Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Первая смерть»: фильм-перформанс о том, что говорить об утрате и скорби — это нормально

«Первая смерть»: фильм-перформанс о том, что говорить об утрате и скорби — это нормально



Время прочтения:

В рамках спецпроекта «Будущее, которого нет» — премьера короткометражного фильма режиссера лаборатории «Гоголь-центра» Артема Фирсанова про отношение к мортальности в России. «Первая смерть» с участниками Pussy Riot — попытка преодолеть табуированность разговора о конечности жизни.

Справка

Вы увидите фильм-эксперимент, в рамках которого различным людям (например, среди них наш любимый секс-коуч Лена Рыдкина) предложили поговорить о смерти, лежа в гробу. В России даже съемки в гробу считаются чем‑то символичным и связанным с суевериями. Но авторы пошли дальше и попросили участников Pussy Riot организовать фейковые похороны: вообразить и отрепетировать траурную церемонию, как если бы действительно умерла их подруга. В роли усопшей — героиня новостных сводок Вероника Никульшина. Похороны ненастоящие, но эмоции близких и родственников вполне реальные — их попросили представить, что бы они почувствовали и сказали, если бы это было на самом деле.

Артем Фирсанов

Режиссер

«Фильм начался с того, что мы со сценаристом Валерием Печейкиным решили: было бы интересно взять интервью у людей, которые лежат в гробу. Живой человек в гробу — это уже оксюморон. Мы хотели показать, что все, что мы знаем о смерти, — это мнение живых. Мертвые знают, что такое смерть, но молчат.

Мы довольно быстро нашли желающих поговорить. Их было даже больше, чем мы могли снять. Потом в Gogol School мы нашли нашу героиню — Веронику Никульшину. Все знают ее по акции «Милиционер вступает в игру» — она выбегала на поле в финале чемпионата мира по футболу, ей дал пять Килиан Мбаппе. Нам пришлось даже переделать из‑за этого часть фильма — добавить туда фрагмент, где им (Веронике и Петру Верзилову) говорят: «Я жалею, что сейчас не тридцать седьмой год». И, конечно, мы благодарны родственникам Вероники, которые разрешили нам снять церемонию прощания. Особенно маме и тете. Для них это было особенно трудно — прощаться с дочерью под объективом камеры. Самым сложным оказалось найти тех, кто будет танцевать после церемонии. Мы решили, что фильм должен заканчиваться «пляской смерти». Однако накануне случилась трагедия в Кемерово, и люди вдруг поняли, что смерть — это по-настоящему. Интересно, что они думали раньше… Мы для этого и сделали наш фильм, чтобы дать каждому возможность пережить «первую смерть». Потому что вторая — это уже навсегда».

Подробности по теме
Будущее, которого нет: о чем будет наш новый раздел #пробудущее
Будущее, которого нет: о чем будет наш новый раздел #пробудущее
наверх