Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 4

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 4

Андрей из Челябинска
Время прочтения:
В прошлой статье мы детально рассмотрели технические характеристики крейсеров проекта «Инвинсибл», а сейчас разберемся, как они проявили себя в бою, и подведем наконец итоги данного цикла.
Первое сражение, у Фолклендов, с германской эскадрой Максимилиана фон Шпее, достаточно подробно описано в многочисленных источниках, и мы не будем сегодня подробно останавливаться на нем (тем более что в планах автора настоящей статьи присутствует идея сделать цикл по истории рейдерства эскадры фон Шпее), но отметим некоторые нюансы.
Как ни странно, но, несмотря на преимущество в калибре орудий, ни «Инвинсибл», ни «Инфлексибл» не имели преимущества в дальности стрельбы над германскими крейсерами. Как мы уже говорили, дальность стрельбы 305-мм артиллерии первых британских линейных крейсеров составляла порядка 80,7 кабельтовых. В то же время германские башенные установки 210-мм орудий имели примерно на 10% больше – 88 кабельтовых. Правда, казематные 210-мм пушки «Шарнхорста» и «Гнейзенау» имели меньший угол возвышения и могли стрелять только на 67 кабельтовых.

Поэтому, при всем неравенстве сил, бой все же не стал «игрой в одни ворота». Об этом говорит уже тот факт, что британский командующий Стэрди посчитал себя вынужденным разорвать дистанцию и выйти за пределы досягаемости германских орудий всего спустя 19 минут после того, как «Шарнхорст» и «Гнейзенау» открыли огонь по британским линейным крейсерам. Конечно же, он потом вернулся…
В целом же в ходе боя германских броненосных и английских линейных крейсеров выяснилось следующее.
Во-первых, англичанам плохо удавалась стрельба на дистанциях, близких к предельной. В первый час «Инфлексибл» израсходовал 150 снарядов на дистанции 70-80 кабельтовых, из которых не менее 4, но вряд ли больше 6-8 было выпущено по замыкавшему германскую колонну легкому крейсеру «Лейпциг», а остальные – по «Гнейзенау». При этом, по мнению англичан, было достигнуто 3 попадания в «Гнейзенау» — так это или нет, судить трудно, поскольку в бою часто видишь то, что хочется, а не то, что происходит на самом деле. С другой стороны, старший артиллерийских офицер «Инфелксибла», коммандер Вернер, вел детальные записи попаданий в «Гнейзенау», а затем, уже после боя, опрашивал спасенных офицеров с «Гнейзенау». Но следует понимать, что и этот метод не гарантировал сколько-то полной достоверности, поскольку германские офицеры, принимая смертный бой, испытывали сильнейший стресс, а ведь они еще должны были исполнять свои должностные обязанности. Вести при этом хронометраж результативности британской стрельбы, они, конечно же, не могли. Предположив, что в этот период боя англичанам удалось все же добиться 2-3 попаданий в «Гнейзенау» при расходе по нему 142-146 снарядов имеем процент попаданий, равный 1,37-2,11, и это, в общем, едва ли не в идеальных условиях стрельбы.
Во-вторых, мы вынуждены констатировать отвратительное качество британских снарядов. По мнению англичан, они добились 29 попаданий в «Гнейзенау» и 35-40 попаданий в «Шарнхорст». В Ютландском сражении (согласно данным Пузыревского) для уничтожения «Дифенса» понадобилось 7 попаданий крупнокалиберных снарядов, «Блэк Принса» — 15, а «Уорриор», получив 15 305-мм и 6 150-мм снарядов в конце концов погиб тоже, хотя команда боролась за крейсер еще 13 часов. Также стоит отметить, что броненосные крейсера типа «Шарнхорст» имели бронезащиту, даже несколько более слабую, чем линейные крейсера типа «Инвинсибл», а ведь ни на один британский линейный крейсер, погибший в Ютланде, немцы не расходовали столько снарядов, как на корабли эскадры фон Шпее. И, наконец, можно вспомнить Цусиму. Хотя количество попаданий в русские корабли 12-дюймовых японских «чемоданов» и неизвестно, но японцы израсходовали в том сражении 446 305-мм снаряд, и даже если предположить рекордные 20% попаданий, то и тогда их общее количество не превосходит 90 – но на всю эскадру, при том что броненосцы типа «Бородино» были защищены броней куда лучше германских броненосных крейсеров.
Судя по всему, причина низкой эффективности британских снарядов заключалась в их начинке. По штату мирного времени «Инвинсиблам» полагалось по 80 снарядов на 305-мм орудие, из которых было 24 бронебойных, 40 полубронебойных и 16 фугасных, причем лиддитом снаряжались только фугасные снаряды, а остальные – черным порохом. В военное время количество снарядов на орудие увеличивалось до 110, но пропорция между типами снарядов сохранялась прежняя. Из общего количества 1 174 снаряда, которое англичане израсходовали по германским кораблям, фугасных было только 200 (39 снарядов с «Инвинсибла» и 161 – с «Инфлексибла»). При этом всякий флот стремился применять фугасные снаряды с максимальной дистанции, откуда не рассчитывали пробить брони, а по мере сближения переходили на бронебойные, и можно предположить (хотя точно это неизвестно), что англичане израсходовали свои фугасы в первой фазе боя, когда точность их попаданий оставляла желать лучшего, а основную массу попаданий дали снаряды, снаряженные черным порохом.
В-третьих, в очередной раз выяснилось, что боевой корабль представляет собой сплав оборонительных и наступательных качеств, грамотное сочетание которых позволяет ему (или не позволяет) успешно решать поставленные задачи. Немцы в своем последнем бою стреляли очень точно, добившись 22 (или, по другим данным, 23) попаданий в «Инвинсибл» и 3 попаданий в «Инфлексибл» — это, конечно, меньше, чем у англичан, но, в отличие от британцев немцы этот бой проиграли, и невозможно требовать от избитых в хлам германских кораблей результативности почти не пострадавших английких. Из 22 попаданий в «Инвинсибл» 12 было сделано снарядами 210-мм, еще 6 – 150-мм, еще в 4 (или пяти) случаях калибр снарядов определить не удалось. При этом 11 снарядов поразили палубу, 4 – бортовую броню, 3 – небронированный борт, 2 попали ниже ватерлинии, один угодил в лобовую плиту 305-мм башни (башня осталась в строю) и еще один снаряд перебил одну из трех «ног» британской мачты. Тем не менее повреждений, сколько-то угрожающих боеспособности корабля, «Инвинсибл» не получил. Таким образом, линейные крейсера типа «Инвинсибл» продемонстрировали способность достаточно эффективно уничтожать броненосные крейсера старого типа, нанося им решающие повреждения своими 305-мм снарядами на дистанциях, с которых артиллерия последних не была опасна для линейных крейсеров.
Сражения при Доггер-банке и в Гельголандской бухте ничего не добавляет к боевым качествам первых линейных крейсеров англичан. При Доггер-банке сражался «Индомитебл»

Но ему не удалось проявить себя. Оказалось, что скорость в 25,5 узлов уже недостаточна для полноценного участия в операциях линейных крейсеров, поэтому в бою и он и второй «двенадцатидюймовый» линейный крейсер «Нью-Зиленд» отставали от главных сил адмирала Битти. Соответственно, никакого вреда новейшим линейным крейсерам немцев «Индомитебл» не причинил, а только поучаствовал в расстреле подбитого 343-мм снарядами «Блюхера». Который еще и умудрился ответить одним 210-мм снарядом, не причинившем английскому крейсеру какого-то ущерба (рикошет). В бою в Гельголандской бухет участвовал «Инвинсибл», но в тот раз британские линейные крейсера не встретились с равноценным противником.
Иное дело – Ютландское сражение.
Все три корабля этого типа приняли участие в этой битве, в составе 3-ей эскадры линейных крейсеров под командованием контр-адмирала О. Худа, который командовал вверенными ему силами с умением и доблестью.
Получив приказ соединиться с крейсерами Дэвида Битти, О. Худ повел свою эскадру вперед. Первыми ему попались легкие крейсера 2-ой разведгруппы, и в 17.50 с расстояния 49 кабельтовых «Инвинсибл» и «Инфлексибл» открыли огонь и нанесли тяжелые повреждения «Висбадену» и «Пиллау». Легкие крейсера отвернули, для того, чтобы дать им уйти немцы бросили в атаку миноносцы. В 18.05 О. Худ отвернул, потому что при очень плохой видимости подобная атака действительно имела шансы на успех. Тем не менее, «Инвинсибл» сумел повредить «Висбаден» так, что последний потерял ход, что, впоследствии, предопределило его гибель.
Затем, в 18.10 на 3-ей эскадре линейных крейсеров обнаружили корабли Д. Битти и в 18.21 О. Худ вывел свои корабли в авангард, заняв позицию впереди флагманского «Лайона». А в 18.20 обнаружились германские линейные крейсера, и 3-я эскадра линейных крейсеров открыла огонь по «Лютцову» и «Дерфлингеру».
Тут нужно сделать небольшое отступление – дело в том, что уже в ходе войны британский флот перевооружился на снаряды, начиненные лиддитом и тот же «Инвинсибл», по штату, должен был бы нести 33 бронебойных, 38 полубронебойных и 39 фугасных снарядов, а к середине 1916 г (но непонятно, успели ли до Ютланда) был установлен новый боекомплект из 44 бронебойных, 33 полубронебойных и 33 фугасных снарядов на орудие. Тем не менее, по воспоминаниям немцев (да вот того же Хаазе) англичане использовали в Ютланде также и снаряды, начиненные черным порохом, то есть можно предположить, что не все английские корабли получили лиддитные снаряды, и чем именно стреляла 3-я эскадра линейных крейсеров автор настоящей статьи не знает.
Но с другой стороны, немцы отмечали, что британские снаряды как правило не имели бронебойных качеств, поскольку взрывались либо в момент пробития брони, либо сразу после пробоя бронеплиты, не углубляясь в корпус. При этом сила разрыва снарядов была достаточно велика, и они проделывали большие дыры в бортах германских кораблей. Однако, поскольку они не проходили внутрь корпуса, их воздействие было не настолько опасным, каковое могли бы дать классические бронебойные снаряды.
В то же время, что такое лиддит? Это тринитрофенол, то самое вещество, которое в России и Франции называли мелинитом, а в Японии – шимозой. Эта взрывчатка весьма восприимчива к физическому воздействию и вполне могла самостоятельно детонировать в момент пробоя брони, даже если взрыватель бронебойного снаряда был выставлен на соответствующую задержку. В силу этих причин лиддит не выглядит хорошим решением для оснащения им бронебойных снарядов, и потому, чем бы ни стреляла 3-я эскадра линейных крейсеров в Ютланде, хороших бронебойных снарядов среди ее боеприпасов не было.
А вот будь они у британцев – и финальный счет Ютландской битвы мог бы оказаться несколько иным. Дело в том, что, вступив в бой с германскими линейными крейсерами на дистанции не более 54 кабельтовых англичане быстро сократили ее и в какой-то момент находились от немцев не далее 35 кабельтовых, хотя потом дистанции возросли. На самом деле вопрос с дистанциями в этом эпизоде сражения остается открытым, так как англичане его начали (по мнению англичан) на 42-54 кабельтовых, затем (по мнению немцев) расстояния сократились до 30-40 кабельтовых, но впоследствии, когда немцы увидели «Инвинсибл» он находился от них на 49 кабельтовых. Можно предположить, что никакого сближения и не было, но быть может оно все же и было. Дело в том, что О. Худ занял превосходную позицию относительно немецких кораблей – в связи с тем, что видимость в сторону англичан была значительно хуже, чем в сторону немцев, он хорошо видел «Лютцов» и «Дерфлингер», а они его – нет. Поэтому нельзя исключить, что О. Худ маневрировал так, чтобы максимально сблизиться с неприятелем, оставаясь для него невидимым. Правду сказать, не совсем ясно, как он мог определить видят его немцы или нет… Во всяком случае можно утверждать одно – некоторое время 3-я эскадра линейных крейсеров воевала «в одни ворота». Вот как описывает этот эпизод старший артиллерист «Дерфлингера» фон Хаазе:
"В 18 ч. 24 м. я обстреливал неприятельские линейные корабли в направлении северо-востока. Дистанции были очень маленькие — 6000 — 7000 м (30-40 каб.), и, несмотря на это, корабли исчезали в полосах тумана, который медленно тянулся вперемежку с пороховым дымом и дымом из труб.
Наблюдение за падением снарядов было почти невозможно. Вообще видны были только недолеты. Противник видел нас гораздо лучше, чем мы его. Я перешел на стрельбу по даль-номеру, но из-за мглы это плохо помогало. Таким образом начался неравный, упорный бой. Несколько больших снарядов попало в нас и взорвалось внутри крейсера. Весь корабль трещал по швам и несколько раз выходил из строя, чтобы уйти от накрытий. Стрелять при таких обстоятельствах было нелегко.»

В этих условиях за 9 минут корабли О. Худа добились превосходного успеха, поразив «Лютцов» восемью 305-мм снарядами, а «Дерфлингер» — тремя. При этом именно в это время «Лютцов» получил удары, ставшие, в итоге, для него смертельными.

Тот самый "Лютцов"

Британские снаряды поразили носовую часть «Лютцова» под бронепояс, вызвав затопление всех носовых отсеков, вода фильтровала в артиллерийские погреба носовых башен. Корабль почти сразу принял свыше 2 000 т воды, сел носом на 2,4 м и, в силу указанных повреждений, вскоре вынужден был покинуть строй. Впоследствии именно эти затопления, ставшие неконтролируемыми, стали причиной гибели «Лютцова».
В то же время один из британских снарядов, поразивших «Дерфлингер», разорвался в воде напротив 150-мм орудия №1, что вызвало деформацию обшивки под бронепоясом на расстоянии 12 метров и фильтрацию воды в угольный бункер. А вот если бы этот английский снаряд разорвался бы не в воде, а в корпусе германского линейного крейсера (что вполне могло произойти, будь у англичан нормальные бронебойные снаряды) то затопления оказались бы куда серьезнее. Конечно, само по себе это попадание не могло привести к гибели «Дерфлингера», но вспомним, что он получил и другие повреждения и в ходе Ютландского сражения принял внутрь корпуса 3 400 т воды. В этих условиях дополнительная дыра под ватерлинией вполне могла оказаться для корабля фатальной.
Однако спустя 9 минут такой войны фортуна повернулась лицом к немцам. Неожиданно возник просвет в тумане, в котором, на свою беду, оказался «Инвинсибл» и конечно, германские артиллеристы сполна воспользовались представившейся им возможностью. Не совсем ясно, кто именно и сколько попал в «Инвинсибл» — считается что тот получил 3 снаряда с «Дерфлингера» и два – с «Лютцова», или же четыре с «Дерфлингера» и один с «Лютцова», но это может быть и не так. Более-менее достоверно лишь то, что сперва «Инвинсибл» получил дважды по два снаряда, не вызвавших фатальных повреждений, а следующий, пятый снаряд угодил в третью башню (траверзная башня правого борта), что и стало для корабля фатальным. 305-мм германский снаряд пробил броню башни в 18.33 и взорвался внутри, вызвав возгорание кордита внутри нее. Последовал взрыв, подбросивший крышу башни, вскоре после которого, в 18.34 произошла детонация погребов, расколовшая «Инвинсибл» надвое.
Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 4

Гибель "Инвинсибла"

Возможно, попаданий в «Инвинсибл» было больше пяти, потому что, например, Вильсон отмечает, что с германских кораблей наблюдались попадания рядом с башней, получившей смертельный удар, а кроме того, возможно, снаряд поразил носовую башню «Инвинсибла», над которой, со слов очевидцев, поднялся столб огня. С другой стороны, нельзя исключать ошибки в описаниях — в бою часто видится не то, что происходит на самом деле. Быть может, сила взрыва боеприпасов средней башни была столь сильна, что детонировали носовые погреба?
Во всяком случае, линейный крейсер «Инвинсибл», ставший родоночальником своего класса кораблей, погиб под сосредоточенным огнем германских кораблей менее, чем за пять минут, унеся с собой жизни 1 026 моряков. Спасти удалось только шестерым, включая старшего артиллерийского офицера Данрейтера, находившегося в момент катастрофы на марсе фок-мачты в посту управления огнем центральной наводки.
Справедливости ради нужно сказать, что никакое бронирование не спасло бы «Инвинсибл» от гибели. На дистанции чуть менее 50 кбт, даже двенадцатидюймовая броня едва ли стала бы непреодолимой преградой против германских 305-мм/50 орудий. Трагедию вызвало:
1) Неудачное устройство подбашенных отделений, которое при взрыве внутри башни пропускало энергию взрыва непосредственно в артиллерийские погреба. То же самое было и у немцев, но они, после сражения у Доггер-банки, модернизировали конструкцию подбашенных отделений, а вот англичане этого не сделали.
2) Отвратительные качества британского кордита, который склонен был детонировать, в то время как германские пороха просто сгорали. Если бы в зарядах «Инвинсибла» был германский порох, то произошел бы сильный пожар, и пламя из обреченной башни поднялось бы на многие десятки метров. Безусловно, в башне все погибли, но детонации не произошло и корабль остался бы цел.
Однако же допустим на секунду, что германский снаряд не попал в башню, или же англичане использовали бы «правильный» порох и никакой детонации не произошло. Но по «Инвинсиблу» стреляли два германских линейных крейсера, и к ним присоединился «Кениг». В этих условиях приходится признать, что «Инвинсибл» во всяком случае, даже и без «золотого снаряда» (так называются особо успешные попадания, наносящие неприятелю фатальный урон) был обречен на гибель или на полную утрату боеспособности, и только очень мощная броня давала бы ему какие-то шансы на выживание.
Вторым «двенадцатидюймовым» линейным крейсером, погибшим в Ютланде, стал «Индефатигебл». Это был корабль следующей серии, но бронирование артиллерии главного калибра и защита погребов была весьма схожа с линейными крейсерами типа «Инвинсибл». Также как и у «Инвинсибла», башни и барбеты «Индефатигебла» имели 178-мм броню до верхней палубы. Между броневой и верхней палубой барбеты «Индефатигебла» был защищены даже чуть лучше своего предшественника – 76 мм против 50,8.
Именно «Индефатигеблу» было суждено продемонстрировать, насколько уязвимой была защита первых линейных крейсеров Британии на больших дистанциях боя. В 15.49 германский линейный крейсер «Фон-дер-Танн» открыл огонь по «Индефатигеблу» — оба корабля шли концевыми в своих колоннах и должны были сразиться друг с другом. Бой между ними продолжался не более 15 минут, расстояние между крейсерами увеличивалось с 66 до 79 кабельтовых. Английский корабль, израсходовав 40 снарядов, не добился ни единого попадания, но «Фон-дер-Танн» в 16.02 (т.е. через 13 минут после приказа на открытие огня) поразил "Индефатигебл" тремя 280-мм снарядами, попавшими в него на уровне верхней палубы в районе кормовой башни и грот-мачты. «Индефатигебл» вышел из строя вправо, с явно видимым креном на левый борт, при этом над ним поднялось густое облако дыма – кроме того, по свидетельствам очевидцев линейный крейсер садился кормой. Вскоре после этого в «Индефатигебл» угодило еще два снаряда: оба ударили практически одновременно, в полубак и в носовую башню главного калибра. Вскоре после этого в носовой части корабля поднялся высокий столб огня, и он окутался дымом, в котором просматривались крупные фрагменты линейного крейсера, так-то – летящий кверху днищем 15-метровый паровой катер. Дым поднялся на высоту 100 метров, а когда он рассеялся, «Индефатигебла» уже не было. Погибло 1 017 членов экипажа, спасти удалось только четверых.
Хотя, конечно же, ничего нельзя утверждать наверняка, но, судя по описаниям повреждений, смертельный удар по «Индефатигеблу» нанесли уже первые снаряды, попавшие в район кормовой башни. Германские полубронебойные снаряды 280-мм пушек «Фон-дер-Танн» содержали 2,88 кг взрывчатки, фугасные — 8,95 кг (данные могут быть неточны, так как в источниках имеются противоречия на этот счет). Но во всяком случае разрыв даже трех снарядов весом в 302 кг, попавших на уровне верхней палубы, никак не мог привести к появлению заметного крена на левый борт, да и повреждение рулевого управления выглядит несколько сомнительно. Для того, чтобы вызвать столь резкий крен и дифферент снарядам следовало попасть ниже ватерлинии, поразив борт корабля ниже бронепояса, но описания очевидцев прямо противоречат такому сценарию. Кроме этого наблюдатели отмечают появление густого дыма над кораблем – нехарактерное для попадания трех снарядов явление.
Вероятнее всего, один из снарядов, побив верхнюю палубу, поразил 76 мм барбет кормовой башни, пробил его, взорвался и вызвал детонацию кормового артиллерийского погреба. В результате этого разворотило рулевое управление, а в корабль, через пробитое взрывом днище быстро стала поступать вода, потому-то и возник и крен и дифферент. А вот сама кормовая башня уцелела, поэтому наблюдатели видели только густой дым, но не пламя разрыва. Если это предположение верно, то четвертый и пятый снаряды просто добили уже обреченный корабль.
Вопрос о том, какой из них вызвал детонацию погребов носовой башни остается открытым. В принципе, 178-мм броня башни или барбета на 80 кабельтовых могли и удержать удар 280-мм снаряда, тогда взрыв вызвал второй снаряд, ударивший в 76 мм барбет внутри корпуса, но утверждать этого наверняка нельзя. При этом, даже если бы в погребах «Инфлексибла» находился бы не британский кордит, а германский порох, и детонации бы не произошло, все равно два сильнейших пожара в носу и корме линейного крейсера привели бы к полной утрате его боеспособности и, вероятно, он все равно был бы уничтожен. Поэтому гибель «Индефатигебла» стоит целиком отнести на недостаток его бронезащиты и особенно – в районе артиллерийских погребов.
Предложенный Вашему вниманию цикл статей озаглавлен как «Ошибки британского кораблестроения», и сейчас, подводя итоги, мы перечислим основные оплошности британского Адмиралтейства, допущенные при проектировании и строительстве линейных крейсеров типа «Инвинсибл»:
Первая ошибка, допущенная англичанами, заключалась в том, что они упустили момент, когда их броненосные крейсера по своей защите перестали удовлетворять ставящейся им задаче участия в эскадренном бою. Вместо этого британцы предпочли усиливать артиллерию и скорость: в защите возобладала ни на чем не основанная тенденция «и так сойдет».
Вторая их ошибка состояла в том, что, проектируя «Инвинсибл», они не осознали, что создают корабль нового класса и совершенно не озаботились ни определением круга задач для него, ни выяснением необходимых тактико-технических характеристик для соответствия данным задачам. Говоря проще, вместо того, чтобы ответить на вопрос: «Что мы хотим от нового крейсера?» и после этого: «Каким должен быть новый крейсер, чтобы дать нам то, что мы от него хотим?» возобладала позиция «А давайте создадим такой же броненосный крейсер, как мы строили раньше, только с более мощными пушками, чтобы он соответствовал не старым броненосцам, а новейшему «Дредноуту»»
Следствием этой ошибки стало то, что англичане не просто продублировали недостатки своих броненосных крейсеров в кораблях типа «Инвинсибл», но и добавили новые. Безусловно, ни «Дюк оф Эдинбург», ни «Уорриор», ни даже «Минотавр» не годились для эскадренного боя, где они могли попасть под огонь 280-305-мм артиллерии броненосцев. Но воевать против своих «одноклассников» британские броненосные крейсера были вполне способны. Германский «Шарнхорст», французский «Вальдек Руссо», американский «Тенесси», русский «Рюрик II» не имели какого-то решающего преимущества перед английскими кораблями, даже лучшие из них были примерно равноценны британским броненосным крейсерам.
Таким образом, английские броненосные крейсера могли сражаться против кораблей своего класса, а вот первые линейные крейсера Великобритании – нет. И ведь что интересно – подобную ошибку можно было бы понять (но не извинить), будь англичане уверены, что противники их линейных крейсеров, как и встарь, будут нести 194-254-мм артиллерию, снарядам которой защита «Инвинсиблов» еще могла как-то противостоять. Но ведь эпоху 305-мм крейсеров открыли не британцы с их «Инвинсиблами», а японцы — своими «Цукубами». Англичане не были здесь первооткрывателями, их, по сути, подтолкнули к внедрению на большие крейсера двенадцатидюмовых пушек. Соответственно, для англичан вовсе не было откровением то, что «Инвинсиблам» придется столкнуться с вражескими крейсерами, вооруженными тяжелыми орудиями, которым защита «как у «Минотавра»» противостоять очевидно не могла.
Третья ошибка англичан – попытка сделать «хорошую мину при плохой игре». Дело в том, что, в открытой печати тех лет «Инвинсиблы» выглядели куда более сбалансированными и лучше защищенными кораблями, чем были в действительности. Как пишет Мужеников:
«…военно-морские справочники даже в 1914 г. приписывали линейным крейсерам типа “Инвинсибл” броневую защиту по всей ватерлинии корабля 178-мм главным броневым поясом, а орудийным башням 254-мм броневые плиты.»

А это вело к тому, что адмиралы и конструкторы Германии, основного противника Великобритании на море, подбирали ТТХ для своих линейных крейсеров так, чтобы противостоять не реальным, а выдуманным англичанами кораблям. Как ни странно, быть может, англичанам стоило пресечь преувеличения на корню, и обнародовать истинные характеристики своих крейсеров. В этом случае имелась небольшая, но все же отличная от ноля вероятность, что немцы стали бы «обезьянничать», и, вслед за британцами, также начали строить «яичную скорлупу, вооруженную молотками». Это не усилило бы, разумеется, защиту англичан, но, по крайней мере, уравняло шансы в противостоянии с германскими линейными крейсерами.
В сущности, именно неспособность британских линейных крейсеров первых серий на равных сражаться с кораблями своего класса, следует считать ключевой ошибкой проекта «Инвинсибл». Слабость их защиты сделало корабли данного типа тупиковой ветвью военно-морской эволюции.
При создании первых линейных крейсеров были допущены и другие, менее заметные ошибки, которые при желании можно было исправить. Так, например, главный калибр «Инвинсиблов» получил небольшой угол возвышения, в результате чего дальнобойность 305-мм орудий оказалась искусственно занижена. В результате по дальности стрельбы «Инвинсиблы» уступали даже башенным 210-мм орудиями последних германских броненосных крейсеров. Для определения дистанции даже и в первой мировой войне использовались относительно слабые, «9-футовые» дальномеры, не слишком-то хорошо справлявшиеся со своими «обязанностями» на дистанции 6-7 миль и далее. Ошибочной оказалась попытка «электрификации» 305-мм башен головного «Инвинсибла» — на тот момент эта технология оказалась англичанам «не по зубам».
Кроме этого, следует отметить слабость британских снарядов, хотя это и не является недостатком исключительно «Инвинсиблам» — он был присущ всему Королевскому флоту. Английские снаряды снаряжались либо лиддитом (т.е. той же шимозой), либо черным (даже не бездымным!) порохом. Собственно говоря, русско-японская война показала, что порох в качестве взрывчатого вещества для снарядов явно исчерпал себя, в то же время шимоза оказалась чрезмерно ненадежной и склонной к детонации. Англичане сумели довести лиддит до приемлемого состояния, избежав проблем с разрывами снарядов в стволах и самопроизвольной детонацией в погребах, но все же для бронебойных снарядов лиддит был малопригоден.
Германский и русский флоты нашли выход, начиняя снаряды тринитротолуолом, который показал высокую надежность и неприхотливость в эксплуатации, а по своим качествам ненамного уступал знаменитой «шимозе». В результате этого кайзерлихмарин к 1914 г. располагали превосходными бронебойными снарядами для своих 280-мм и 305-мм пушек, а вот у англичан хорошие «бронебои» появились уже после войны. Но, повторимся, слабое поражающее качество британских снарядов являлось тогда общей проблемой для всего британского флота, а не «эксклюзивным» недостатком конструкции кораблей типа «Инвинсибл».
Безусловно, неправильно было бы считать, что первые английские линейные крейсера состояли из одних только недостатков. Были у «Инвинсиблов» и достоинства, основным из которых являлась сверхмощная для своего времени, но достаточно надежная энергетическая установка, сообщавшая «Инвинсиблам» немыслимую ранее скорость. Или вот вспомнить высокую «трехногую» мачту, позволявшую разместить командно-дальномерный пост на очень большой высоте. Но все же их достоинства не сделали линейные крейсера типа «Инвинсибл» удачными кораблями.
А что в это время происходило на противоположном береге Северного моря?
Спасибо за внимание!
Предыдущие статьи цикла:
Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"
Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 2
Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3
Список использованной литературы
1. Мужеников В.Б. Линейные крейсера Англии. Часть 1.
2. Паркс О. Линкоры Британской империи. Часть 6. Огневая мощь и скорость.
3. Паркс О. Линкоры британской империи Часть 5. На рубеже столетий.
4. Ропп Т. Создание современного флота: французская военно-морская политика 1871-1904 гг.
5. Феттер А.Ю. Линейные крейсеры типа "Инвинсибл".
6. Материалы сайта http://wunderwaffe.narod.ru.
Прокомментируйте
наверх