Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Муслим Салихов: «В Китае гонорарами не обижали»

Муслим Салихов: «В Китае гонорарами не обижали»

Время прочтения:

Пятикратный чемпион мира по ушу-саньда долгое время выступал в Китае и успел обзавестись там своими болельщиками.

Бои в Азии приносили Муслиму Салихову не только хорошие деньги, но и подарили путевку в UFC. О том, как «Король Кунг-Фу» привлек внимание американского промоушена, и почему к дебюту в Шанхае решил проводить свою подготовку в Америке — в интервью «Blood&Sweat».

«В American Top Team не хватало индивидуального подхода»

— Скоро тебе предстоит дебют в UFC. Эта лига предлагала тебе контракт еще в апреле, но с условием, что ты будешь выступать в среднем весе. Почему не попробовал себя в этой категории? Ведь можно было ее потом сменить…

— Изначально речь шла о том, чтобы выступать в среднем весе все четыре боя, на которые рассчитан контракт. Естественно, я отказался. Мне бы не хотелось быть на голову ниже соперников и отставать по кондициям. Не секрет, что в UFC многие гоняют прилично. Мне же хочется выступать в том весе, в котором я чувствую себя комфортно. Именно поэтому очень важно было подписать контракт на 77 кг.

— Не было ли боязни, что в UFC не подпишут тебя на этот вес?

— Нет, я работал тогда с другим менеджером, но потом поменял команду. Был уверен, что они договорятся, поэтому никакой боязни не было.

В UFC сами потом передумали и пошли на уступку: один бой в среднем весе, а далее — в своей весовой. Я принял матч в 84 кг, но мой соперник итальянец отказался драться со мной на турнире 22 апреля. Даже не знаю почему…

— Насколько сгонка для тебя является тяжелым процессом?

— Не очень тяжелым. Когда я плотно тренируюсь, мой максимальный вес составляет 87 кг. Я вообще не сторонник гонять много. Все-таки это все равно сказывается на организме, а я хочу себя отлично чувствовать и выходить на бой свежим. Не думаю, что хорошо для здоровья, когда ты все силы тратишь на сброс веса, при этом еще усердно тренируясь. Тем более с возрастом все равно становится сложнее. Раньше я мог есть практически все что угодно (в пределах разумного, конечно), а вес практически не набирался. Сейчас такое не пройдет, поэтому ограничиваю себя в «простых» углеводах — практически не ем мучное и сладкое. А при подготовке об этом вообще речи не может быть.

— Многие бойцы сейчас работают с диетологами? Не было ли у тебя такой практики?

— Пока нет необходимости. Я не так много гоняю и всегда справляюсь сам. Недавно я был в Лас-Вегасе в Институте UFC, где нам все объяснили. Сам диетолог лиги дал нам определенные советы насчет питания в последнюю неделю перед боем, рассказал, как лучше гонять вес и как восстанавливаться. Очень хорошо, что в Штатах у бойцов есть возможность послушать советы профессионала. При подготовке они лишними не бывают.

— Давай перейдем к самой подготовке — к разбору соперника. В последнее время Алекс Гарсия чередует победы с поражениями. Смотрел уже его бои?

— Конечно, посмотрел. Последний он проиграл Тиму Минсу. Думаю, Тим был для него неудобным соперником, так как он левша, а у Алекса проблемы с левшами есть. Ему было неудобно из-за этого в первую очередь. Да и с борьбой у него не получилось. Причину последнего поражения вижу в том, что соперник не подходил ему по стилю. Гарсия не смог найти к нему подход и подготовиться должным образом.

Ну а так он физически очень крепкий боец, с опытом. В UFC собраны лучшие, и с этим трудно спорить. Конечно, в других организациях тоже есть очень сильные спортсмены. Бывает, что гонорары играют свою роль, и бойцы переходят в другие лиги, но, в основном, все сильнейшие собраны в UFC.

— В двух последних боях ты одержал победу как раз над бывшими бойцами этой лиги…

— Для меня никогда не было принципиально победить именно бойца UFC, не было какого-то определенного настроя на них. Но все же для подписания контракта с этой лигой очень важно победить кого-то из нее. Поэтому два моих последних боя с Хорхе и Гиллардом поспособствовали моему переходу.

Причем я не настаивал на том, чтобы соперники были экс-бойцами UFC. Организаторы Kunlun Fight сами предложили их, и, конечно же, я с радостью согласился, так как оппоненты действительно серьезные.

— Можно сказать, что организаторы пошли тебе навстречу, видимо, зная о твоем желании выступать в UFC?

— Мне кажется, они хотели сохранить меня у себя в промоушене (смеется).

— Так или иначе, ты все равно сейчас летишь драться в Китай, пусть уже и выступая в другой организации.

— Да, я полечу прямо из Америки, где сейчас и готовлюсь. У меня уже есть виза. Со мной вместе полетит Рикардо Алмейда и Марк Генри. Полетит и Забит, который тоже здесь, но он для начала должен будет залететь в Москву.

— С Марком ты работаешь впервые?

— Да это мой первый лагерь у него, и мне очень-очень нравится! Марк — прекрасный тренер.

— В Америке ты ведь уже тренировался, так?

— Верно, до этого я работал в American Top Team. Все-таки готовиться к бою за границей мне лучше. Дома — это дома. Ты не можешь сосредоточиться только на тренировках. Здесь же я только и делаю, что тренируюсь дважды в день и отдыхаю между занятиями. А дома все равно есть семья, друзья, дела. Тут ничего не отвлекает.

— Почему в итоге решил полететь именно к Марку?

— От ребят я был наслышан о тренировках здесь, о том, насколько тут другой уровень и другой подход. Скажем так, он более индивидуальный. В ATT мне его и не хватало. Там я приезжал, спарринговал, боролся, но индивидуальной работы со мной не было. В принципе, там вообще мало с кем проводится индивидуальная работа. Конечно, со звездами они взаимодействуют плотнее, но с остальными — нет. Поэтому я решил приехать и потренироваться у Марка. Ни капли не жалею. Сейчас нет никакого желания ехать куда-либо в другой зал готовиться. Буду постоянно здесь проводить тренировочные сборы по возможности. Очень рад, что Марк меня принял. У него уже собрана команда, и, насколько я знаю, он больше не хочет набирать спортсменов.

— А как обстоят дела со спарринг-партнерами? Наверное, в ATT их было все-таки больше?

— Да здесь тоже хорошие партнеры. Например, Эдди Альварес. Есть ребята и из других организаций, не только из UFC, но в основном я работаю с Альваресом. Он подходит мне по стилю, примерно одного роста с моим соперником, тоже любит давить и идти вперед, проходить в ноги. Я часто с ним спаррингую, особенно в последние две-три недели.

«В Китае никакой экзотики не ем«

 — За сколько ты обычно вылетаешь в Азию?

— На свой последний бой с Гиллардом я прилетал примерно за три недели. Раньше вообще мог прилететь за два дня, взвеситься и вперед. Я в Китае провел очень много времени. Климат там привычный для меня, поэтому с акклиматизацией проблем не было ни разу.

Сейчас из Америки я полечу прямиком в город Чэнду. Там у нас своя команда, которую тренирует Магомед Гаджиев. Это наш дагестанский тренер, работающий в Китае. У него там, можно сказать, одна из лучших команд в стране. Много кто из России приезжает к нему на сборы. Я прибуду примерно за две с половиной недели и начну уже там подводиться к бою.

— Китайская кухня может таить опасность для бойца. Особенно когда он на сгонке. Осторожничаешь, когда прилетаешь туда?

— Ничего китайского мы там не едим, у нас своя кухня, свой дом. Все сами себе готовим. Поэтому никакой экзотики. В этом плане я очень осторожен.

— Но все-таки наверняка что-то из азиатской кухни ты пробовал? Ты ведь жил в Таиланде какое-то время, долгое время выступал в Китае.

— Верно, почти три года я провел в Таиланде, где тренировался. В Китай выезжал на бои. Иногда мог поехать домой, но потом возвращался в Таиланд и продолжал тренироваться. Можно сказать, я находился в режиме постоянных сборов три года.

Что же касается кухни, то я люблю азиатскую еду. Больше мне нравится тайская. Но на сгонке ни ее, ни китайскую есть вообще невозможно. Там очень много масла, продукты совершенно не подходят для диеты, поэтому готовимся на привычном для себя рационе.

— В Китае ты личность известная. Насколько тебе комфортно там выступать?

— Я себя там очень уверенно чувствую. Даже когда дерусь против местных спортсменов, зачастую поддерживают меня. Видимо, у меня там есть свои фанаты. По ММА, правда, я не дрался с китайцами, а вот по К-1 приходилось часто выходить против них. И все равно за меня там болели. Уверен, что и сейчас много кто придет меня поддержать. Наверное, даже преимущество в этом плане над соперником будет.

— Ставишь ли теперь себе цель завоевать еще и американскую публику? Или для тебя это не настолько важно?

— Хотелось бы, конечно. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Все равно хочется добиться каких-то высот, забраться как можно выше.

«Путин не знает, что я его телохранитель»

— Бывало, что тебе в Китае делали какие-то подарки, как это часто бывает на Кавказе, когда спортсмен привозит медали с турниров?

— Если честно, то про Кавказ — вообще больная тема (смеется). Как-то подарки обошли меня стороной. Конечно, когда я выиграл титул «Король Кунг-Фу», то были презенты, но выиграть Чемпионат мира в Дагестане — обыденное дело. У нас каждый второй — чемпион мира. Поэтому когда я приезжал с медалями, то как-то оставалось все без внимания.

Ну а насчет Китая — там если фанаты хотят сделать подарок, то они делают его, что очень приятно. Однако все равно приятнее, когда твои труды ценят дома.

— Если честно, то ты меня сейчас немного удивил…

— У нас действительно очень много чемпионов мира по разным боевым искусствам. Неолимпийские виды спорта часто остаются без внимания. Если только какие-то бизнесмены оценят твой труд или родственники поддержат, хотя сейчас все меняется в лучшую сторону.

Ну а так человек просто работает на имя. В моем случае я тренировался, выигрывал Чемпионаты мира, получал медали — этим все и ограничивалось. Никаких материальных благ я особо не получал. Тренировался, можно сказать, на энтузиазме.

— За этими благами и отправился в Китай, так получается?

— Ну, в какой-то степени так. Именно после китайских турниров меня подписали в UFC. Поэтому не зря я там дрался. Хотя и в самом Китае деньгами не обижали.

— Свою первую поездку в Китай помнишь? Как к тебе тогда отнеслись там?

— Это был 2003 год. В Макао проходил Чемпионат мира по ушу-саньда. Тогда я сразу в первом же бою встретился с китайцем — королем кунг-фу. По факту тот бой я проиграл, но на самом деле выиграл его. Все это понимали, весь зал гудел, кричал. Никто не был согласен с решением. В тот раз меня просто нагло засудили, победу отдали сопернику. Такого в моей карьере больше не случалось.

— А протест не подавали?

— Протест даже не приняли. Нам потом сказали: «Да, скорее всего, ваш спортсмен выиграл, но ничего меняться не будет».

— Не самое удачное начало.

— На следующий год я все-таки поехал на ЧМ в Гонконг. Почувствовал, что меня там знают, помнят местные саньдаисты. Тогда я выиграл и меня стали приглашать на всякие профессиональные бои. А когда я завоевал титул «Король Кунг-Фу», то меня стали узнавать по всему Китаю.

— И даже прозвали «телохранителем Путина». Это вообще откуда пошло?

— Даже не знаю, кто это придумал. На турнире «Король Кунг-Фу» перед финалом спрашивали, не Путин ли сюда меня отправил отомстить за сборную России. Просто до меня в 2005 году приезжала сборная России по киокушин. Они выступали в Китае против их сборной по саньда. Тогда были смешанные правила, но уклон все же был в сторону ушу-саньда. Всех победили китайцы, в основном все бои закончились досрочно. Так вот кто-то из наших ребят работал, видимо, в президентской охране. Китайцы каким-то образом узнали и вспомнили об этом, когда я приехал. Тогда я даже не понял, в чем дело, пока мне не рассказали. Вот после этого и пошло «Путин баобиао». Так это звучит (смеется). Но Путин не знает, что я его телохранитель.

Вторую часть интервью читайте на сайте в ближайшее время.

Интервью: Юлия Воробьева

комментировать
наверх