Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Черноморский судостроительный завод: годы оккупации и восстановление после войны

Черноморский судостроительный завод: годы оккупации и восстановление после войны

Денис Бриг
Время прочтения:
22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война Советского Союза против нацистской Германии. Начало войны застало судостроительный завод имени Андре Марти под номером 198 полностью загруженным своей основной продукцией – кораблями. Завод и так работал в усиленном режиме: в 1940 году он был переведен на восьмичасовой рабочий день (с 1 мая 1931 г. был введен 7-часовой рабочий день) и семидневную трудовую неделю. На предприятии спешными темпами приступили к организации производства авиабомб, переправочных понтонов и другого оборудования. Одновременно всемерно форсировались работы на кораблях, чья достройка или стапельный период близились к завершению.

Тяжелый крейсер проекта 82 «Сталинград» (рисунок)

29 июня 1941 г. был спущен на воду лидер проекта 48 «Ереван». На территории завода были развернуты позиции артиллерии ПВО. Началась запись рабочих в народное ополчение. Всего туда записались около 5 тыс. человек. 8 июля 1941 г. в город пришло распоряжение Наркомата судостроения о начале эвакуации наиболее ценного оборудования. Обстановка на фронтах тем временем продолжала оставаться неблагоприятной, и через десять дней, 18 июля 1941 года, из Москвы поступил приказ уже о массовой и полной эвакуации. В эти дни был загружен и отправлен в Астрахань первый эшелон с людьми и ценным оборудованием.

22 июля 1941 г. в Николаеве сосредоточились корабли Дунайской флотилии. Это были мониторы «Железняков», «Ударный», «Мартынов», 17 бронекатеров, минная база «Колхозник», штабной корабль «Буг», сторожевые и вспомогательные корабли и катера. Многие боевые единицы имели повреждения, и их предстояло экстренно отремонтировать. Ремонтные работы шли непрерывно днем и ночью. Одновременно было начато строительство оборонительных сооружений на подступах к Николаеву: батальонных опорных пунктов на берегах Южного Буга и Ингула, дзотов, противотанковых рвов и окопов. На заводе имени Андре Марти, кроме всего прочего, были оборудованы два бронепоезда.
К концу июля на предприятии находились в строительстве и достройке следующие корабли: линкор проекта 23 «Советская Украина», легкие крейсеры проекта 68 «Орджоникидзе» (на стапеле) и «Фрунзе» (спущен); эсминцы «Свободный» и недостроенный проекта 30 «Озорной», недостроенный лидер эсминцев «Киев» («Ереван» уже отправили на буксире в Севастополь) – на вводе; подводные лодки С-35, Л-23 и Л-24. На стапелях находились С-36 и С-37. У достроечной стенки готовился к отходу ледокол «Анастас Микоян».
К началу августа 1941 г. над городом нависла уже непосредственная угроза захвата его вермахтом. На недостроенные корабли грузилось оборудование и наиболее ценные материалы, а также рабочие и их семьи. После чего на буксире их тащили вниз через Днепро-Бугский лиман. 5 августа, не выполнив приемно-сдаточных испытаний, ушел ледокол «Анастас Микоян». 13 августа 1941 г. в 4 часа утра из Николаева на восток ушел и сумел прорваться последний эшелон с людьми и материальными ценностями. Днем завод имени Андре Марти под дизелями покинула подводная лодка Л-24, нагруженная оборудованием и семьями рабочих. В 15 часов акваторию города стали покидать корабли Дунайской флотилии.
В 7 часов 15 минут утра николаевская рация сообщила командованию, что прекращает работу, – войска Красной Армии покидали город. Специальные подрывные команды саперов осуществили серию взрывов некоторых заводских и городских объектов. Корпуса недостроенных подводных лодок типа «С» были подожжены. Был поврежден находившийся на стапеле корпус крейсера «Орджоникидзе». 16 августа 1941 г. немецкие войска вошли в Николаев. Началась оккупация города.

Немцы обходят корпус недостроенного линкора проекта 23 «Советская Украина». Николаев, 1941 год

После занятия врагом города недостроенные корабли на верфях завода были осмотрены сначала военными, а потом представителями промышленности. Интерес для рейха они представляли лишь только как источник высококачественной стали – ни о каких достроечных работах и речи быть не могло. Тем не менее немецкая администрация решила по возможности максимально использовать для своих нужд оставшиеся производственные мощности николаевских предприятий. Вопрос с кадрами решался в радикальном и жестком ключе: оставшиеся в городе рабочие-судостроители должны были пройти обязательную регистрацию и вернуться на предприятие. Отказ или уклонение от подобной процедуры влекли за собой самые строгие меры наказания – вплоть до смертной казни.
Николаев оказался на стыке двух оккупационных зон: румынской «Транснистрии», граница которой проходила по реке Южный Буг, и Генерального округа «Николаев», входящего в рейхскомиссариат «Украина». Генеральным комиссаром округа был назначен обергруппенфюрер Эвальд Опперман. Город с его судостроительными мощностями и крупным портом имел большое значение для Германии. Руководство не только николаевскими верфями и портами, но и всеми подобными объектами, занятыми немецкими войсками на территории СССР в бассейне Черного моря, было поручено не министерству по управлению экономикой в оккупированных восточных областях, а управлению военной экономикой и снаряжением при главном штабе – с подчинением командованию Кригсмарине гросс-адмиралу Эриху Редеру.
Завод имени Андре Марти был переименован в «Южную верфь». Рядом с другим николаевским судостроительным предприятием, заводом имени 61 коммунара, переименованным в «Северную верфь», были размещены бараки концентрационного лагеря «Шталаг 364». Заключенных этого лагеря использовали на различных принудительных работах, в том числе и на судостроительных заводах. В годы оккупации завод имени Андре Марти функционировал лишь частично: производился судоремонт кораблей немецкого и румынского флотов, оперировавших на Черном море.
В городе работало мощное подполье, занимавшееся в том числе и саботажем на судостроительных предприятиях. Так, при попытке подъема затопленного плавучего дока он был выведен из строя без надежды на скорое восстановление. Николаевские специалисты механик дока С. Водаш и инженер дока Д. Костин, которым была поручена эта задача, сознательно пошли на саботаж и были незамедлительно расстреляны.
В 1942 г. Николаев посетил командующий Кригсмарине Эрих Редер, высокопоставленные чины немецкого флота и технические специалисты. Они осмотрели верфи и порт. Значение имевшихся в наличии судостроительных заводов подтверждалось, однако было признана невозможность организации сложного производства в ближайшем будущем. Стапеля были повреждены, и оккупанты занимались вывозом наиболее ценного, до чего смогли дотянуться: корабельной стали.

Редер в Николаеве, 1942 г.

В 1944 г. немецким командованием вынашивались планы организации сборки на «Южной верфи» корпусов новейших подводных лодок XXIII серии, отсеки которых должны были сплавляться по Дунаю из Австрии. Однако военная обстановка для Германии стремительно ухудшалась. 28 марта 1944 года Николаев был освобожден от оккупантов. Отступающие немецкие части основательно потрудились над разрушением города и его предприятий: из 784 зданий судостроительного завода имени Андре Марти уцелело только два. Краны и другое стапельное оборудование были выведены из строя. Подорваны оставшиеся части корпусов линкора «Советская Украина» и крейсера «Орджоникидзе». На момент освобождения в Николаеве оставалось не более 64 тысяч жителей – треть от довоенной численности.
Под красным знаменем
Работы по восстановлению судостроительного завода имени Андре Марти начались буквально на следующий день после освобождения Николаева. Рабочие, которым посчастливилось пережить оккупацию, возвращались на свое предприятие. Началась разборка завалов и следов многочисленных разрушений – в скором времени в этих работах приняло участие уже около 2 тыс. человек. Первым делом была восстановлена электростанция и водопровод. Затем наступил черед котельной и насосных станций. Мало-помалу оживало производство – начался выпуск некоторых запасных частей для военной техники. Таким образом, оживающий завод вносил свою лепту в уже близкую победу.
Параллельно с восстановлением предприятия, заводчане занимались ремонтно-восстановительными работами и в области. В 1944 г. завод был официально переименован в «Ордена Трудового Красного Знамени завод имени А. Марти» с подчинением Народному комиссариату судостроительной промышленности СССР. После окончания Великой Отечественной войны домой вернулись многие рабочие, мастера и инженеры.
Первой профильной послевоенной продукцией все еще частично разрушенного предприятия были 46 понтонов, 2 баржи водоизмещением 700 тонн и пассажирские катера. Восстановлен и спущен на воду заводской ледокольный буксир. Первым же рейсом он привел на буксире из Румынии угнанный туда немцами плавучий кран и две баржи с различным оборудованием и материалами.
К началу 1946 г. на судостроительном заводе работало уже 12 тыс. человек. Было восстановлено и введено в строй более 50 тыс. кв. метров производственных площадей. В 1950 г. началось строительство цельносварных танкеров типа «Казбек» водоизмещением более 16 тыс. тонн. Достраивались корабли, чье строительство было начато еще до войны. Так, в декабре 1950 г. флоту был сдан крейсер проекта 68-к «Фрунзе». На 22 июня 1941 года его готовность составляла 38 %, и все годы войны он простоял в базах на Кавказском побережье. Корпус сильно поврежденного войной и оккупацией «Орджоникидзе» разобрали на металл.

Крейсер «Орджоникидзе» на момент освобождения Николаева, 1944 г.

Отгремела Великая Отечественная война, и западные союзники из таковых бодрыми шагами перемещались в лагерь вероятных и очень недружелюбно настроенных противников. Советский флот, понесший ощутимые потери и порядком изношенный напряженными боевыми действиями, требовалось перевооружать и пополнять новыми кораблями. И, как уже бывало раньше, в этом деле Ордена Трудового Красного Знамени заводу имени А. Марти предстояло сыграть значительную роль.
Желание иметь в составе отечественного ВМФ большие артиллерийские корабли советское руководство не оставило и после войны. Плодом этого было создание проекта тяжелого крейсера, получившего обозначение «проект 82». Корабль проектировали с обширным опытом Второй мировой войны, создания недостроенных крейсеров проекта 69 «Кронштадт» и закупленного в Германии и так и оставшегося недостроенным тяжелого крейсера «Лютцов». Главным инициатором постройки подобных кораблей был Иосиф Виссарионович Сталин.
Итогом конструкторской работы явился крейсер полным водоизмещением в 43 тыс. тонн и вооруженный, помимо универсальной и зенитной артиллерии, девятью 305-мм орудиями. Строить такие большие корабли было решено в первую очередь для ограниченных водных бассейнов Балтики и Черного моря. Головной крейсер, получивший название «Сталинград», был заложен на заводе имени Андре Марти (теперь он числился в документах как завод 444) в декабре 1951 года. На следующий год в Ленинграде заложили однотипную «Москву».
Строительство третьего крейсера, так и не получившего официального названия, началось в Молотовске осенью 1952 г. Вновь, как и при постройке линкоров типа «Советский Союз», заводы, работавшие над созданием больших и сложных кораблей, столкнулись с задержками поставок оборудования от смежников и контрагентов. Несмотря на личный контроль хода работ по проекту 82 со стороны заместителя Председателя Совета Министров и министра судостроительной промышленности В. А. Малышева, готовность по корпусу «Сталинграда» на 1 января 1953 года составляла 18,8 % вместо планирующихся 43 %. Готовность двух других кораблей была еще меньшей.

Цитадель тяжелого крейсера «Сталинград», превращенная в опытовый отсек-мишень для испытания новых образцов оружия

После смерти Сталина все работы по кораблям проекта 82 были прекращены. Взгляды на их применение были достаточно туманны, к тому же командование флота в лице адмирала Николая Кузнецова высказывало откровенный скепсис по поводу целесообразности строительства таких гигантов. Тем не менее недостроенный «Сталинград» все же послужил стране, однако в несколько ином качестве. В 1954 г. отсек крейсера, представляющий его цитадель, был спущен на воду и отбуксирован на полигон. В последующие годы он был подвергнут различным испытаниям: обстрелам артиллерийскими снарядами разных калибров, торпедами и крылатыми ракетами, бомбардировке авиабомбами. После всего перечисленного отсек «Сталинграда» сохранил плавучесть, что подтвердило высокие показатели защиты, заложенные в проект 82.
Кроме работ по строительству крейсера «Сталинград», завод имени Андре Марти работал и над другими проектами крейсеров. К 1949 г. был в целом готов проект нового легкого крейсера, являвшегося дальнейшим развитием довоенных кораблей типа «Чапаев». Он получил обозначение 68-бис. Крейсеры этого проекта при полном водоизмещении почти в 17 тыс. тонн должны были быть вооружены двенадцатью 152-мм орудиями в четырех башнях. Все четыре флота СССР нуждались в пополнении своего состава подобными кораблями, поскольку крейсеры более ранних проектов стремительно устаревали.
Согласно плану, предусматривалась постройка 25 единиц. Из черноморских крейсеров в декабре 1948 года был заложен «Дзержинский», в июне 1950-го – «Адмирал Нахимов», а в феврале 1951-го – «Михаил Кутузов». Эти корабли вошли в состав флота в 1952–1955 гг. В разгар строительства серии крейсеров 68-бис в СССР поменялось руководство – во главе страны стал Никита Сергеевич Хрущев, известный своими неистовыми новаторскими замыслами, зачастую весьма сомнительного характера.
Хрущев с большим скепсисом относился к ряду традиционных видов вооружения, в том числе и флоту, считая его практически пережитком прошлого в условиях бурного развития ракетной техники. Вооруженные силы Советского Союза ожидало сокращение, часто бессистемное и неоправданное. Были прекращены научно-исследовательские работы в целом ряде отраслей, в том числе тяжелых танков и дальнобойной артиллерии.

Легкий крейсер «Михаил Кутузов» проект 68-бис на вечной стоянке в Новороссийске

Крейсеры проекта 68-бис в полной мере испытали на себе новые веяния. Во второй половине 50-х гг. ряд недостроенных крейсеров в Ленинграде и Николаеве, причем большая часть из них находилась в большой (более 70 %) готовности, были сняты со строительства и разобраны на металл. На заводе имени Марти это был крейсер «Адмирал Корнилов», заложенный в 1951-м, спущенный на воду в 1954 г. В 1959 году его постройку прекратили и, подобно нескольким его систершипам, впоследствии утилизировали. Готовность корабля на момент прекращения работ составляла более 70 %. Всего из планировавшихся 25 кораблей заложили 21, а достроили только 14. Крейсер постройки завода имени Андре Марти «Михаил Кутузов» в качестве музея в настоящее время стоит на вечной стоянке в городе-герое Новороссийске.
И вновь подводные лодки
Советские подводные силы в Великой Отечественной войне использовались очень интенсивно и понесли в 1941–1945 гг. ощутимые потери. Их необходимо было восполнить как качественно, так и количественно. Довоенные проекты подводных лодок все в меньшей степени отвечали требованиям времени, когда техническое развитие происходило стремительными темпами. Необходимость разработки новых проектов подводных лодок на смену субмаринам «С» и «Щ» возникла еще в годы войны.
Большое влияние на разработку и конструкторскую работу оказало знакомство советских специалистов с немецкими подводными лодками XXI серии. Недостроенные корпуса этих субмарин, являвшихся по своим тактико-техническим характеристикам одними из наиболее совершенных кораблей своего класса периода конца Второй мировой войны, были захвачены в Данциге. В 1946 г. английская сторона передала Советскому Союзу четыре уже готовых подводных лодки. На основании изученных материалов к 1948 г. был готов проект и комплект чертежей новой советской средней подводной лодки, получившей обозначение проект 613. Ее водоизмещение составляло 1055/1347 тонн, вооружение – 4 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата. Предельная глубина погружения – 200 метров.

Подводная лодка С-232 проекта 613 в акватории завода им. 61 коммунара в ожидании переоборудования в музей, которое так и не состоялось, 80-е годы. На заднем плане – здание николаевского обкома

Строительство лодок 613 проекта началось в 1950 г. и продолжалось 7 лет. В этом процессе принял участие ряд судостроительных заводов Советского Союза. Большая часть (115 единиц) была построена на заводе «Красное Сормово» в Горьком. Вторым по численности строителем являлся николаевский завод имени Андре Марти, давший флоту 76 субмарин. Первая подводная лодка 613 проекта «С-63» была заложена в Николаеве в апреле 1950 года, а уже через два года, в мае 1952-го, вошла в состав Черноморского флота. Эта серия подводных лодок оказалась самой массовой в истории советского кораблестроения. С 1950 по 1957 год было построено 215 субмарин.
Разрастающееся «подводное хозяйство» требовало соответствующей обслуживающей инфраструктуры и, среди всего прочего, возникла необходимость в плавучих базах подводных лодок. С октября 1955 по июнь 1960 г. в Николаеве на заводе Андре Марти (а позже имени Носенко) было заложены и впоследствии введены в строй 7 плавбаз проекта 310 полным водоизмещением 7150 тонн. Головной корабль получил название «Батур».

Головная плавбаза подводных лодок проекта 310 «Батур»

ЧСЗ: подводные лодки, крейсеры, линкоры и ледоколы
ЧСЗ: лидеры эсминцев и подводные лодки
ЧСЗ: восстановление после Гражданской войны
ЧСЗ: первые годы Советской власти
ЧСЗ: развитие и упадок в начале XX века
ЧСЗ: основание и первые корабли
комментировать
наверх