Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Черное зеркало», сезон 4: топ «Афиши» от худшей к лучшей серии

«Черное зеркало», сезон 4: топ «Афиши» от худшей к лучшей серии



Время прочтения:
«Афиша Daily» составила хит-парад свежих серий «Черного зеркала» Чарли Брукера — от худшей к лучшей, а также предлагает проголосовать за свою любимую. Только для тех, кто уже посмотрел 4-й сезон: текст со спойлерами!

6. «Металлическая голова»/«Metalhead»

Попытка сыграть на топорном противопоставлении людей и технологий в виде черно-белого хоррора с погоней железяки за девицей. В схожих исходных данных «Терминатор» срабатывал за счет психологического накала, а сюда забыли добавить хотя бы что-то, из-за чего нам должно быть не наплевать на исход битвы. Мы ничего не понимаем про главную героиню, с кем она говорит по рации, поэтому на ее слезные всхлипы так неловко смотреть. Кинутый зрителю в финале финт, что все это закрутилось из-за плюшевых медвежат — копеечное решение. Просто Чарли Брукеру очень хотелось обыграть восстание четвероногих роботов, которых пинали сотрудники Boston Dynamics.

В первоначальном сценарии Брукера была сцена, где зрителю показывали человека, который из своего дома управляет псом-роботом и укладывает детей. Но потом было решено совсем обезличить робота.

Подробности по теме
Чарли Брукер: все, что нужно знать о создателе «Черного зеркала»
Чарли Брукер: все, что нужно знать о создателе «Черного зеркала»

5. «Крокодил»/«Crocodile»

«Майор» Юрия Быкова встречает нордический триллер в пейзажах «Левиафана» с поправкой на мультикультурализм (дело расследует англо-индианка Киран Соня Савар) и феминизм (действуют женщины, мужья дожидаются дома). Красиво обставленный и снятый эпизод про успешного архитектора (Андреа Райсборо), которая готова убивать одного человека за другим, чтобы скрыть преступление юности и защитить свою уютную жизнь. Мизантропический настрой растет как снежный ком, что к финалу уже вызывает комический эффект, который подкрепляется сценой, где героине подложили свинью в виде морской свинки. Режиссеру «Дороги» с Вигго Мортенсеном, Джону Хиллкоуту, хорошо дается общая насупленная мрачность серии, но он не смог подружить свою атмосферу с проблесками фирменного юмора Брукера (напомним, что в этой серии человека сбивает тележка с пиццей).

Кстати, доставка пиццы на колесах той же фирмы, что и в серии «USS Callister».

4. «Черный музей»/«Black Museum»

Кульминация сезона, отсылающая к прошлым эпизодам и препарирующая саму идею сериала-альманаха. «Черный музей» на пустынной заправке — слепок самого «Черного зеркала», материализовавшийся в виде коллекции преступных гаджетов. Чарли Брукер не отказал в себе удовольствии поиздеваться над своим шоу, соорудив альманах внутри альманаха и гипертрофированную версию себя в лице хозяина музея. Поэтому изощренное убийство своего альтер-эго и уничтожение «черного» наследия можно засчитать за очищающий акт автора вселенной, который бичует себя и уничтожает в клубах дыма свои эксперименты. Пока неизвестно будет ли у сериала продолжение, но сейчас «Черный музей» выглядит финальной кодой, попыткой свести счеты, наглядной демонстрацией, что Брукер может бесконечно жонглировать подобными «Байками из склепа», сочинить сразу три за раз, но это уже тупиковая ветвь развития.

Все обратили внимание, что финальная история про электрический стул и перенос белого хозяина внутрь чернокожего раба ловко рифмуется с хитовым хоррором «Прочь»?

3. «Крейсер «Каллистер»/«USS Callister»

Когда впервые появились кадры серии, то у всех была примерно одна мысль: «Зачем этот эпизод пародирует «Стартрек» и чем он в итоге обернется?». Как мы и предполагали, декорации старинного космошоу оказались лишь обманкой для очередной технологической ловушки. Джесси Племонс, которого до сих пор называют двойником Мэтта Деймона, хотя он в очередной раз доказывает, что он сам по себе отличный актер («Фарго-3» и финал «Во все тяжкие»), играет гениального разработчика виртуальной реальности, которого считают изгоем на работе, поэтому по вечерам он убегает в виртуальную версию любимого сериала «Космический флот». Туда он перетаскивает цифровые клоны своих коллег, чтобы хотя там на правах всемогущего капитана безжалостно управлять ими. Крайне занимательная серия, остроумная реализация, напоминающая классический эпизод «Сумеречной зоны» 1961 года «Это хорошая жизнь», где 6-летний мальчик (даже похожий на юную версию Племонса) очистил город от всего, что ему не нравилось. Американские критики за прической Племонса, сексизмом на работе и бунтом против могучего белого мужчины по привычке разглядели в намеки на Дональда Трампа, но история получилась настолько многослойной, что раскручивать ее можно хоть в сторону «Матрицы», хоть к «Миру Дикого запада».

Заметили, что в кадре мелькнула возлюбленная Джесси Племонса, Кирстен Данст?

2. «Повесь диджея»/«Hang the DJ»

Симпатичная замена «Сан Джуниперо» из прошлого сезона, но, к сожалению, не дотягивающая до сияющего величия прошлогодней истории о жизни после смерти и танцах в 1980-х. Это серия понравится большинству — она про любовь, с бунтом против системы, милыми актерами и хитрым финальным вывертом, что этот бунт — лишь один из тысячи заложенных алгоритмов для Tinder. Сама система по подбору пар со странными правилами в застенках напомнит «Лобстера» Йоргоса Лантимоса, а хэппи энд подарит зрителю редкое для «Черного зеркала» чувство умиления. Качественное и уютное, как по зрительскому заказу, сатирическое размышление про дейтинговые технологии, которые уже в наших руках.

Серия названа в честь строчек из песни «Panic» The Smiths, которая звучит в финале.

1. «Архангел»/«Arkangel»

В четвертом сезоне ни одна серия не дотягивает до твердой пятерки, чтобы ее можно было поставить на одну полку с избранными золотыми выпусками «Черного зеркала», но «Архангел» лучше всех воплощает главную формулу сериала: это не шоу о технологиях, даже не шоу о отношениях людей и технологий, а сериал о людях. В лучшие свои моменты в «Черном зеркале» технологии лишь опредмечивают и обостряют человеческие страхи и пороки, но никак не порождают их. Джоди Фостер, снявшая этот эпизод и наполнившая его многими личными аспектами из своих отношениях с матерью, идеально высвечивает знакомую многим родительскую гиперопеку через конкретный гаджет, который в финале становится реальным предметом отмщения, по классике закольцовывая историю, как по учебнику драматургии. Весьма академично, без лишних подтекстов, но именно это (плюс емкая режиссура Фостер и отличный выбор актрисы на роль дочки-подростка) делают этот эпизод самым цельным высказыванием всего сезона.

Кстати, разбитый планшет «Архангела» мелькает на стенде «Черного музея» наряду с другими знакомыми экспонатами из других серий.

комментировать
наверх