Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Бронетехника против пехоты. Кто быстрее: танк или пехотинец?

Бронетехника против пехоты. Кто быстрее: танк или пехотинец?

Время прочтения:
В первой статье мы рассмотрели эффективность огневой поддержки танков, БМПТ «Терминатор» в контексте цикла OODA (НОРД – наблюдение, ориентация, решение, действие) Джона Бойда. Исходя из анализа решений, реализованных в конструкции боевой машины поддержки танков (БМПТ) «Терминатор-1/2», нет оснований считать, что с её помощью задача по огневой поддержке танков против танкоопасной живой силы будет решена эффективно.
В первую очередь это связано с тем, что БМПТ имеет средства разведки и наведения вооружения сравнимые с теми, что применяются в современных основных боевых танках (ОБТ), боевых машинах пехоты (БМП) и бронетранспортёрах (БТР), вследствие чего БМПТ не будет иметь преимуществ в ситуационной осведомлённости экипажа по сравнению с экипажем ОБТ. Во-вторых, скорость наведения вооружения БМПТ на живую силу противника также сопоставима со скоростью наведения вооружения танка или БМП, и существенно ниже чем скорость, с которой может осуществлять наведение противотанкового вооружения пехотинец.

Можно ли каким-то образом увеличить ситуационную осведомлённость экипажей бронетехники и скорость применения вооружения? Для начала рассмотрим скорость наведения и применения вооружения, то есть фазу «действие» цикла НОРД.

Скорость боеприпасов


Скорость боеприпасов ограничена. При стрельбе из танковой или скорострельной автоматической пушки, начальная скорость их снаряда (750-1000 м/с) существенно превышает начальную скорость противотанковой управляемой ракеты (ПТУР) или гранатометного выстрела, поскольку последним требуется время на разгон. Однако, чем больше дальность стрельбы, тем больше снижается скорость снаряда, при этом маршевая скорость ПТУР (300-600 м/с) может оставаться неизменной на всей дальности полёта. Исключением можно считать бронебойные оперённые подкалиберные снаряды, чья скорость (1500-1750 м/с) существенно выше скорости осколочно-фугасных (ОФ) снарядов, но в контексте борьбы бронетехники с живой силой это не имеет значения.
В среднесрочной, в возможно и в ближайшей перспективе появятся гиперзвуковые ПТУР, иногда речь заходит о гиперзвуковых пулях, в будущем могут появиться электротермохимические и электромагнитные (рельсовые) пушки («рейлган» на бронетехнике это скорее отдалённое будущее).

Проект электротермохимической пушки калибра 60 мм Rapid Fire ET ВМС США

Бронетехника против пехоты. Кто быстрее: танк или пехотинец?

Прототип танковой электротермохимической ETC-пушки XM360

Впрочем, увеличение скорости ракет и снарядов вряд ли кардинально изменит ситуацию в противостоянии бронетехники и живой силы. Появятся у бронетехники электротермохимические пушки с гиперзвуковыми снарядами, появятся и гиперзвуковые ПТУР у пехоты. В настоящее время в целом можно считать, что средняя скорость полёта снарядов и противотанковых ракет/гранатомётных выстрелов является сравнимой, и преимущество того или иного типа вооружения зависит от дальности применения конкретных образцов вооружений, и скорее всего подобная ситуация сохраниться и в дальнейшем.
Однако, в фазе «действие» происходит не только сам выстрел, но и предшествующий ему процесс наведение вооружения на цель.

Скорость наведения


Скорость плавного наведения пушки и башни БМП-2 в режиме «полуавтомат» не превышает 0,1 град/с, максимальные скорости наведения составляют в горизонтальной плоскости 30 град/с, а в вертикальной плоскости — 35 град/с. Скорость поворота башни БМД-3 составляет 28,6 град/с, башни танка Т-90 – 40 град/с. Анализ видеоматериалов показывает, что скорость разворота башни танка Т-14 на платформе «Армата» также составляет порядка 40-45 град/с.

Вращение башни танка Т-14 на платформе «Армата» на 360 градусов
Таким образом, исходя из характеристик приборов наведения и скорости разворота вооружения боевых машин можно предположить, что время фазы наведения вооружения на заранее обнаруженную цель (при перебросе на 180 градусов) составит порядка 4,5-6 секунд, при этом скорость полёта снаряда/ПТУР/выстрела РПГ на дальности до 1 км составит порядка 1-3 секунды, то есть скорость прицеливания и наведения вооружения в фазе «действие» играют большую роль, чем скорость полёта боеприпаса (хотя и скорость боеприпаса важна, и её значение увеличивается с увеличением дальности стрельбы).
Можно ли увеличить скорость наведения вооружений? Существующие технологии вполне позволяют это сделать. К примеру скорость перемещения осей современного промышленного робота может превышать 200 град/с, обеспечивая точность повторяемости движений 0,02-0,1 мм. При этом длина «руки» промышленного робота может достигать несколько метров, а масса составляет сотни килограмм.


Скорость движения промышленных роботов
Реализовать подобные скорости поворота башни и наведения пушки танка калибра 125-152 мм вряд ли возможно из-за их значительной массы, и как следствие высоких моментов инерции, а вот увеличение до 180 град/с скорости разворота и наведения вооружения безэкипажных дистанционно-управляемых модулей вооружения (ДУМВ) с пушкой калибра 30 мм может быть вполне реально.
Высокоскоростные модули вооружения с 30-мм автоматической пушкой могут быть установлены как на боевые машины пехоты (БМП) или их тяжёлые модификации (ТБМП), так и на бронетранспортёры (БТР). Благодаря существующей тенденции к уменьшению размеров ДУМВ с 30-мм автоматическими пушками, такие комплексы могут быть размещены непосредственно на башне ОБТ вместо пулемёта калибра 12,7 мм, радикально увеличив его возможности по борьбе с танкоопасной живой силой, особенно в сочетании со снарядами с дистанционным подрывом на траектории.

Бронеавтомобиль «Тигр» с ДУМВ с пулемётом калибра 12,7 мм (слева) и он же с ДУМВ с пушкой калибра 30 мм и пулемётом 7,62 мм

Возможность реализации ДУМВ с высокоскоростными приводами наведения на базе 30-мм автоматических пушек может стать их преимуществом по сравнению с орудиями более крупного калибра (например, ДУМВ на базе 57-мм пушки), достижение высоких скоростей наведения которых будет ограничиваться ростом массогабаритных характеристик. И разумеется, реализация высокоскоростного наведения возможна только в безэкипажных боевых модулях, из-за возникающих при вращении перегрузок.

Лазеры против живой силы противника


Другим высокоэффективным средством поражения танкоопасной живой силы может стать лазерное оружие мощностью 5-15 кВт. В настоящий момент лазеры такой мощности уже существуют, однако их габариты пока достаточно велики. Можно ожидать, что в ближайшей перспективе, вместе с ростом мощности боевых лазеров, габариты менее мощных моделей будут уменьшаться, что позволит их размещать на бронетехнике вначале как отдельный модуль вооружения, в затем и в составе ДУМВ, в комплексе с автоматической пушкой и/или пулемётом.

БТР Stryker MEHEL с лазером мощностью 2-5 кВт, ранее планировалось увеличение мощности до 18 кВт, в 2021 году армия США планирует испытать на БТР Stryker лазер мощностью 100 кВт

Для гарантированного поражения живой силы лазером потребуется разработка эффективных алгоритмов наведения. Современный бронежилет может быть серьёзным препятствием для лазерного луча, поэтому необходимо, чтобы система наведения автоматически осуществляла поражение цели в наиболее уязвимые места – лицо или шею, подобно тому, как происходит распознавание лица в современных цифровых фотоаппаратах.
Здесь надо оговориться, что ослепление лазером противоречит четвёртому протоколу Женевской конвенции о «негуманном» оружии, но надо понимать, что попадание лазерного луча мощностью 5-15 кВт в незащищённую поверхность лица или шеи с высокой вероятностью вызовет летальный исход. Защитить пехотинца от такого лазера очень сложно, если только прятать его в закрытый скафандр с экзоскелетом и со шлемом с оптической развязкой, то есть когда изображение снимается камерами и выводится на глазной экран или проецируется в зрачок. Такие технологии, даже если будут реализованы в ближайшее время, будут иметь высокую стоимость, поэтому будут доступны ограниченному числу военнослужащих ведущих армий мира.

Концепты экипировки солдата будущего

Таким образом, повышение эффективности борьбы боевой бронированной техники с живой силой противника в фазе «действие» можно обеспечить путём установки высокоскоростных приводов наведения вооружения, а в перспективе и применяя лазерное оружие в составе боевых модулей.
Способность бронетехники наводить своё вооружение с высочайшей скоростью, недоступной человеку, во многом поспособствует снижению угрозы, исходящей от живой силы противника. Фазе «действие», то есть наведению вооружение на цель и производству выстрела предшествуют фазы «наблюдение», «ориентация» и «решение», эффективность выполнения которых напрямую зависит от ситуационной осведомлённости экипажей бронетехники.
О путях решения проблемы недостаточной ситуационной осведомлённости экипажей бронетехники поговорим в следующем материале.
наверх