Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Пресса Британии: кто победил и кто проиграл на референдуме в Каталонии?

Пресса Британии: кто победил и кто проиграл на референдуме в Каталонии?

Время прочтения:

В обзоре британских газет:

    Каталонцы: народ или национальность?

    Все британские газеты анализируют прошедший в Каталонии в воскресенье референдум о независимости и его возможные последствия.

    Times в своей редакционной статье пишет, что поразительно, что каталонский референдум вообще состоялся.

    Полиция вела себя шокирующе жестоко, применяя резиновые пули против избирателей, избивая дубинками мирных демонстрантов. Сотни человек были ранены.

    Подобные действия со стороны испанских властей контрпродуктивны и неоправданно жестки.

      Премьер-министр Мариано Рахой должен признать тот факт, что каталонцы недовольны. Ему нечего бояться.

      Не было практически никакого шанса, что международное сообщество окажет на него давление с тем, чтобы признать результаты референдума.

      Этот референдум следует рассматривать как призыв внимательнее прислушиваться к чаяниям и жалобам каталонцев, как способ продемонстрировать им большее уважение, как стимул начать поиски возможности предоставления Каталонии большей автономии, и, может быть, как возможность привлечь к этому процессу Брюссель, который тоже с тревогой поглядывает на сепаратистские движения по всему континенту, опасаясь раздробления Европы.

      Требования каталонцев установить новые отношения с Испанией зиждятся на тягостной памяти преследований их языка и культуры во времена правления Франсиско Франко, и ощущением, что власти Испании не относятся к ним с должным уважением.

      Каталонцы также возмущены тем, что конституционный суд Испании отверг принятый законопроект о расширении автономии, в котором каталонцы назывались "народом". Суд постановил, что они лишь "национальность".

      Но все эти вопросы следует обсуждать в атмосфере спокойствия, а не угроз. Обе стороны должны сейчас отойти от края пропасти, пишет Times.

      Необхоимость консенсуса

      Daily Telegraph в своей редакционной статье пишет, что кадры того, как полиция применят резиновые пули и избивает сотни людей, были бы шокирующими в любой стране.

      Но когда речь идет о стране, которая освободилась от диктатуры всего лишь 40 лет тому назад, и которая пережила гражданскую войну за 40 лет до того, насилие между разными группами общества вызывает особую тревогу.

      Мысль о том, что западноевропейская демократическая страна может вдруг скатиться к вооруженному конфликту, кажется нереальной. Но подобную возможность следует рассматривать серьезно.

      Обе стороны могут - и должны - принять немедленные меры для деэскалации напряженности, так как ситуация в стране сейчас самая взрывоопасная со времен правления Франко.

          Правительство премьер-министра Мариано Рахоя также должно сделать все, чтобы силы безопасности понесли ответственность за свои слишком жесткие и непропорциональные действия.

          Да, ему могут не нравиться власти Каталонии, которые нарушили закон, проведя воскресный референдум, но он должен понять, что кадры того, как полицейские в черной униформе и полной экипировке швыряют на землю пожилых женщин, лишь усилят призывы к независимости.

          После того как все успокоятся, можно будет найти какой-то консенсус о большей автономии для Каталонии, который удовлетворит все стороны, пишет Daily Telegraph.

          Кризис в Испании

          Guardian в своей редакционной статье пишет, что Испанию охватил кризис, а премьер-министр страны, судя по всему, этого не осознает.

          Еще в преддверии референдума о независимости Каталонии было ясно, что перед страной стоят большие проблемы.

          Но ни те, кто организовывал этот референдум, ни те, кто ему противостоял, не могли вообразить сцены насилия на избирательных участках.

          Однако суть обращения к народу после референдума премьер-министра Мариано Рахоя была проста: референдума не было, и нет никаких проблем. Полиция вела себя "строго и спокойно". Ответственность за произошедшее лежит на плечах правительства Каталонии.

          Но, пишет газета, Испания сейчас расплачивается за свое твердое решение остановить референдум при помощи любых методов и любой ценой. Последнее заявление премьер-министра лишь подливает масла в огонь, считает Guardian.

          Каталонский лидер Карлес Пучдемон, может быть, и был прав, заявив, что правительство Испании "потеряло больше, чем оно уже до того потеряло", но это на самом деле полуправда.

              Большинство каталонцев хотели референдума, и одновременно хотели остаться в составе Испании.

              И именно этому большинству каталонцев оказали медвежью услугу как правительство в Мадриде, так и движение за независимость.

              Видный европейский политик, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт призывает к деэскалации, а также к достижению договоренности между всеми сторонами, и уважению к конституции Испании.

              Он прав. И для того, чтобы найти выход из создавшегося сложного положения, всем сторонам придется прислушаться друг к другу - в особенности к каталонцам, пишет Guardian.

              Что ждет иракских курдов?

              Financial Times напоминает в своей редакционной статье, что на прошлой неделе иракские курды, несмотря на серьезное давление извне, проголосовали за независимость своего автономного района, и сделали это не только потому, что их предки мечтали о своем собственном государстве, но и потому, что федеральное устройство Ирака оказалось несостоявшимся.

              Многие во всем мире с пониманием относятся к требованием курдов, но, отмечает газета, Ближнему Востоку не нужна еще одна война, на этот раз между курдами и арабами, к которой могут присоединиться Турция и Иран.

              Иракские курды, пережив попытку геноцида со стороны правительства Саддама Хусейна и проведя 1990-е годы, выстраивая свою автономию под прикрытием зоны, запрещенной для полетов авиации Ирака, согласились в 2003 году, после вторжения американских войск, на создание федерального Ирака, в котором власть делилась бы между курдами, шиитским большинством и суннитским меньшинством.

              Но этот эксперимент провалился на практике.

                  В то время как остальные районы Ирака были залиты кровью из-за конфликта между суннитами и шиитами, курдский автономный район стал своего рода тихой гаванью, которую защищало закаленное курдское ополчение.

                  То же ополчение ведет серьезные бои с силами так называемого "Исламского государства" и теперь контролирует значительные территории за пределами автономии, в том числе и город Киркук и прилежащие к нему нефтяные месторождения.

                  Отношения между Эрбилем, столицей курдской автономии, и Багдадом плохи, как никогда.

                  Лидер автономии Масуд Барзани решил провести референдум о независимости, несмотря на призывы не делать этого со стороны США и других союзников.

                  Частично это связано с тем, что он хочет остаться у власти (выборы должны были состояться два года назад).

                  Но он также воспользоваться моментом, так как международное сообщество положительно относится к курдам - ведь именно их силы успешно воюют с ИГ в Ираке и Сирии, в то время как правительственным войскам этих стран это не удается.

                  Он решил, что лучшего момента объявить о создании независимого Курдистана не будет. После того как ИГ будет разгромлена, у курдов останется меньше карт на руках.

                  Но Барзани, может быть, просчитался, пишет газета.

                  Турция и Иран, опасающиеся, что вирус сепаратизма распространится и на их курдские территории, отреагировали на референдум о независимости резко отрицательно, также как и Багдад и иракские шиитские ополчения.

                  Шиитские ополчения оказывают серьезное давление на премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади с тем, чтобы тот жестко отреагировал на происходящее в курдской автономии.

                  Теперь необходимы деэскалация и начало переговоров между Эрбилем и Багдадом. Барзани понимает, что независимый Курдистан на севере Ирака не может существовать без договоренности с Багдадом.

                  В какой-то момент в будущем судьба иракской курдской автономии будет как-то связана с уже самоуправляющимися курдскими кантонами в Сирии. Россия предлагает, чтобы эти кантоны пользовались широкой автономией в рамках федеральной Сирии.

                  Было бы чудом, если бы все эти проблемы можно было разрешить. Но отсутствие их решения приведет к катастрофе, пишет Financial Times.

                  Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com

                  комментировать
                  Показать еще
                  наверх