое в 1569 году «интегрировалось» с соседней Литвой, образовав государство, именуемой Речью Посполитой. Помимо Польши атаками судов, идущих к Нарве, активно занималась и Швеция.
По оценкам историков, до 80% товарооборота на Балтике, относящегося к торгово-экономической деятельности России в упомянутый период, сама Россия теряла. Теряла именно «благодаря» соседям с их пиратскими «санкциями».
Какое решение в такой ситуации принимается в Москве? Решение, по сути, единственно возможное для сохранения выхода к морю на Северо-западе. Понимание принятых мер даёт охранная грамота царя Ивана IV от марта 1570 года:
…силой врагов взять, а корабли их огнём и мечом сыскать, зацеплять и истреблять согласно нашего величества грамоты… А нашим воеводам и приказным людям того атамана Карстена Роде и его скиперов, товарищей и помощников в наших пристанищах на море и на земле в береженье и в чести держать, запасу или что им надобно, как торг подымет, продать и не обидеть.

Итак, Иван IV объявляет о подготовке, выражаясь языком современным, к контрсанкциям. И основная часть ответственности для решения этого вопроса возлагается на упомянутого Карстена Роде – немца, являвшегося подданным датской короны. По большому счёту, Роде сам был пиратом, однако после 1570 года он становится человеком государевым на Балтике. Основная его задача, о чём свидетельствует приведённый выше текст охранной грамоты, состоит в формировании силы, способной противостоять «силе врагов». Это вполне можно считать шагом по созданию защитного флота шага, сделанного тогдашним главой Государства Российского.
Договор с Роде предполагал захват вражеских кораблей так, что каждый третий корабль должен был поставляться в Нарву фактически для формирования русской флотилии на Балтике.
Первым судном, которое было атаковано кораблём Карстена Роде, являлся шведский буер, который был гружен солью и сельдью. Атака была успешной – «контрсанкции» заработали. Груз был продан там же, где он и стал добычей Роде – на острове Борнхольм. В течение недели Роде осуществил захват и военного корабля. Это был шведский флейт. За пару месяцев - уже более десятка судов.
Команда Карстена Роде росла. Её основой со временем стали архангельские поморы, которые тоже знали толк в морском деле. Кроме того, к команде были приписаны стрельцы и пушкари так называемого Пушкарского приказа. Сформированная эскадра первоначально базировалась в Нарве и Ивангороде. Затем, после разрастания за счёт «обретённых» кораблей, её части стали базироваться также на Борнхольме и даже в Копенгагене. Причиной того, что Копенгаген оказался в числе баз российской Балтийской флотилии, являлось то, что датский монарх являлся на тот момент одним из главных союзников России в Европе. Это короли Ольденбургской династии, в числе которых был монарх Фредерик II.
На флотилию Карстена Рода на Балтике была объявлена фактически настоящая охота. Главные «охотники» - шведские и польские корабли. Но военную карьеру Роде на службе Дании и России прекратили не шведы и не поляки. Закатилась она из-за решения упомянутого Фредерика II, который, проведя экономические расчёты, пришёл к выводу, что содержание флотилии в союзе с Россией обходится казне дорого, а деятельность самой флотилии стала приносить все меньше прибыли. Добавило эффекта и то, что у Фредерика потеплели (если в данной ситуации можно применить такой термин) отношения со Швецией. В итоге Роде был снят с флотилии и помещён в датскую тюрьму уже как пират.
После этого в Европе стали говорить о том, что датский монарх Фредерик II «ведёт беспощадную войну с пиратством, что наносит удар по поощрению пиратства русским царём». Тот факт, что пиратство в тогдашнем его виде поддерживалось вполне официально буквально всеми морскими державами, озвучивать было не принято. Как не принято было озвучивать и то, что нападать на торговый флот, ведущий контакты с Россией, начали именно те, кто вдруг возрадовался по поводу «очищений восточной Балтики от флотилии Роде». Что-то это напоминает из дня сегодняшнего... В общем, наша «вечная дружба» с Европой.
Интересный фрагмент письма Ивана IV Фредерику II от 1576 года (письма, которое осталось без ответа):
Лет пять или более послали мы на море Карстена Роде на кораблях с воинскими людьми для разбойников, которые разбивали из Гданска на море наших гостей. И тот Карстен Роде на море тех разбойников громил… 22 корабля поимал, да и приехал к Борнгольму, и тут его съехали свейского короля люди. И те корабли, которые он поймал, да и наши корабли у него поймали, а цена тем кораблям и товару пятьсот тысяч ефимков. И тот Карстен Роде, надеясь на наше с Фредериком согласие, от свейских людей убежал в Копногов. И Фредерик-король велел его, поймав, посадить в тюрьму. И мы тому весьма поудивилися…

Такая история, которая могла бы закончиться тем фактом, что Военно-морской флот был создан именно царём Иоанном Грозным. Однако ж не случилось.

Государем, который создал русский Военно-морской флот, станет, как известно Пётр I Романов. Именно с его эпохи флот и отсчитывает официально свои исторические шаги, дойдя до дня сегодняшнего как одна из основных составляющих по защите рубежей Отечества.
комментировать
наверх