Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Авиация против танков (часть 12)

Авиация против танков (часть 12)

Линник Сергей
Время прочтения:

К моменту нападения нацисткой Германии на СССР в люфтваффе не имелось хорошо бронированных штурмовиков, сравнимых с советским Ил-2, или специализированных противотанковых самолётов. В рамках концепции «Молниеносной войны» оказывать непосредственную авиационную поддержку наступающим подразделениям и действовать на коммуникациях противника должны были одномоторные истребители Bf 109E, тяжелые истребители Bf 110, штурмовики Hs 123 и пикирующие бомбардировщики Ju 87. Для ударов по переднему краю советской обороны противник нередко использовал двухмоторные пикирующие бомбардировщики Ju 88.
К июню 1941 года истребители модификаций Bf 109E-4, Е-7 и Е-8 («Эмиль») уже не считались самыми современными, и потому их в основном ориентировали на выполнение ударных задач. Завоеванием превосходства в воздухе и сопровождением бомбардировщиков должны были заниматься «Фридрихи» - Bf.109F. Впрочем, такое деление было во многом условным, хотя специализация всё же имела место.


Bf 109Е

«Эмиль» стал первой по-настоящему массовой модификацией Bf 109 и в середине 1941 года был вполне боеспособным истребителем. Его максимальная скорость составляла 548 км/ч. Бомбовая нагрузка могла достигать 250 кг. Встроенное вооружение состояло из двух 7,92-мм пулемётов и двух 20-мм пушек. Однако 20-мм пушки MG FF, устанавливаемые в крыле, не были верхом совершенства.
Авиация против танков (часть 12)

20-мм пушка MG FF

При сравнительно малом весе -28 кг, темп стрельбы составлял всего 530 выстр/мин, начальная скорость бронебойного снаряда – около 600 м/с. Прицельная дальность стрельбы из MG FF не превышала 450 м, а бронепробиваемость была недостаточной даже для борьбы с легкобронированными машинами. Ограниченным был и боекомплект – 60 снарядов на ствол. По всем показателям, кроме массы, немецкая 20-мм пушка проигрывала даже не самой мощной советской ШВАК, и потому во второй половине войны постепенно сошла со сцены.

Авиационная пушка MG FF в крыле истребителя

Одноместные «Мессершмитты», действующие на советско-германском фронте, имели 6-мм стальной бронелист, установленный за баком и перекрывающий всё сечение фюзеляжа, бронестекло и бронеспинку кресла пилота. Но использование двигателя жидкостного охлаждения и отсутствие бронезащиты бортов кабины делало Bf.109 уязвимым даже при обстреле из оружия винтовочного калибра. Поэтому на часть Bf 109E-4 устанавливались дополнительные 8 мм броневые листы, которые защищали пилота снизу и сзади. При выполнении атак избегать поражения зенитным огнём помогали высокая скорость полёта и небольшие размеры «мессера».

Немецкие пилоты прекрасно осознавали уязвимость своих машин, и поэтому при зенитном противодействии старались не совершать повторных атак. В отечественной мемуарной литературе достаточно часто говорится о том, что «мессеры» в начальный период войны терроризировали колонны беженцев и отступающие советские войска. Нередко им удавалось громить железнодорожные эшелоны. Но высокая скорость полёта резко снижала точность бомбометания и затрудняла прицеливание при ведении огня из пулемётов и пушек по наземным целям.

Bf 109E-4 с 250-кг бомбой летит на бомбежку в район Сталинграда

Противотанковые возможности «Эмиля», несмотря на солидную бомбовую нагрузку, были слабыми. После провала «блицкрига» и стабилизации линии фронта, эффективность действия Bf 109Е в роли истребителя-бомбардировщика резко упала, а потери, напротив, возросли. Даже с учётом достаточно высокой скорости полёта резко увеличилась вероятность схлопотать очередь из крупнокалиберного пулемёта ДШК, да и советская пехота уже не впадала в панику и вела сосредоточенный огонь из стрелкового оружия по низколетящим самолётам противника. К началу 1943 года Bf.109Е на Восточном фронте практически не осталось, а истребители модификаций Bf 109F и G массированно для ударов по наземным целям не использовались.
История боевого применения тяжелых истребителей Bf.110 на советско-германском фронте во многом сходна с боевой карьерой Bf.109Е. После того как Bf 110 потерпел фиаско в роли истребителя в Битве за Британию его переклассифицировали в штурмовики. При этом кабина ударных самолётов спереди имела 12 мм броню и 57 мм бронестекло, стрелок был защищен 8 мм бронёй. На боковых панелях кабины использовались 35 мм бронестёкла. Толщина брони снизу составляла 8-10 мм.

Bf 110D

Наступательное вооружение Bf 110 было достаточно мощным: две 20-мм пушки MG FF со 180 снарядами на ствол и четыре 7,92-мм пулемета MG 17 с боекомплектом по 1000 патронов. Хвост прикрывал стрелок с 7,92-мм пулемётом MG 15.

Под фюзеляжем можно было подвесить фугасные бомбы массой до 500 кг, под крылом размещались 50 кг бомбы. Вариант типовой бомбовой нагрузки распределялся так: 2 бомбы по 500 кг и 4 по 50 кг. При доработке узлов подвески самолёт мог взять даже 1000 кг авиабомбы, при этом вес боевой нагрузки в перегрузочном варианте мог достигать 2000 кг. При действиях по площадным слабо защищённым целям весьма эффективными оказывались 500 кг бомбовые контейнеры AB 500, которые снаряжались 2 кг осколочными бомбами и раскрывались после сброса на заданной высоте.
Без бомбовой нагрузки, на высоте 4000 м ударный Bf 110F развивал скорость 560 км/ч. Практическая дальность составляла 1200 км. Штурмовик с такими характеристиками мог вполне успешно действовать в начальный период войны без истребительного прикрытия. Избавившись от бомб, он имел все шансы уйти от советских истребителей. В то же время попытки пилотов Bf.110 вести активный воздушный бой с одномоторными истребителями часто заканчивались для них плачевно. Тяжелый двухмоторный «Мессершмитт» со взлётной массой 9000 кг безнадёжно проигрывал однодвигательным машинам по скороподъёмности и манёвренности.

Известен случай, когда советскому лётчику на И-153 в одном воздушном бою удалось сбить два Bf 110. Расстреляв все патроны, заместитель командира эскадрильи 127-го ИАП старший политрук А.С. Данилов, таранным ударом отправил на землю третий вражеский самолёт.

Впрочем, при грамотной тактике применения Bf 110 был очень неплохим штурмовиком и больших потерь не нёс. Прочная и живучая конструкция планера, бронезащита и два двигателя делали самолёт устойчивым к боевым повреждениям. Во всяком случае, сбить самолёт из оружия винтовочного калибра было сложно. Большая дальность полёта позволяла оперировать на удалении нескольких сотен километров от линии фронта, а значительная бомбовая нагрузка поражать весь спектр целей, включая бронетехнику.
Так как 20-мм пушки MG FF были признаны слишком слабыми, в конце 1941 года стали появляться варианты с 30-мм пушками МК 101 и МК 108 и даже с 37-мм пушкой BK 3.7.

30-мм пушка МК 101

Авиационная 30-мм пушка МК 101 весила 139 кг и имела темп стрельбы 230-260 выстр/мин., 500 г снаряд, содержащий 15 г взрывчатки, выпущенный из ствола со скоростью 690 м/с на дистанции 300 м по нормали, мог пробить 25 мм бронеплиту. В середине 1942 года началось производство облегчённого бронебойного снаряда массой 455 г с начальной скоростью 760 м/с, его бронепробиваемость на той же дистанции возросла до 32 мм. Примерно тогда же на вооружение поступил 355 г снаряд с сердечником из карбида вольфрама. Начальная скорость снаряда превысила 900 м/с. На дистанции 300 м по нормали согласно немецким данным он пробивал 75-80 мм броню, а под углом 60 ° - 45-50 мм. Те же самые бронебойные снаряды использовались в других немецких 30-мм авиационных пушках. Однако ввиду хронической нехватки вольфрама снарядов с твердосплавными сердечниками произвели не много. Обычные же бронебойные снаряды могли с достаточной вероятностью пробить броню только лёгких танков, средние Т-34 и тяжелые КВ для них, как правило, были неуязвимы. Впрочем, заброневой поражающий эффект твердосплавных сердечников даже в случае пробития танковой брони был очень скромным. Как правило, всё заканчивалось тем, что в броне образовывалось отверстие небольшого диаметра, а сам сердечник из карбида вольфрама после пробития рассыпался в порошок.

Bf.110G-2/R1 с 37-мм пушкой ВК 3.7

37-мм орудие ВК 3.7 было создано на базе зенитного автомата 3.7 cm FLAK 18. 37-мм снаряд весил в два раза больше, чем 30-мм, что давало возможность резко увеличить толщину пробиваемой брони. Длинноствольная пушка с высокой начальной скоростью снаряда с твердосплавным сердечником обещала быть еще более эффективным при борьбе с бронетехникой. Так как на ВК 3.7 использовалось обойменное заряжание, обязанность по перезарядке орудия возложили на бортового стрелка. Но внедрение 30 и 37-мм пушек на Bf 110 совпало с выводом самолётов из штурмовой авиации. В 1942 году немцы стали ощущать острую нехватку ночных истребителей в авиационных частях, защищавших Германию от британских бомбардировщиков, и потому оставшиеся Bf.110 было решено перепрофилировать на решение задач ПВО.
Сейчас мало кто помнит о немецком штурмовике Hs 123, а ведь он активно воевал до второй половины 1943 года и даже участвовал в сражениях под Курском. Архаичный биплан, созданный в середине 30-х, оказался очень востребованным и уцелевшие в боях машины летали до полного износа. Так как самолёт считался устаревшим уже к концу 30-х, построено было всего около 250 экземпляров.

Hs 123А

Для своего времени штурмовик обладал очень неплохими данными, при нормальной взлётной массе 2215 кг «Хеншель» брал на борт 200 кг бомб. Боевой радиус действия при этом составлял 240 км – вполне достаточно для самолёта непосредственной авиационной поддержки и для действий в ближнем тылу противника. В случае, когда предстояло работать по переднему краю обороны противника, бомбовая нагрузка могла достигать значения 450 кг (одна 250 кг авиабомба на центральном узле подвески + четыре 50 кг под крылом). Встроенное вооружение – два пулемёта винтовочного калибра.
Звездообразный девятицилиндровый двигатель воздушного охлаждения ВМW 132D мощностью 880 л.с. позволял развивать в горизонтальном полёте на высоте 1200 м скорость 341 км/ч. Что примерно соответствовало максимальной скорости советского истребителя И-15бис. Такая скорость была практическим пределом для самолёта с неубирающимися шасси, но в отличие от советских бипланов Hs 123 был построен из дюраля, что делало его более живучим к боевым повреждениям и увеличивало ресурс планера. Вообще в руках опытных пилотов штурмовой «Хеншель» оказался очень эффективным ударным самолётом. Хотя лётчик первоначально был защищён бронёй только сзади, боевая живучесть биплана оказалась настолько высокой, что он заслужил репутацию «не убиваемого». По сравнению с другими самолётами непосредственной авиационной поддержки, боевые потери Hs 123 оказались существенно меньшими. Так, во время Польской компании гораздо более современные пикировщики Ju 87 потеряли около 11% из участвовавших в боевых действиях, в то же время от огня противника было сбито 2 «Хеншеля» из 36 принявших участие в боях. Достаточно высокая боевая живучесть Hs 123 объяснялась не только цельнометаллической конструкцией, спереди лётчика прикрывал двигатель воздушного охлаждения, который неплохо держал боевые повреждения. К тому же в начальный период войны, когда немецкая авиация доминировала над полем боя, зенитное прикрытие советских войск было откровенно слабым, а основным средством ПВО в прифронтовой полосе были счетверенные зенитные установки на основе пулемета «Максим». Важным достоинством штурмовых бипланов оказалась их способность совершать боевые вылеты с раскисших грунтовых аэродромов, чего не могли делать другие немецкие самолёты.

Хотя по отношению к другим типам боевых самолётов, действовавших на советско-германском фронте, Hs 123А было относительно немного, пехотные командиры всех уровней отмечали хорошую точность и результативность их авиаударов. Благодаря невысокой скорости полёта и прекрасной манёвренности на малых высотах «Хеншель» бомбил очень точно. Он мог одинаково успешно выступать в роли штурмовика и пикирующего бомбардировщика. Неоднократно отмечались случаи, когда пилотам «Хеншелей» удавалось попадать 50 кг авиабомбами в одиночные танки.
В связи со справедливой критикой слабого наступательного вооружения, начиная с лета 1941 года на Hs 123А стали подвешивать контейнеры с 20-мм пушками MG FF – это конечно не сильно повысило противотанковый потенциал машины, но зато увеличило эффективность против грузовиков и паровозов.

Hs 123А, сбитый в ноябре 1941 года по Москвой

Зимой 1941-1942 гг. оставшиеся в строю штурмовые бипланы прошли капитальный ремонт и модернизацию. При этом кабина пилота была защищена броней снизу и по бортам. С учётом суровых зимних условий России кабину закрыли фонарём и оборудовали обогревателем. Для компенсации возросшего взлётного веса на модернизированные штурмовики ставились двигатели воздушного охлаждения BMW132K мощностью 960 л.с. На часть машин в крыло установили встроенные пушки MG 151/20. При этом противотанковые возможности штурмовиков увеличились. 15-мм бронебойная пуля массой 72 г на дистанции 300 м по нормали пронизывала 25 мм броню. А 52 г пуля с твердосплавным сердечником, выпущенная с начальной скоростью 1030 м/с, в тех же условиях пробивала 40 мм броню. Каковы реальные успехи «Хеншелей» со встроенными пушками неизвестно, но с учётом того, что выпустили их немного, особого влияния на ход боевых действий они оказать не могли.
В 1942 году Hs 123 использовались на фронте даже в больших масштабах, чем год назад. Для увеличения их численности на фронте самолёты изъяли из лётных школ и тыловых частей. Более того, с авиационных свалок собирали и восстанавливали пригодные к дальнейшему использованию Хеншели. Ряд высших чинов люфтваффе ратовал о возобновлении производства безнадёжно устаревшего самолёта. Всё это конечно происходило не от хорошей жизни. Уже зимой 1941 года стало ясно, что быстрой победы не получилось, и война на Востоке затягивается. При этом советские ВВС и ПВО оправились от первоначального шока, наземные части и военачальники РККА получили определённый боевой опыт, а советская промышленность начала перестраиваться на военные рельсы. В люфтваффе же, наоборот, стал ощущаться дефицит квалифицированных пилотов и авиационной техники. Именно поэтому стал так востребован простой в управлении, неприхотливый в обслуживании, живучий и достаточно эффективный штурмовик Hs 123.
На советско-германском фронте этот самолёт активно воевал до второй половины 1943 года. Хорошая управляемость и высокая маневренность позволяли ему, действуя вблизи земли, уклоняться от атак советских истребителей. К середине войны в связи с возросшей мощью советской зенитной артиллерии пилоты «Хеншелей» старались не углубляться за линию фронта, их основные цели были на передовой. Неизбежные потери и износ материальной части привели к тому, что к 1944 году в частях первой линии штурмовиков Hs 123 не осталось. Малое число построенных Hs 123 во многом связано с тем, что вскоре после начала серийного производства «Хеншелей» было принято решение о принятии на вооружение более совершенного пикирующего бомбардировщика.
В середине 30-х с ростом скорости полёта боевых самолётов стало ясно, что поразить точечную цель с горизонтального полёта одной бомбой практически невозможно. Требовалось либо многократно повышать бомбовую нагрузку, либо увеличивать число бомбардировщиков, участвующих в боевом вылете. И то и другое оказывалось слишком затратным и труднореализуемым на практике. Немцы внимательно следили за американскими опытами в деле создания лёгкого пикирующего бомбардировщика, и во второй половине 1933 года Министерство авиации Германии объявило конкурс на разработку собственного пикировщика. На первом этапе конкурса предполагалось создание относительно простой машины, на которой можно было бы получить соответствующий опыт и отработать боевые приёмы применения пикирующего бомбардировщика. Победителем первого этапа конкурса как раз и стала фирма Henschel Flugzeug-Werke AG со своим Hs 123. На втором этапе на вооружение должен был поступить боевой самолет с более высокими летными данными и максимальной бомбовой нагрузкой близкой к 1000 кг.
Победителем второго этапа конкурса объявили Ju 87 фирмы Junkers. Свой первый полёт он совершил в 1935 году – практически одновременно с Hs 123. Это был двухместный однодвигательный моноплан с крылом типа «перевёрнутая чайка» и неубирающимся шасси. Ju 87 известен так же как Stuka – сокращённое нем. Sturzkampfflugzeug — пикирующий бомбардировщик. Из-за неубирающихся шасси с крупными обтекателями советские солдаты впоследствии прозвали этот самолёт «лаптёжником».

Ju 87А-1

Но из-за большого числа не применявшихся ранее технических решений доводка самолёта затянулась, и первые Ju 87А-1 начали поступать в строевые эскадрильи весной 1937 года. По сравнению с бипланом Hs 123 самолёт смотрелся гораздо более выигрышно. Летчик и стрелок, защищавший заднюю полусферу, сидели в закрытой кабине. Для ограничения скорости пикирования на крыле имелись «воздушные тормоза» в виде решетки, поворачивавшейся на пикировании на 90 °, а боевую работу пилота существенно облегчал «автомат пикирования», который после сброса бомб обеспечивал выход самолёта из пике с постоянной перегрузкой. Специальное устройство электроавтоматики переставляло триммер руля высоты, чем и достигался желаемый эффект, при этом усилие на ручке управления не превышало нормального для горизонтального полета. Впоследствии в схему автоматического вывода из пике включили высотомер, определявший момент вывода, даже если сброса бомбы не произошло. В случае необходимости пилот, приложив большее усилие на ручке, мог взять управление на себя. Поиск цели облегчался наличием наблюдательного окна в полу кабины. Угол пикирования на цель составлял 60-90°. Для того чтобы пилоту было проще контролировать угол пикирования относительно горизонта, на остеклении фонаря кабины наносилась специальная градуированная сетка.
Самолёты первой модификации так и не стали по-настоящему боевыми машинами, хотя им довелось принять боевое крещение в Испании. На «Антонах» стоял слишком слабый двигатель, и была недоработана винтомоторная группа. Это ограничивало максимальную скорость величиной 320 км/ч, снижало бомбовую нагрузку и потолок. Тем не менее, в Испании была подтверждена жизнеспособность концепции пикирующего бомбардировщика, что дало толчок к совершенствованию «Штуки». Осенью 1938 года началось серийное производство Ju 87B-1 (Берта) с двигателем жидкостного охлаждения Jumo 211А-1 мощностью 1000 л.с. С этим мотором максимальная скорость горизонтального полёта составила 380 км/ч, а бомбовая нагрузка 500 кг (в перегруз 750 кг). Существенные изменения были внесены в состав оборудования и в вооружение. В кабине установили более совершенные приборы и прицелы. Хвост защищал 7,92-мм пулемет MG 15 в шаровой установке с увеличенными углами обстрела. Наступательное вооружение усилили вторым 7,92-мм пулемётом MG 17. В распоряжении пилота появилось устройство Abfanggerat, обеспечивающее безопасное бомбометание с пикирования. После ввода в пикирование в наушниках шлемофона летчика раздавался частый сигнал. После пролета предварительно установленной высоты сброса бомбы сигнал исчезал. Одновременно с нажатием на кнопку сброса бомб происходила перестановка триммеров на рулях высоты, и изменялся угол установки лопастей винта.

По сравнению с «Антоном» пикирующие бомбардировщики модификации «Берта» стали полноценными боевыми самолётами. В декабре 1939 года началось строительство Ju 87В-2 с двигателем Jumo-211Da мощностью 1200 л.с. с новым винтом и другими изменениями. Максимальная скорость этой модификации увеличилась до 390 км/ч. А в перегруз могла быть подвешена 1000 кг бомба.
Впервые против танков «Штуки» успешно действовали во Франции в 1940 году, продемонстрировав неплохую боевую эффективность. Но в основном они играли роль «воздушной артиллерии», действуя по заявкам наземных войск - громили укрепления противника, подавляли артиллерийские позиции, блокировали подход резервов и подвоз припасов. Надо сказать, что Ju 87 вполне соответствовали взглядам немецких генералов на стратегию ведения наступательных операций. Пикировщики точными бомбовыми ударами сметали на пути танковых «клиньев» батареи противотанковых орудий, огневые точки и узлы сопротивления обороняющегося противника. Согласно немецким данным, в условиях боев 1941-1942 гг. немецкие пикировщики и штурмовики могли уничтожить и вывести из строя до 15% общего количества целей на поле боя.
К середине 1941 года «Люфтваффе» имели отлаженную систему управления авиацией над полем боя и взаимодействия с наземными войсками. На всех ударных немецких самолётах имелись качественные, надёжно работающие радиостанции, а лётный состав обладал хорошими навыками использования радио в воздухе для управления и наведения на поле боя. Авианаводчики, находящиеся в боевых порядках сухопутных войск, имели практический опыт организации управления авиацией над полем боя и наведения на наземные цели. Непосредственно для размещения авианаводчиков использовались специальные радиофицированные бронемашины или командирские танки. В случае обнаружения танков противника они зачастую подвергались бомбово-штурмовому удару, ещё до того, как успевали атаковать немецкие войска.
«Штука» был идеальным ударным самолётом поля боя в начальный период войны, когда немецкая авиация господствовала в воздухе, а наземная противовоздушная оборона советских войск являлась слабой. Но немецкие пикировщики оказались очень лакомой целью для советских истребителей, даже для «старичков» И-16 и И-153. Для того чтобы оторваться от истребителей скоростных данных Ju 87 было недостаточно, а слабое вооружение и недостаточная для ведения воздушного боя манёвренность не позволяли эффективно защитить себя в воздушном бою. В связи с этим для сопровождения пикировщиков пришлось выделять дополнительные истребители. Но потери Ju 87 стали расти и от зенитного огня. При нехватке специализированных зенитных средств советское командование уделяло большое внимание подготовке личного состава линейных пехотных подразделений ведению огня из личного стрелкового оружия по воздушным целям. В обороне для ручных и станковых пулемётов и противотанковых ружей оборудовались специальные позиции с самодельными или полукустарными зенитными приспособлениями, на которых постоянно дежурили выделенные расчёты. Эта вынужденная «самодеятельность» давала определённый эффект. С учётом того, что пикировщик Ju 87 не имел особой бронезащиты, зачастую одной винтовочной пули, попавшей в радиатор двигателя, было достаточно, чтобы самолёт не вернулся на свой аэродром. Уже осенью 1941 года немецкие лётчики отмечали увеличение потерь от зенитного огня при нанесении ударов по переднему краю. При интенсивном обстреле с земли пилоты пикирующих бомбардировщиков старались увеличить высоту сброса бомб и снижали количество заходов на цель, что конечно не могло не сказаться на эффективности авиаударов. По мере насыщения ВВС РККА истребителями новых типов и усиления зенитного прикрытия результативность действий «лаптёжников» резко упала, а потери стали неприемлемыми. Немецкая авиационная промышленность до определённого момента могла восполнить убыль техники, но уже в 1942 году стала ощущаться нехватка опытных лётных кадров.
В то же время командование люфтваффе было не готово отказаться от достаточно эффективного пикировщика. На основании опыта боевых действий была проведена тотальная модернизация бомбардировщика. Для повышения лётных данных на Ju 87D («Дора»), который поступил на фронт в начале 1942 года, установили двигатель Jumo-211P мощностью 1500 л.с. Максимальная скорость при этом составила 400 км/ч, а бомбовая нагрузка в перегрузочном варианте увеличилась до 1800 кг. Для снижения уязвимости от зенитного огня было усилено локальное бронирование, которое сильно отличалось в зависимости от производственной серии.

Ju 87D-5

Так, на модели Ju 87D-5 общий вес брони превысил 200 кг. Бронированию помимо кабины подверглись: бензобаки, масло и водорадиаторы. Эта модификация, поступившая в войска летом 1943 года, имела ярко выраженную штурмовую специализацию. Максимальная бомбовая нагрузка была ограниченна величиной 500 кг, вместо пулемётов в удлиненном крыле появились 20-мм пушки MG 151/20 с боезапасом из 180 снарядов на каждый ствол, а воздушные тормоза демонтировали. На внешних узлах под крылом могли быть дополнительно подвешены контейнеры с шестью 7,92-мм пулеметами МG-81 или две 20-мм пушки МG FF. Усиление оборонительного вооружения произошло за счёт спарки МG 81Z калибра 7,92-мм, предназначенной для обороны задней полусферы. Однако в условиях потери господства в воздухе штурмовые варианты «Штуки» оказались нежизнеспособны.
В рамках данного цикла наибольший интерес представляет самолёты модификаций Ju 87G-1 и G-2 («Густав»). Данные машины созданы на базе Ju 87D-3 и D-5 и, как правило, переоборудовались из строевых самолётов в полевых мастерских. Но часть противотанковых штурмовиков Ju 87G-2 были новыми, они отличались от модификации Ju 87G-1 увеличенным размахом крыла. Тормозные щитки отсутствовали на всех машинах. Основным назначением «Густава» стала борьба с советскими танками. Для этого штурмовик вооружили двумя длинноствольными 37-мм орудиями ВК 3.7, которое до этого уже применялось на самолётах Bf.110G-2/R1. На небольшой части самолётов модификации Ju 87G-2 сохранились 20-мм крыльевые пушки MG151/20. Но такие самолёты не пользовались популярностью среди пилотов из-за слишком заметного падения лётных характеристик.

Ju 87G-1

Противотанковый вариант «Штуки» с 37-мм пушками получился откровенно спорным. С одной стороны, длинноствольные пушки, невысокая скорость полёта, хорошая устойчивость и возможность атаковать бронированные цели с наименее защищённой стороны позволяли бороться с бронетехникой. С другой стороны, ввиду возросшего после установки орудий лобового сопротивления и разнесения тяжелой нагрузки по плоскостям, артиллерийский вариант по сравнению с пикировщиком стал более инертным, скорость снизилась на 30-40 км/ч.

Самолёт уже не нёс бомб и не мог пикировать с большими углами. Сама 37-мм пушка ВК 3.7, весившая с лафетом и снарядами более 300 кг, была не слишком надёжной, а боекомплект не превышал 6 снарядов на орудие.

Снаряжение боекомплекта 37-мм пушки ВК 3.7

Впрочем, невысокая скорострельность пушек не позволяла в одной атаке отстрелять по цели весь боекомплект. Ввиду сильной отдачи при стрельбе и места размещения пушек наводка сбивалась возникающим пикирующим моментом и сильной раскачкой самолета в продольной плоскости. При этом удерживание линии визирования на цели во время стрельбы и ввод поправок в прицеливание было очень сложной задачей, доступной лишь пилотам высокой квалификации.

Наиболее известным пилотом, летавшем на противотанковом варианте «Штуки», стал Ганс-Ульрих Рудель, который согласно немецкой статистике за неполные четыре года совершил 2530 боевых вылетов. Нацистская пропаганда приписывала ему уничтожение 519 советских танков, четырёх бронепоездов, 800 автомобилей и паровозов, потопление линкора «Марат», крейсера, эсминца, 70 малых судов. Рудель якобы разбомбил 150 позиций гаубичных, противотанковых и зенитных батарей, разрушил несколько мостов и дотов, сбил в воздушном бою 7 советских истребителей и 2 штурмовика Ил-2. При этом сам был сбит зенитным огнем 32 раза, при этом несколько раз совершал вынужденные посадки. Был взят в плен советскими солдатами, но бежал. Пять раз был ранен, два из них тяжело, продолжал совершать боевые вылеты после ампутации правой ноги ниже колена.
В самом начале лётной карьеры Рудель не блистал особыми лётными талантами, и командование одно время даже собиралось отстранить его от полётов ввиду слабой подготовки. Но впоследствии он во многом благодаря везению сумел выделиться среди пилотов пикировщиков. Хотя Рудель до конца жизни оставался убеждённым нацистом, ему удивительно везло на войне. Там, где гибли его боевые товарищи, этот чертовски везучий лётчик умудрялся выжить. При этом сам Рудель неоднократно демонстрировал примеры личной храбрости. Известно, что он едва не погиб, когда пытался вывезти экипаж подбитого Юнкерса, совершившего вынужденную посадку на территории занятой советскими войсками. Поднабравшись боевого опыта, пилот «Штуки» стал демонстрировать высокие боевые результаты. Хотя ему настойчиво предлагали более современные типы боевых самолётов, Рудель в течение долгого времени предпочитал летать на медлительном Ju 87G. Именно на штурмовике с 37-мм пушками Рудель добился наиболее впечатляющих результатов. Действуя на малой высоте, пилот целенаправленно боролся с советскими танками. Его излюбленным тактическим приёмом была атака Т-34 со стороны кормы.

Ганс-Ульрих Рудель демонстрирует свой метод атаки советских танков на макете Т-34
По поводу боевых счётов Руделя в интернете сломано немало копий. Справедливости ради стоит признать, что многие отечественные историки считают достижения Руделя сильно завышенными, как, впрочем, и боевые счета большинства немецких ассов. Но даже если Рудель уничтожил хотя бы пятую часть танков, на которые он претендует – это был бы, безусловно, выдающийся результат. Феномен Руделя заключается ещё и в том, что другим немецким пилотам, летавшим на штурмовиках и пикировщиках, даже близко не удалось приблизиться к его результатам.

После 1943 года Ju 87 в силу своей уязвимости стал достаточно редок на советско-германском фронте, хотя его боевое применение продолжалось вплоть до весны 1945 года.
На поле боя, помимо специализированных штурмовиков и пикировщиков, неоднократно отмечалась "работа" с низких высот и с бреющего полета двухмоторных бомбардировщиков Ju 88 и He 111, которые обстреливали и бомбили боевые порядки советских частей. Это имело место в начальный период войны, года самолёты люфтваффе практически беспрепятственно утюжили наш передний край и ближние тылы. Однако немцы вынужденно вернулись к аналогичной практике в завершающий период войны. Остановить наступательный порыв советских войск это не помогло, а вот потери в бомбардировщиках у немцев оказались очень значительными. Для ударов по советским войскам использовались даже тяжелые ночные истребители Ju 88C, которые строились на базе бомбардировщика Ju 88А-5.

Тяжелый истребитель Ju 88C-6

Тяжелые истребители Ju 88C имели лобовое бронестекло и бронирование носовой части. Вооружение на разных модификациях могло сильно различаться. Наступательное вооружение обычно состояло из нескольких 20-мм пушек и 7,92-мм пулемётов. На внешних узлах имелась возможность подвески до 1500 бомб. Максимальная скорость у земли составляла 490 км/ч. Практическая дальность – 1900 км.
Ещё в конце 1941 года командование вермахта изъявило желание получить противотанковый самолёт с мощным орудием, способным с одного выстрела уничтожать средние и тяжелые танки противника. Работы шли неспешно, и первая партия из 18 Ju 88P-1 с 75-мм орудием ВК 7.5 под кабиной и усиленной бронезащитой была передана в войска осенью 1943 года. На самолёте установили адаптированный для использования в авиации вариант противотанковой пушки PaK 40 длиной ствола в 46 калибров. Полуавтоматическое орудие с горизонтальным клиновым затвором перезаряжалось вручную. В 75-мм авиационной пушке могла использоваться вся номенклатура боеприпасов, применимая в противотанковом орудии. Для снижения отдачи орудие оснастили дульным тормозом. Скорострельность 75-мм пушки была не высокой, за время атаки пилот успевал произвести не более 2 выстрелов. Пушка и крупногабаритный обтекатель сильно увеличили лобовое сопротивление Ju 88Р-1 и сделали самолёт очень сложным в управлении и уязвимым для истребителей. Максимальная скорость у земли снизилась до 390 км/ч.

Ju 88P-1

Боевые испытания Ju 88P-1 проходили на центральном участке Восточного фронта. Судя по всему, они оказались не слишком успешными, во всяком случае, сведений о боевых успехах истребителей танков с 75-мм пушками найти не удалось.
Низкая боевая эффективность тяжелых штурмовиков с 75-мм пушкой объясняется их большой уязвимостью, чрезмерной отдачей и низкой скорострельностью орудия. Для повышения практической скорострельности велась разработка электропневматического автоматизированного механизма досылания снарядов из радиального магазина. Практическая скорострельность орудия с автоматом заряжания составила 30 выстр/мин. Существовал как минимум один двухмоторный Юнкерс с 75-мм автоматической пушкой. Впоследствии от установки пушек ВК 7.5 на штурмовых вариантах Ju 88 отказались, предпочтя заменить их на менее мощные, но зато не такие тяжелые и громоздкие 37-мм ВК 3.7 и 50-мм ВК 5. Пушки меньшего калибра обладали более высокой скорострельностью и не столь сокрушительной отдачей. Они больше подходили для использования в авиации, хотя и не являлись идеалом.

Ju 88Р-2

Вслед за Ju 88Р-1 появились «восемьдесятвосьмые», вооруженные двумя 37-мм орудиями ВК 3.7. Первым на испытания в июне 1943 года был передан Ju 88Р-2. Однако представителей люфтваффе не устроил уровень защищённости кабины. Следующий вариант с усиленной бронезащитой получил обозначение Ju 88Р-3. Самолёт проходил испытания, но строился ли данный вариант серийно неизвестно.
Один самолёт с 37-мм пушками был переделан для установки 50-мм орудия ВК 5. Авиационная 50-мм автоматическая пушка создана путём переделки из танковой 60-калиберной полуавтоматической пушки KwK 39 с вертикальным клиновым затвором.

50-мм авиационная пушка ВК 5.

Питание орудия происходило из замкнутой металлической ленты на 21 снаряд. Досылание снаряда осуществлялось при помощи электропневматического механизма. Благодаря этому темп стрельбы составлял 40-45 выстр/мин. При неплохой практической скорострельности и надёжности вся артиллерийская система получилась очень тяжелой и весила около 540 кг. Орудие обладало высокой бронепробиваемостью. На дальности 500 метров бронебойный снаряд массой 2040 г, вылетевший из ствола со скоростью 835 м/с, при угле встречи 60° пробивал 60 мм броню. Снаряд с твердосплавным сердечником массой 900 г и начальной скоростью 1189 м/с в тех же условиях мог пробить 95 мм броню. Таким образом, штурмовик, вооруженный 50-мм орудием, теоретически мог бороться со средними танками, атакуя их с любого направления, а тяжелые танки были уязвимы при обстреле с кормы и в борт.
В начале 1944 года начались поставки тяжелых штурмовиков Ju 88Р-4 с 50-мм орудием. В разных источниках указывается различное число построенных экземпляров: от 32 до 40 машин. Возможно, речь идёт также об опытных и самолётах, переоборудованных из других модификаций. Часть противотанковых «восемьдесятвосьмых» вооружалась также реактивными снарядами R4/M-HL Panzerblitz 2 с кумулятивной боевой частью.
Из-за незначительного числа построенных Ju 88Р оценить их боевую эффективность сложно. Машины с тяжелым артиллерийским вооружением могли бы результативно действовать в начальный период войны, но тогда основные задачи по уничтожению наземных целей успешно решались пикировщиками и истребителями-бомбардировщиками. После потери немцами господства в воздухе и многократного роста мощи советских танковых армий, тяжелые штурмовики, действующие днём над полем боя, были обречены на катастрофические потери. Впрочем, Ju 88 не был единственным многомоторным самолётом люфтваффе, на который предполагалось ставить орудия калибром более 37-мм. Так, 50 и 75-мм орудиями предполагалось вооружать тяжелый штурмовик, который создавался на базе дальнего бомбардировщика Не 177.

Самолёт, получивший обозначение He 177 A-3/R5, хотели использовать для борьбы с советскими танками и подавления советской ПВО под Сталинградом, в ходе операции по разблокировке окруженной 6-й армии фельдмаршала Паулюса. В этот вариант начали переоборудовать 5 бомбардировщиков He 177 A-3. Но окруженная 6-я армия сдалась раньше, чем были закончены работы по установке тяжелого вооружения и самолёты вернули к первоначальному виду.
Продолжение следует…
По материалам:
http://grafiq.ru/junkers-ju-87d-stuka/
http://www.soldiering.ru/avia/airplane/ww2/battle-plane.php
http://www.airwar.ru/weapon/guns/mk101.html
http://www.achtungpanzer.com/gen9.htm
https://www.aviarmor.net/aww2/aircraft/germany/he177.htm
Start-Verlag, Bad Zwischenahn. Luftwaffe im Focus
комментировать
наверх