Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Назван в честь горы. В Японии построен новый эсминец

Назван в честь горы. В Японии построен новый эсминец

Время прочтения:
Очередная цель для «Кинжалов». Но не торопитесь делать спешные выводы.


Летом прошлого года на верфи в Иокогаме был спущен на воду «Майя», корабль, ставший головным в серии из двух ракетных эсминцев проекта 27DD. Спуск на воду второго, пока еще безымянного корпуса ожидается в этом году. Оба эсминца должны вступить в боевой состав в 2020-21 гг.
Японский проект 27DD долгое время окружала пелена домыслов и догадок. Официальные источники хранили молчание, до последнего не раскрывая облик и назначение корабля. Всё, что было известно с достоверной точностью: эсминец планируется крупный и относительно дорогой. Эксперты форсировали предположения об установке рельсотронов и систем, которые принято относить к перспективному «оружию будущего». Но все оказалось проще. 10000-тонник с «Иджисом» последнего поколения и рядом национальных особенностей. Японцы работают над усилением «боевого ядра» своих и без того могучих военно-морских сил (официальную приписку «сил самообороны» можно опустить как пережиток эпохи).
Исходя из наблюдаемых реалий, можно предположить: наши соседи реализуют сразу две параллельные программы строительства эсминцев, которых можно условно разделить на «легкие» и «тяжелые». В зарубежных источниках последние обозначаются BMD destroyers (Ballistic Missile Defence), эсминцы ПРО.
Очевидно, японцы возлагают надежды на боевые группы, состоящие из клонов «Арли Бёрков» с системой дальней ПВО/ПРО «Иджис», в кольце охранения из более мелких эсминцев со средствами ближней обороны.
Весьма разумное построение ордера, позволяющее подчеркнуть достоинства и нивелировать недостатки каждого корабля.

Последний из представителей «тяжелых» проектов («Асигара») вступил в строй в далеком прошлом 2008 году, а всего в составе флота таких эсминцев насчитывается шесть единиц. В последующие годы приоритет получили эсминцы-«телохранители» двух унифицированных между собой проектов, «Акидзуки» и «Асахи», также шесть единиц — один за другим. Последний в серии, «Сирануи», вступил в строй в незапамятные времена, 27 февраля 2019 г.
По сравнению с «тяжелыми» эсминцами, они несут сокращенный втрое ракетный боекомплект при полуторакратно меньшем водоизмещении. Отличаются более современным техническими решениями, в т.ч. двухдиапазонным радарным комплексом с АФАР. Выбранные диапазоны радаров «увязаны» с характеристиками ракет и назначением эсминцев — удерживать оборону в ближней зоне. С носителями и целями в ближнем космосе будут разбираться дальнобойные «Иджисы».
На самом деле «легких» эсминцев у японцев несколько больше 6 штук; всего таких кораблей насчитывается 20. Помимо «солнечной» и «лунной» серий (тематика обыгрывается в названиях «Акидзуки» и «Асахи»), существуют еще два, устаревших проекта «дождей» и «волн» («Мурасамэ» и «Таканами»), строившихся на рубеже веков. Значительно более слабые и примитивные единицы, тем не менее, все еще сохраняющие боевую ценность в наше время.
Проекты эсминцев-вертолетоносцев (2+2) относятся к «эсминцам» чисто формально. Они включаются в соединения из «тяжелых» и «легких» ракетных эсминцев, где выполняют свою специфическую роль авианесущих кораблей. В настоящее время, до появления на палубах «Хюги» и «Идзумо» истребителей F-35B, задачи быстроходных вертолетоносцев сводятся к усилению противолодочной обороны корабельных соединений.

Вы, наверное, ощутили авторский сарказм при описании «устаревших» кораблей.
Флот Страны восходящего солнца эволюционирует с невероятной быстротой, ежегодно обновляя достигнутые результаты. Уже сейчас, располагая 30 современными боевыми кораблями океанской зоны, он гарантирует Цусиму 2.0 любому из своих соперников в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Но японцы не останавливаются на достигнутом.
Настало время очередного усиления флотилии «тяжелых» эсминцев. Имеющихся шести единиц недостаточно при ротации в рамках боевых служб, подготовки и плановых ремонтов. Притом самый пожилой из «крупняка» уже отметил свой 25-летний юбилей.
Подмога подоспела в срок.

Строящийся эсминец еще не успел получить радары и УВП

Описание «Майи» не нуждается в болтовне о «модульных конструкциях», «комплексном подходе» и прочим официозе с целью приукрасить неприглядную слабину. На церемонии спуска на воду адмирал Такихиро заявил, что эсминец станет «символом Японии как военной сверхдержавы».
Технически это очередной клон «Бёрка». Однако «Майя» длиннее своего прародителя на 15 метров, шире на 2 метра и крупнее по водоизмещению примерно на 1000 тонн.
Внешне они похожи как близнецы. Специалисты могут опознать «Майю» только по большей высоте надстройки. Японские «тяжелые» эсминцы традиционно исполняют роль флагманов боевых групп, потому имеют пару дополнительных ярусов в надстройке для размещения ФКП, адмиральских кают и помещений для штабной «свиты».
Благодаря увеличенной надстройке антенны радара установлены на большей высоте, что способствует увеличению дальности обнаружения низколетящих целей по сравнению с американским "оригиналом".

«Беркообразный» корпус подвергся незначительной (в его масштабах) перекомпоновке: основная часть ракетного боезапаса (64 ячейки) сосредоточена в носовой части, перед надстройкой. У американских эсминцев ровно наоборот (32 в носу, 64 в корме).
Второе заметное отличие в техническом облике — внедрение электрической трансмиссии. В отличие от «Бёрка», у которого четыре ГТД имеют механическую связь с гребными валами, в проекте «Майя» гребные валы на крейсерском ходу вращают электромоторы. Две газовые турбины используются в качестве турбогенераторов, другие две (турбины полного хода) могут подключаться напрямую (через редуктор) к линиям гребных валов.
Главное преимущество состоит в повышении энергетических возможностей с расчетом на установку перспективных, более требовательных потребителей — радаров и оружия.
В случае «Майи» речь идет о десятках мегаватт. Для сравнения: электростанция американских эсминцев состоит из трёх, относительно маломощных турбогенераторов (3х2,5 МВт). Ходовые газовые турбины LM2500 не производят ни капли электричества для корабельной сети. В результате на кораблях ощущается недостаток энергии. Когда встал вопрос о появлении нового радара на эсминцах «третьей подсерии», рассматривалось предложение об установке дополнительного генератора в вертолетном ангаре.
Из невидимых невооруженным глазом, но существенных отличий «Майи», стоит выделить обновленную БИУС «Иджис». Корабль получил возможность применять целеуказание от внешних носителей при отражении воздушного нападения. В оригинальном варианте она носит обозначение CEC (Cooperative Engagement Capability).
При получении предупреждения о летящей ПКР, еще невидимой собственными средствами обнаружения из-за малой высоты полета, эсминец может дать залп зенитными ракетами с активным наведением — в направлении приближающейся угрозы. Не дожидаясь появления ПКР из-за радиогоризонта.
Cooperative Engagement Capability может быть задействована при выходе из строя собственных радиолокационных средств. Ослепший эсминец неожиданно получает способность видеть противника чужими глазами.
На сегодняшний день единственным средством внешнего целеуказания, адаптированным для обмена данными с корабельным «Иджисом», остаются самолеты ДРЛО Е-2 «Хокай» поздних модификаций «С Group-2+» и «D». В составе ВВС Японии таких самолетов насчитывается всего 13 единиц, поэтому реализация Cooperative Engagement Capability станет возможна в полной мере только при совместных действиях с главным союзником.

Как следует из контекста, в боекомплекте «Майи» будут присутствовать зенитные ракеты «Стандарт-6» с активной головкой самонаведения. Их применение снимает ограничения на число каналов подсветки целей. Во-вторых, SM-6 продемонстрировали возможность нанесения ударов по надводным целям (наводится на корабли, как обычная ПКР), без необходимости подсветки со стороны РЛС эсминца. Разумеется, это не самая эффективная область применения «стандарта»: высотная, квазибаллистическая траектория рано демаскирует ракету и резко повышает шансы её перехвата. Тем не менее, противокорабельный «Стандарт-6» становится одной из возможных угроз.
Помимо основного ракетного боекомплекта, размещенного в УВП, на палубе «Майи» появятся наклонные ПУ для малогабаритных противокорабельных ракет (подобно американским «Гарпунам»). В зарубежных источниках, написанных на более-менее понятном языке, присутствует крайне скудная информация об этих ракетах, обозначенных «Тип 17». Выглядит дальнейшим развитием низколетящих дозвуковых ПКР со стартовой массой 600-700 кг. Из инноваций — радиолокационная головка наведения с АФАР. И это одноразовый боеприпас, фактически расходный материал! Видимо, развитая Япония может позволить себе даже такие излишества.
Интересный вопрос связан с типоразмерами УВП, применяющихся на японских кораблях. Формально это должна быть укороченная «экспортная» модификация установки Mk.41 для размещения ТПК с ракетами длиной не более 6,8 м. В отличие от американского флота, где используется «ударная» модификация MK.41, пригодная для размещения крылатых ракет «Томагавк» (длина шахты — 7,7 метра).
Учитывая особые взаимоотношения США и Японии, флот которой является самым развитым и наиболее адекватным союзником при проведении морских операций, можно выдвинуть предположение о более тесном военно-техническом сотрудничестве. Гипотеза подкрепляется прецедентами, в которых Япония первой получала доступ к новейшему оружию. К примеру, передача технологий «Иджиса» и документации на эсминец нового типа (в то время никому не известного «Арли Берка») была одобрена в 1988 году. Еще до закладки головного эсминца в США!
Вы, наверное, поинтересуетесь, зачем военно-морским силам самообороны Японии могут потребоваться ракетные шахты большой длины?
«Японские власти изучают возможность создания производства крылатых ракет большой дальности для нанесения ударов по наземным целям. Об этом изданию рассказал источник в кабинете министров страны. Такие планы возникли в связи с нестабильной обстановкой на Корейском полуострове».

(Газета Sankei, декабрь 2017 г.)
Остается добавить, что на борту «Майи» находятся 96 пусковых установок.
* * *
Японцы с присущим им вниманием к мелочам развивают идеи американских конструкторов. В этом есть и немалая заслуга потенциала проекта «Бёрк»
В отличие от ВМС США, где такие эсминцы считаются типовой единицей, продуктом массового производства, японцы, располагая меньшим числом кораблей (6+2 в постройке), относятся к своим «флагманским» эсминцам ПРО с особым вниманием. В результате проект 27DD превзошел по возможностям оригинал.
Помимо повышения боевых качеств за счет больших размеров и внедрения новых решений, эти эсминцы вступают в строй при полной комплектации, со всеми установленными по проекту системами и оружием. Японцы не экономят на противокорабельных средствах и рубежах обороны (2 обязательных «Фаланкса»). Не пренебрегают никакими средствами, чтобы усилить корабль.
Что касается крылатых ракет большой дальности, желающих запускать КР всегда хоть отбавляй. В отличие от тех, кто готов вести борьбу с современными средствами воздушного нападения. Прикрывать целые регионы страны от баллистических ракет и удерживать оборону корабельных соединений в открытом море.
Имя эсминца «Майя» выбрано в честь одноименной горы в префектуре Хиого. Нехорошее это имя, злое. Раньше оно принадлежало тяжелому крейсеру.
Историческая справка
Бинокль вырвал из тьмы веков очертания корабля. Носовая часть обрывалась изогнутым форштевнем. Позади громадная надстройка. А между ними путь на тот свет — носовая группа артиллерии главного калибра, смертоносная «пирамида».
«Майя» и трое её собратьев вошли в историю как тяжелые крейсеры типа «Такао». Известны тем, что являлись сильнейшими КРТ с момента их вступления в строй (1932) до появления в 1943 году КРТ типа «Балтимор». Среди всех построенных кораблей со стандартным водоизмещением 10-11 тыс. тонн из всех возможных комбинаций скоростных качеств, вооружения и защиты от американского «Нортхэмптона» и британского «Дорсетшира» до итальянской «Зары» и немецких «карманных линкоров» типа «Дойчланд».
Проект, который обладал наибольшей боевой ценностью в любой ситуации. От «генерального сражения» до стремительных прорывов и отступления при внезапном изменении обстановки.
Назван в честь горы. В Японии построен новый эсминец

Наступательная мощь — 10 орудий в пяти башнях главного калибра при наличии на борту уникального торпедного оружия. Средства управления в бою — при том внимании, которое уделяли японцы данной проблеме. Скорость 35 узлов при мощности машин 130 000 л.с. Вертикальная броневая защита (пояс) на протяжении 120 м, при его ширине в районе машинных отделений 3,5 метра и толщине 102 мм — недостижимый уровень защищенности для ровесников.
Каких-либо недостатков, которые могли быть признаны значимыми в условиях той эпохи и стать серьезной помехой в бою, у крейсеров этого типа отмечено не было.
«Такао» и «Атаго» строились на государственном арсенале в Куре. «Майя» строился на частной верфи «Кавасаки» и был построен на 18 месяцев быстрее. Такая же участь постигла однотипный «Тёкай», строившийся силами «Мицубиси». То ли государственная стройка сопровождалась большим бардаком, то ли в структуре «госкорпорации» был ослаблен контроль за выделенными средствами. Это так и осталось загадкой истории.
Но известно достаточно точно: вице-адмирал Юдзуру Хирага и его коллектив, создавший проект «Такао», обладали талантом.
* * *
Давно отгремели бои, прежняя «Майя» упокоилась на дне, в точке с координатами 9°27’ с.ш. 117°23’ в.д.
Между тяжелым крейсером и современным эсминцем лежит временная пропасть шириной 90 лет. Единственное, что объединяет эти корабли, кроме названия, это силуэт с колоссальной 10-ярусной надстройкой.
Впрочем, что находится внутри надстроек кораблей, — тема совсем другого рассказа.

наверх