Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Полигоны Австралии (ч. 2)

Полигоны Австралии (ч. 2)

Время прочтения:
Ещё до ликвидации полигона в Эму Фильд британцы обратились к правительству Австралии с просьбой о выделении новой площадки для строительства нового опытного поля, предназначенного для тестирования ядерных зарядов и их компонентов. При этом, исходя из опыта, полученного в ходе испытаний на островах Монте-Белло и на площадке Эму Фильд, большое внимание было уделено размещению персонала, удобству доставки грузов и материалов на полигон, а также развертыванию лабораторно-исследовательской базы. Немаловажную роль играли удалённость от густозаселённых районов, климатические факторы и направление розы ветров (это должно было свести к минимуму воздействие радиации на население).
Строительство нового масштабного ядерного полигона в местечке Маралинга, находящегося приблизительно в 180 км к югу от Эму Фильд, началось в мае 1955 года. Эта местность ввиду тяжелых климатических условий была заселена очень слабо, но вдоль южного побережья Австралии, через пустынные земли в сторону Аделаиды, крупнейшего города Южной Австралии, имелось несколько хороших дорог. От поселения Маралинга до берега Большого Австралийского залива было около 150 км, и часть оборудования и материалов при необходимости можно было выгрузить на берегу и доставить на полигон автотранспортом.

После переселения аборигенов в окрестностях Маралинга началось масштабное строительство. Как и в Эму Фильд, здесь первым делом возвели капитальную взлетно-посадочную полосу длиной 2,4 км. До середины 80-х годов это была самая длинная взлётно-посадочная полоса в Южной Австралии. Бетонное покрытие ВПП в Маралинге до сих пор находится в хорошем состоянии и способно принимать самые тяжелые самолёты. Основное опытное поле для ядерных испытаний находилось приблизительно в 25 км северней аэродрома.

Cпутниковый снимок Gооgle Earth: аэродром и жилой посёлок в Маралинге

В 4 км к западу от аэродрома был построен посёлок с капитальными зданиями, где проживало более 3000 человек. С самого начала большое внимание уделялось бытовым условиям и досугу персонала, обслуживавшего полигон.
Полигоны Австралии (ч. 2)

Жилой посёлок, построенный в Маралинге в 1956 году

После того как удалось перевести из временных палаток основную часть рабочих, в посёлке появился свой стадион и открытый бассейн. Что для ядерного полигона, находящегося на краю пустыни, было большой роскошью.

Развалины бассейна в заброшенном жилом посёлке на полигоне Маралинга

Хотя в середине 1950-х в Великобритании формально имелись собственные атомные бомбы, британские военные не были уверены в их практической эффективности и надёжности. В отличие от США и СССР англичане не имели возможности испытать их с реальных носителей, испытательные взрывы осуществлялись стационарно: под водой или на металлических башнях. В связи с этим испытательный цикл из четырёх взрывов, известный как операция «Буффало», был посвящён тестированию атомных бомб, принятых на вооружение.

Cпутниковый снимок Gооgle Earth: опытное поле полигона Маралинга

Первый ядерный взрыв опалил пустыню на полигоне Маралинга 27 сентября 1956 года. Прототип свободнопадающей атомной бомбы, которая в рамках британского «радужного кода» именовалась «Рыжая борода», был взорван на металлической башне. Само испытание получило кодовое обозначение «Одинокое дерево». Мощность взрыва по уточнённым данным составила 12,9 кт. Радиоактивное облако, образовавшееся в результате взрыва, поднялось на высоту более 11000 м. Повышение радиоактивного фона помимо юга Австралии было зафиксировано в восточных и северо-восточных районах.

Ядерный взрыв, произведённый в Маралинге 27 сентября 1956 года

По сравнению с первой британской атомной бомбой «Голубой Дунай», испытанный 27 сентября прототип бомбы «Рыжая борода» конструктивно был гораздо более совершенным. Улучшенная система энергоснабжения, инициализации и предохранения позволила избавиться от не слишком надёжных свинцовых аккумуляторов, используемых в «Голубом Дунае». Вместо громоздких барометрических датчиков применён радиовысотомер, в качестве дублирующего использовался контактный взрыватель. Имплозивное ядро было смешанным и состояло из Плутония-239 и Урана-235. Заряд такого типа считался более безопасным и позволял рациональней использовать расщепляющиеся материалы. Бомба длиной 3,66 м весила – около 800 кг. Существовало две серийных модификации бомбы: Мк.1 – мощностью 15 кт и Мк.2 – мощностью 25 кт.

Ядерная авиационная бомба «Рыжая борода» на тележке

Пятикратное снижение массы по сравнению с первой британской атомной бомбой «Голубой Дунай», позволило использовать «Рыжую бороду» с тактических носителей. Испытания, проведённые 27 сентября, подтвердили работоспособность конструкции, но доводка и дополнительное тестирование бомбы продолжались до 1961 года.
К середине 1950-х стало ясно, что ставка руководства США на «ядерный шантаж» СССР не сработала. Советский Союз приступил к созданию ракетно-ядерного потенциала, что во многом обесценивало американское превосходство в дальних бомбардировщиках и ядерных бомбах. Кроме того, в случае масштабного конфликта Советская Армия имела реальные шансы разгромить силы НАТО в Европе. В связи с этим, сначала американцы, а затем и британцы озаботились созданием ядерных фугасов, которые должны были превентивно закладываться на пути движения советских танковых клиньев.
Для оценки эффективности ядерного фугаса и разрушений на местности, производимых при небольшом заглублении заряда, 4 октября 1956 года в Маралинге был произведен взрыв мощностью 1,4 кт, получивший кодовое обозначение «Марко».

Подготовка ядерного заряда для испытания «Марко»

В качестве прототипа ядерного фугаса была использована «начинка» атомной бомбы «Голубой Дунай», которая выпускалась в двух вариантах: 12 и 40 кт. При этом мощность заряда по сравнению с 12 кт модификацией снизили примерно в 10 раз, но взрыв получился очень «грязным». После взрыва устройства, заглублённого примерно на 1 м и обложенного бетонными блоками, образовался кратер диаметром около 40 м и глубиной 11 м.

Через 40 минут после взрыва к дымящемуся кратеру выдвинулись дозиметристы на танках, обложенных свинцовыми листами. В радиусе от 460 до 1200 м была установлена различная военная техника. Несмотря на очень высокий уровень радиации, через несколько часов после ядерного испытания началась эвакуация уцелевшей техники и её дезактивация.

Cпутниковый снимок Gооgle Earth: место ядерного испытания «Марко»

Образовавшийся после взрыва кратер в 1967 году был засыпан вместе с собранными в округе радиоактивными обломками. На месте захоронения установили металлическую табличку с предупреждающей об опасности радиации надписью.

Тем не менее, радиоактивный фон в непосредственной близости от места наземного испытания до сих пор сильно отличается от естественного значения. По всей видимости, это связанно с тем, что коэффициент деления плутониево-уранового заряда был очень низким и делящиеся материалы контактировали с грунтом.

Очередной «ядерный гриб» поднялся над опытным полем Маралинга 11 октября 1956 года. В рамках испытания «Кайт» атомная бомба «Голубой Дунай» была сброшена с бомбардировщика Vickers Valiant B.1. Это был первый реальный тестовый сброс британской атомной бомбы с самолёта-носителя.

Сброс атомной бомбы «Голубой Дунай» Mk.1 с бомбардировщика Vickers Valiant B.1. на полигоне Маралинга
Как и в случае с испытанием «Марко» британцы не рискнули из соображений безопасности испытывать бомбу «Голубой Дунай» мощностью 40 кт и энерговыделение заряда было уменьшено до 3 кт. В отличие от наземного взрыва меньшей мощности, ядерное испытание «Кайт» не вызвало большого радиационного заражения местности в окрестностях полигона. Облако, образовавшееся после взрыва, поднялось на большую высоту и было снесено ветром в северо-западном направлении.

Мишень на опытном поле полигона Маралинга, подготовленная для испытания «Кайт»
«Горячие» испытания ядерного оружия продолжились 22 октября 1956 года. На металлической башне высотой 34 м в ходе испытания под кодовым обозначением «Отрыв» была взорвана тактическая атомная бомба «Рыжая борода» Мк.1. При этом мощность заряда с 15 кт была уменьшена до 10 кт.

Огненное облако ядерного взрыва «Отрыв»

Испытание «Отрыв» стало последним в серии взрывов программы «Буффало», целью которой являлась практическая отработка атомных бомб, предшествовавшая их массовому принятию на вооружение. Следующий цикл из трёх ядерных испытаний с кодовым обозначением «Оленьи рога» предназначался для тестирования новых боеголовок и «ядерных зажигалок», служащих для инициации термоядерной реакции.
14 сентября 1957 года было проведено испытание, известное как «Таджи». Заряд с тротиловым эквивалентом 0,9 кт был подорван на металлической башне. По всей видимости, в ходе данного эксперимента отрабатывалась возможность создания миниатюрной атомной боеголовки, предназначенной для использования в переносных ранцевых минах и в артиллерийских снарядах. Однако испытание было признано неудачным. В качестве «индикатора» для оценки потока нейтронов, образовавшихся при детонации имплозивного плутониевого ядра применялись кобальтовые гранулы. Впоследствии критики британской ядерной программы на основании этого факта заявляли о разработке «кобальтовой бомбы», которая предназначена для длительного радиационного заражения местности.
25 сентября 1957 года в рамках испытания «Биак» тестировалась боеголовка «Индиго Молот», предназначенная для использования на зенитных ракетах Bloodhound и в термоядерных боеголовках в качестве первичного источника реакции. Заряд мощностью 6 кт традиционно взорвали на металлической башне.
Последнее «горячее испытание», известное как «Таранаки», стало самым мощным в Маралинге. Ядерное взрывное устройство имплозивного типа, созданное на основе плутониевого-уранового ядра, разрабатывалось для инициации термоядерной реакции в боеголовках мегатонного класса.

Заряд мощностью 27 кт подвесили под привязным аэростатом и взорвали на высоте 300 м. Хотя по энерговыделению он превзошел все ядерные взрывы, произведённые на полигоне Маралинга до этого, радиационное заражение от испытания «Таранаки» оказалось относительно не большим. Через несколько месяцев, когда распались короткоживущие радиоактивные изотопы, испытательную площадку сочли пригодной для проведения тестов, предназначенных для обеспечения безопасности ядерных боеголовок.
Активная работа полигона Маралинга продолжалась до 1963 года. Вспышки ядерных взрывов здесь больше не опаляли пустыню, но на опытном поле продолжались эксперименты с радиоактивными материалами. Так, до 1962 года было проведено 321 испытание, известные под общим названием «Таймс». В серии экспериментов велось изучение Плутония-239 при взрывном сжатии. Такие тесты были необходимы для отработки оптимальной конструкции ядерных зарядов и устройств подрыва. Целью 94 тестов, известных как «Котята», была разработка нейтронного инициатора, который при подрыве ядерного заряда должен был резко увеличить выход нейтронов, что в свою очередь должно было повысить долю делящегося материала, вступившего в цепную реакцию. В рамках операции «Крыса» в период с 1956 по 1962 год специалисты исследовали особенности поведения Урана-235 при инициализации цепной реакции. В ходе исследовательской программы «Лисица» изучалось поведение компонентов атомных бомб в условиях типичных для авиакатастрофы. Для этого имитаторы серийных и перспективных авиационных ядерных боеприпасов, содержащих недостаточное для возникновения цепной реакции количество делящегося материала, но в остальном полностью воспроизводящие реальные изделия, подвергались ударным нагрузкам и помещались на несколько часов в горящий керосин. В общей сложности на полигоне было произведено около 600 экспериментов с радиоактивными веществами. В ходе этих опытов в окружающую среду попали сотни килограмм Урана-235, Урана-238, Плутония-239, Полония-210, Актиния-227 и Бериллия.

Испытательная площадка «Таранаки», где захоронены наиболее опасные радиоактивные отходы
Только на площадке, использовавшейся для испытания «Таранаки», в ходе тестов «Лисица» было рассеяно 22 кг плутония. В результате чего местность оказалась заражена во много раз больше, чем после ядерного взрыва. Так как в результате ветровой эрозии существовала реальная угроза распространения радиации на другие районы, власти Австралии потребовали убрать опасность. Первая попытка ликвидировать последствия испытаний, известная как «Операция Брамби», была предпринята англичанами в 1967 году. Тогда удалось собрать наиболее фонящие обломки и закопать их в кратере, образовавшемся после взрыва «Марко».

Cпутниковый снимок Gооgle Earth: место проведения испытательного взрыва «Таранаки», ставшее впоследствии ядерным могильником. На снимке хорошо видно, что на участках, примыкающих к району захоронения, снята верхняя часть почвы
Около 830 тонн загрязненного материала, в том числе 20 килограмм плутония, были захоронены в 21 котловане на испытательной площадке «Таранаки». Вокруг наиболее радиоактивных участков местности появились сетчатые заборы с предупреждающими знаками. Также предпринимались попытки снять почву в местах, наиболее загрязнённых плутонием, но из-за сложных условий, высокого радиационного фона и необходимости крупных финансовых вложений работы полностью завершить не получилось.

В середине 1980-х австралийцы провели обследования полигона и прилегающих к нему территорий. Выяснилось, что масштабы радиационного загрязнения гораздо больше, чем это считалось ранее и этот район не пригоден для проживания. В 1996 году правительство Австралии выделило $108 млн. на проект по очистке ядерного полигона Маралинга. Часть наиболее опасных отходов, ранее захороненных в обычных ямах, выкопали и перезахоронили в бетонированных колодцах, герметизированных массивными стальными крышками. Для того, чтобы не допустить распространения радиоактивной пыли, на полигоне установили специальную электрическую печь, в которой радиоактивную почву, снятую с поверхности, сплавляли со стеклом. Это позволило зарыть радиоактивные материалы в неизолированных котлованах. В общей сложности было переработано и захоронено в 11 ямах более 350000 м³ грунта, мусора и обломков. Официально основная часть работ по дезактивации и рекультивации была завершена в 2000 году.
В Австралии, на испытательных площадках Монте-Белло, Эму Фильд и Маралинга всего взорвано 12 ядерных зарядов. Хотя мощность взрывов была относительно небольшой, после большинства атомных испытаний, на значительном удалении от полигонов фиксировалось резкое повышение радиоактивного фона. Характерной чертой британских ядерных испытаний было широкое участие в них крупных контингентов войск. В тестировании ядерных зарядов задействовалось около 16 000 австралийских гражданских лиц и военнослужащих и 22000 британских военнослужащих.

Невольными «подопытными кроликами» стали австралийские аборигены. Британские и австралийские власти долгое время отрицали связь между ядерными испытаниями и высокой смертностью среди аборигенов, но исследования показали, что в костных тканях местных жителей, кочевавших в районах, прилегающих к полигону, высоко содержание радиоактивного Стронция-90. В середине 1990-х году правительство Австралии всё же признало негативное воздействие радиации на здоровье аборигенов и заключило с племенем Тжарутжа соглашение о выплате компенсации в размере $13,5 млн.

Вывеска на въезде на территорию бывшего ядерного полигона

В 2009 году землю, на которой размещался полигон, официально передали первоначальным владельцам. С 2014 года территория бывшего ядерного полигона Маралинга, за исключением ядерных могильников, открыта для свободного посещения всеми желающими.

Туристы рядом с памятной стелой, установленной в эпицентре взрыва «Таранаки»

В настоящее время владельцы земли, где располагался полигон, активно рекламируют «ядерный туризм». Туристы прибывают в основном на небольших частных самолётах. Для размещения посетителей используются отреставрированные здания в жилом посёлке и вновь построенные кемпинги. Здесь имеется музей, рассказывающий об истории полигона, и строится новая гостиница. На вершине холма установлена водонапорная башня.

Спёкшийся песок на месте ядерного испытания

Во время посещения опытного поля, где непосредственно проводились испытания, туристам не рекомендуется самостоятельно собирать сувениры. В качестве сувенирной продукции за небольшие деньги предлагаются кусочки «атомного стекла» — спёкшегося под воздействием высокой температуры песка. За прошедшие с момента испытаний годы он перестал быть радиоактивным и опасности не представляет.
Окончание следует…
По материалам:
http://www.nuclear-weapons.info/
https://www.thisdayinaviation.com/tag/maralinga-test-range/
https://www.crisstylephoto.com/monte-bello-emu-field-and-maralinga-test-sites.html
http://www.australiaforeveryone.com.au/maralinga.html
http://www.tafir.com.au/AtomicTests/BritishNuclearTesting.shtml
http://nuclearweaponarchive.org/Uk/UKTesting.html
https://www.montebello.com.au/nuclear-testing/
https://www.reddit.com/r/australia/comments/1kf5e6/nuclear_testing_at_maralinga_south_australia/
https://www.ctbto.org/nuclear-testing/the-effects-of-nuclear-testing/the-united-kingdomsnuclear-testing-programme/
http://www.toursa.com.au/listing/see-a-do-eyre-peninsula/maralinga-tours/
наверх