Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Для ВМФ России готовится новое испытание. Как переиграть «Flight III» в пику стратегии господства ВМС США?

Для ВМФ России готовится новое испытание. Как переиграть «Flight III» в пику стратегии господства ВМС США?

Евгений Даманцев
Время прочтения:

Хорошо известно, что три модификации американских эскадренных миноносцев УРО класса «Arleigh Burke» являются на сегодняшний день самыми успешными и крупносерийными типами надводных кораблей в современной истории военно-морских сил стран мира. Даже несмотря на то, что головной корабль DDG-51 USS «Arleigh Burke» версии «Flight I» сошёл со стапелей судостроительной верфи «Bath Iron Works» всего 28 лет назад (19 сентября 1989 года), многомиллиардные вливания в программу позволили за этот период спустить на воду и принять на вооружение американского флота 62 корабля в вариантах «Flight I» (DDG 51-71), «Flight II» (DDG 72-78), «Flight IIA» (DDG 79-113). И до окончания серии ещё достаточно далеко. В частности, серия «Flight IIA» будет продолжена и завершится лишь на эсминце DDG-123, после чего планируется работа над ещё более вариантом «Арлей Бёрков» — «Flight III». Здесь мы столкнёмся с совершенно новым надводным кораблём, лишь конструктивно схожим с предыдущими «Флайтами».
Главным событием последних месяцев можно считать возобновление строительства эсминцев «Arleigh Burke Flight IIA». Принятие решения о повторном введении в строй производственных мощностей сразу на двух верфях («Bath Iron Works», а также «Ingalls Shipbuilding») имеет достаточно глубокие корни, связанные с возможным ослаблением боевого потенциала ВМС США на фоне серийного производства китайских многоцелевых эсминцев Тип 052D, перспективных ЭМ УРО Тип 055, российских фрегатов пр. 22350/22350М и глубокой модернизации тяжёлого атомного ракетного крейсера пр. 1144.2М «Адмирал Нахимов».

Это и неудивительно, ведь вспомогательная «Иджис»-компонента в виде 22 ракетных крейсеров УРО класса «Ticonderoga» не является вечной, и уже к 2026 году будет списана половина кораблей (11 единиц). При таком раскладе, на вооружении ВМС США оставалось бы 73 «Иджис»-корабля ПВО основных классов, чего не вполне достаточно для уверенного превосходства над противокорабельным потенциалом, представленным сотнями сверхзвуковых ПКР типов 3М54Э1 «Калибр-ПЛ/НК», 3М55 «Оникс», 3М45 «Гранит», 3М80 «Москит» (Х-41) и Х-35У «Уран», размещённых на всех надводных кораблях, оснащённых универсальными вертикальными ПУ 3С14 УКСК, СМ-225А (многоцелевые атомные подводные крейсера пр. 949А «Антей»), СМ-233А (ТАКР «Адмирал Кузнецов»), СМ-255 (тяжёлые атомные РКР пр. 1144), КТ-152М (ЭМ пр. 956, РК пр. 1241.1 «Молния-М» и БПК пр. 1155.1 «Удалой-II»). Ещё более тускло данное количество «Арлей Бёрков» и «Тикондерог» (с недостатками, присущими радиолокационной архитектуры БИУС «Aegis») выглядело бы на фоне сверхзвуковых противокорабельных ракет YJ-18, серийное производство которых ведётся в Поднебесной на протяжении более чем 2 — 3 лет. Тем более, что серия малозаметных эсминцев УРО «Замволт» сокращена всего до 3 кораблей, а их индивидуальные противовоздушные и противоракетные качества остаются на крайне низком уровне, требующем получения целеуказания от сторонних радиолокационных или оптико-электронных средств.
«Зашоренность» боевой информационно-управляющей системы «Замволтов» TSCEI на сантиметровом многофункциональном РЛК Х-диапазона AN/SPY-3, обладающем 3 антенными решётками со значительно меньшей апертурой, чем у полотен AN/SPY-1A/D, ужимает противовоздушный задел нового штатовского эсминца-«утюга» лишь до высокоэффективной борьбы с низковысотными средствами воздушного нападения, а также высотными объектами, но на значительно меньшей дальности, нежели «Arleigh Burke» и «Ticonderoga». Для полноценного применения всей номенклатуры вооружения универсальных встроенных пусковых установок Mk 57 (после «переработки» ячейки могут быть адаптированы для использования противоракет SM-3 и ЗУР SM-6) операторы БИУС этих кораблей могут опираться исключительно на целеуказание от AWACSсов и кораблей с радиолокаторами типа SPY-1.
Вполне логично, что за продолжение серийного производства глубоко усовершенствованных модификаций «Арлей Бёрка» американцы будут «хвататься руками и ногами». К примеру, доведение до завершения серии эсминцев так называемого «3-го этапа» («Flight IIA») позволит компенсировать вывод из эксплуатации 11 ракетных крейсеров ПВО «Тикондерога» и, в итоге, сохранить сегодняшнее превосходство над российским и китайским флотами, вместе взятыми, в плане противовоздушных возможностей и способностей осуществления массированного ракетного удара стратегическими крылатыми ракетами морского базирования RGM-109E «Tomahawk Block IV». Недостатки системы «Иджис», связанные с одним целевым каналом радаров сопровождения и подсвета AN/SPG-62 (3 РПН на ЭМ «Арлей Бёрк» и 4 единицы — на «Тикондерогах») уже сегодня частично компенсируются введением в строй зенитных управляемых ракет сверхбольшой дальности RIM-174 ERAM. За счёт оснащения ракет модернизированными крупноапертурными вариантами АРГСН УРВБ AIM-120C-7, стрельбовой процесс может быть реализован в обход SPG-62, основываясь лишь на координатах, передаваемых от дециметровой AN/SPY-1D(V) или воздушных РЛ-средств по радиоканалу «Link-16».
Программа обновления эскадренных миноносцев «Arleigh Burke» до уровня «4-го этапа» («Flight III») является уже куда более перспективной и амбициозной акцией, нежели «Flight IIA». Она призвана обеспечить не только численное, но и технологическое превосходство над кораблям нашего и китайского флотов. Основной спектр работ по «Флайту 3» будет возложен на плечи специалистов компании «Raytheon», специализирующейся на разработке и производстве зенитно-ракетного вооружения, пусковых установок, ракет воздушного боя, тактических и стратегических ракет, а также радиолокационных комплексов различного назначения и базирования.
Главной деталью эсминцев «Arleigh Burke Flight III» станет принципиально иная конфигурация радиолокационного оснащения. Её сердцем станет передовая двухдиапазонная многофункциональная РЛС AN/SPY-6 AMDR. Новое детище от «Рэйтеон» будет представлено модернизированным 4-хсторонним антенным постом S-диапазона AMDR-S (с частотой 4-6 ГГц) созданным на основе РЛС AN/SPY-1D(V), а также совершенно новым 3-хсторонним антенным постом Х-диапазона AMDR-X (с частотой работы 8-12 ГГц). Четыре полотна активных фазированных антенных решёток дециметрового диапазона по типу AN/SPY-1D формируют прежнюю Х-образную диаграмму направленности, позволяющую добиться 360-градусного обзора с резервным перехлёстом «лепестков». Это означает, что в случае выхода из строя одного из полотен, его сектор обзора будет частично компенсирован соседними антенными решётками. Дециметровый антенный пост предназначен для обнаружения, сопровождения объектов, а также для целеуказания ракетам с активными радиолокационными ГСН.
Второй антенный пост AMDR-X расположен на дополнительной надстройке (примерно на 7-10 метров выше S-диапазонного). Его антенные решётки формируют так называемую «обратную» Y-образную пространственную зону сканирования, в которой передняя полусфера обрабатывается одним антенным полотном, расположенным на передней грани дополнительной надстройки, а боковые и задняя полусферы — 2 задними полотнами , имеющими 40-градусный развал от продольной оси корабля. Данный 3-хсторонний многофункциональный радар построен на базе активных ФАР с использованием нитрида галлия (GaN), что позволит значительно увеличить мощность излучения и улучшить показатель сигнал/шум. Нитрид-галиевые приёмо-передающие модули могут работать при температуре от 300 до 400 °С (температура плавления около 2500 С°, в то время как арсенид-галлиевые модули имеют критическую температуру работы около 180 °С и температуру плавления 1240 °С. В отличие от одноканальных радаров непрерывного излучения AN/SPG-62, каждая антенна AMDR-X является многоканальной и способна реализовывать одновременную завязку сотен трасс воздушных целей и захват более 10 целей. Что из этого следует?
Впервые в истории существования и модернизации кораблей с боевой информационно-управляющей «Aegis» на борту будет достигнута полноценная возможность одновременного перехвата 22 или более воздушных целей с использованием ЗУР-перехватчиков средней дальности RIM-162 ESSM, оснащённых полуактивными радиолокационными ГСН. Напомним, что штатовские «Иджисы» в существующих вариантах способны одновременно обстреливать 3 или 4 воздушных цели в зависимости от количества одноканальных «прожекторов» AN/SPG-62, в то время как цифра 18 — это количество одновременно корректируемых радаром AN/SPY-1A/D(V) зенитных управляемых ракет, ожидающих распределения на один из «освобождённых» РПН AN/SPG-62. AN/SPY-6 AMDR эту проблему полностью ликвидирует, и это ещё одна неприятность для наших противокорабельных ракет. Дело в том, что в дополнение к высокой пропускной способности и огневой производительности AMDR добавляется ещё и в 4 раза больший арсенал малоразмерных RIM-162 ESSM.

Схематичное изображение радиолокационной архитектуры МРЛС AN/SPY-6 AMDR на борту эсминца класса «Arleigh Burke Flight III»

Эти ракеты обладают диаметром в 254 мм, благодаря чему в количестве 4-х единиц могут могут размещаться в специальных унифицированных контейнерах Mk 25, установленных в определённом количестве ячеек универсальной ВПУ Mk 41. Так, в 29 свободных транспортно-пусковых ячейках носовой УВПУ Mk 41 может поместиться 116 ракет-перехватчиков ESSM + 61 ракета RIM-174 ERAM. Превзойти подобный арсенал может лишь противовоздушное «снаряжение» тяжёлых атомных ракетных крейсеров проектов 1144.2 «Пётр Великий» и 1144.2М «Адмирал Нахимов». Последний находится в приоритете, так как благодаря внедрению нового комплекса «Полимент-Редут» со сверхманевренными зенитными управляемыми 9М96ДМ диаметром 240 мм боекомплект на местах старых револьверных ПУ Б-204А может быть увеличен ровно в 4 раза (с 94 до 376 ракет)! Напомним, что боекомплект зенитных ракет 5В55РМ и 48Н6Е2 КЗРК С-300Ф «Форт» и С-300ФМ «Форт-М» в ТАРК пр. 1144.2 составляет 48 и 46 единиц соответственно. В то же время, ситуация с ракетами-перехватчиками 9М96ДМ, не имеющими аналогов среди противоракет российской разработки, по сей день чётко не определена. Отсутствует какая-либо информация о регулярных успешных испытаниях ракет семейства 9М96Е2 как с бортов корветов пр. 20380 и фрегата пр. 22350 «Адмирал Горшков», так и с пусковых установок ЗРК С-400 «Триумф», а время на месте не стоит и количество зенитных ракет типа RIM-162 «Evolved Sea Sparrow Missile» увеличивается в геометрической прогрессии. Какая угроза для потенциала нашего ВМФ может таиться в данной ракете?
Для обеспечения перехвата сложных средств воздушного нападения, осуществляющих противозенитные манёвры с перегрузками около 18 — 20 ед., RIM-162 ESSM оснащаются газоструйной системой отклонения вектора тяги, представленной 4 жаропрочными поворотными плоскостями в канале сопла ракеты. Данный вспомогательный орган управления даёт возможность ракете маневрировать с перегрузкой в 50 — 60 ед. (но только в момент выгорания твердотопливного заряда двухрежимного типа). В этот период RIM-162 вполне способна с 30-40%-й вероятностью перехватывать такие ПКР, как «Оникс» и с 80%-й — такие тяжёлые ПКР, как П-1000 «Вулкан» и П-700 «Гранит».
Многие могут включить ура-патриотизм и начать интересоваться источниками, из которых извлечена данная информация. Тем не менее, подкованный в технических вопросах человек сможет понять, что и «Вулканы» и «Граниты», в добавок к мощной кинетической энергии, обладают ещё и большой массой, не позволяющей маневрировать с перегрузками более 15 ед. Следовательно, для перехвата противоракете ESSM достаточно будет выйти на перегрузку в 40 — 45 ед. Именно по этой причине мы сегодня и наблюдаем переход с вышеуказанных ПКР на более компактные и «вёрткие» «Ониксы», которые могут похвастаться ещё и на порядок-полтора меньшей радиолокационной сигнатурой. Не глядя на то, что в технологическом плане наши новые фрегаты пр. 22350, модернизированный крейсер «Адмирал Нахимов», а также совершенствуемые многоцелевые атомные подлодки пр. 949А «Антей» (несмотря на больший в разы боекомплект зенитно-ракетного и противокорабельного вооружения) должны заметно опередить передовые американские эсминцы «Arleigh Burke Flight III», численность серий наших боевых кораблей будет уступать в 7—8 раз. На фоне существенных промедлений с доводкой ЗУР 9М96ДМ это свидетельствует лишь о том, что временный ключ к решению проблемы лежит к переходу большинства МАПЛ и ДЭПЛ на сверхзвуковые ПКР 3М54Э1 «Калибр-НК» и 3М55 «Оникс» со скорейшей интенсификацией работ по «Циркону», дабы и дальше оставаться на гребне волны.
Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=18892
http://www.naval-technology.com/news/newsraytheons-an-spy-6v-radar-successfully-completes-second-ballistic-missile-test-5901178/
Прокомментируйте
наверх