Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Султан моего сердца»: И янычары с бородами склонятся молча надо мной

«Султан моего сердца»: И янычары с бородами склонятся молча надо мной

Полина Чурикова
Время прочтения:
У сериала «Султан моего сердца» необыкновенно милые титры: под приятную музыку раскрывается книжка-раскладушка, и зритель видит восточных красавиц, живописно одетых мужчин, восточные дворцы и минареты. Ах, роскошный Стамбул начала девятнадцатого века! Ах, пестрота базаров! Но в книжке-раскладушке все из картона, пусть и искусно раскрашенного.

«Султан моего сердца»: И янычары с бородами склонятся молча надо мной

Начинается все так, как часто бывает в сказках: султан (Али Урсан ДуруАли Эрсан Дуру), переодетый лодочником, с двумя слугами бродит по городу. Никем не узнанный, он наблюдает за творящимся на улицах злом, попутно избивая зарвавшихся янычар. Янычары, знаете ли, совсем стыд потеряли: угнетают бедных, мздоимствуют, бряцают оружием. Но султана никаким оружием не возьмешь: он сражается, как персонажи «Матрицы», эффектно уклоняясь и от кулаков, и от клинков. Иногда он выкрикивает нечто напыщенное (например, «не хочу осквернять воду вашей кровью!»), но тут на его пути встречается русская девушка Анна (Александра НикифороваАлександра Никифорова) с растрепанными волосами, которой именно в этот день понадобилось покупать шалфей и кататься на лодке. Естественно, Анна запросто болтает с незнакомым мужчиной-лодочником, который у нее на глазах легко избивает палкой нескольких представителей власти. В беседе она позволяет себе несколько феминистских высказываний и критикует правителя Османской империи. А теперь попытаемся представить себе, что в те же двадцатые годы девятнадцатого столетия такая же Анна подскакивает в экипаж к дерущемуся с солдатами извозчику и бодро критикует политику Александра Первого. Или Анну, сегодня подходящую к таксисту, который отбивается битой от омоновцев, и залезающей на заднее сиденье.



Понятно, что сериалы, особенно турецкие, глупо критиковать за неправдоподобность ситуаций, но продюсеры и с турецкой, и с российской стороны дружно говорят о верности деталям, об аутентичности костюмов и тщательном изучении чертежей при изготовлении декораций. О том, что на староосманском заставили актеров разговаривать. Возникает вопрос: зачем так возиться-то? Да, антураж красивый, но каждый взгляд на эмансипированную Анну рождает в сердце некоторую неловкость.

«Султан моего сердца»: И янычары с бородами склонятся молча надо мной

Между тем, на в те далекие-далекие годы XIX века Анна работает (!) учительницей (!). Даже не гувернанткой. Ее отец (Андрей РуденскийАндрей Руденский) – секретарь Российского посольства. И такую девушку султан нанимает преподавать французский своим детям при одном трогательном условии: жить Анна должна в гареме. Анна отказывается, а потом соглашается, поскольку российский посол (Дмитрий ЩербинаДмитрий Щербина) обещает убить ее престарелого папеньку. Посол вообще человек нехороший, он французский шпион, и собирается столкнуть Россию и Турцию.



Такова завязка. Запуганная Анна идет в гарем, где ей предоставляют место на матрасе в углу. Папенька слегка отговаривает девушку. Но как-то уж очень слегка. В стиле «ты все обдумала, дитя мое? Ты действительно этого хочешь? А, наверное, это потому, что ты не любишь своего жениха?» Странно, что потом человек, состоящий на службе государевой в период между войнами России с Турцией (а их было много, до и после), вообще не повернулся к Анюте спиной со словами: «Ну, пока, доча! Заглядывай на досуге, когда будет в гареме минутка свободная».

«Султан моего сердца»: И янычары с бородами склонятся молча надо мной

А Махмуд Второй, Османский султан, действительно существовал. Провел несколько реформ, уничтожил янычарский корпус в 1826 году, переодел госслужащих в костюмы западного покроя. Ратовал за образование и книгопечатание. Но все делал как-то не вовремя. Например, военная реформа привела к тому, что янычар разгромили, а новая армия оказалась не готова к сражениям. Многие имена, которые мелькают в сериале, знакомы турецкому зрителю примерно так же, как нам - имена Петра Первого, Меньшикова, царевича Алексея или Екатерины Первой. Махмуд номер два (исторический спойлер) умер от туберкулеза и цирроза. Последнее особенно показательно: именно он, как выражаются сегодня, «ослабил санкции» на ввозимый в Османскую империю алкоголь.



Интересно, что смонтировано две версии сериала. Дело не только в «озвучке». Один вариант – для турецкого зрителя, который знает с детства про Махмуда Второго и его Мавзолей в Стамбуле, про биографию человека, пытавшегося перековать Османскую империю на западный манер, но потерял влияние и власть во многих странах, от Египта до Болгарии. Премьера состоялась прошлым летом. Другой вариант сделан для российской целевой аудитории. Которая не очень разбирается в войнах России с турками, но всегда верит в наличие французских шпионов в наших посольствах. Или в прекрасных блондинок-учительниц, спокойно разгуливающих по Стамбулу без сопровождения.

наверх