Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Чернобыль. Зона отчуждения-2»: Тоже очень странные дела

«Чернобыль. Зона отчуждения-2»: Тоже очень странные дела

Евгений Ткачёв
Время прочтения:
Завершился второй сезон «Чернобыля». Досмотрев одну из главных российских телепремьер этого года, будем справедливы — как и новые «Очень странные дела», сериал не до конца оправдал возложенных на него ожиданий.

«Чернобыль. Зона отчуждения-2»: Тоже очень странные дела

Три года назад от первого сезона «Чернобыля» можно было ожидать чего угодно, но только не того, что вместо русской-бедной вариации «Запретной зоны» он окажется отечественным аналогом «Остаться в живых». После просмотра залпом всех восьми серий можно было только подивиться богатой фантазии сценариста Ильи КуликоваИлья Куликов, который лихо скрещивал жанры и устраивал темпоральные парадоксы. Сам сериал, впрочем, тоже оказался внутри парадокса: первый сезон вышел на ТНТ, а второй (в силу изменения редакционной политики канала) — на ТВ-3.

К слову, из ТВ-3 продюсеры Валерий ФедоровичВалерий Федорович и Евгений НикишовЕвгений Никишов сейчас намерены сделать канал с человеческим лицом — в первую очередь, за счёт линейки качественных киносериалов, которой до этого славился ТНТ. И взятый ими постановочный уровень со вторым сезоном «Чернобыля», конечно, серьёзно поднимает планку. Потому что «Чернобыль» это никакие не «Иные» и не, прости господи, «Анна-детективъ». Это по-настоящему амбициозный и прорывной (по российским меркам) проект.

«Чернобыль. Зона отчуждения-2»: Тоже очень странные дела

Не зря продолжение сериала пришлось ждать три года. Часть съёмок проходила в Америке — и этот (пожалуй, лучший) сегмент можно без обиняков назвать «голливудским». Режиссёр Павел КостомаровПавел Костомаров, также приложивший руку ко второму сезону другого куликовского сериала «Закон каменных джунглей», не стесняется заходить на территорию великих (например, Джорджа МиллераДжордж Миллер), и в сценах погони по американской пустыне давать «Безумного Макса».

Впрочем, ощущение, что смотришь западный сериал, усиливается не только за счёт нехарактерных для наших широт картинки и продакшена, но и того, что американские актёры говорят голосом студии озвучания «Кубик в Кубе». Единственное, что, быть может, рушит иллюзию — это исполнители главных ролей. Паша, Леша, Гоша, Настя и Аня так выпадают из этой «американской» реальности, будто ребята пришли из какого-то другого сериала (собственно, так оно и есть). И всё встаёт на свои места только тогда, когда герои возвращаются назад, в Россию, а затем и в Припять.

«Чернобыль. Зона отчуждения-2»: Тоже очень странные дела

Другой недостаток второго сезона «Чернобыля» связан с тем, что в сериале всего стало больше. И не всё из этого пошло ему на пользу. Из-за постоянных перемещений во времени и пространстве складывается впечатление, что в одно шоу постарались впихнуть сразу несколько. Если в первом сезоне Илья Куликов ограничился только путешествиями в советское прошлое, то в продолжении ему этого уже оказалось мало — и он занимается конструированием альтернативных (последовательно друг друга отрицающих) реальностей по принципу второй части «Назад в будущее».

Вообще куликовская насмотренность всё сильнее бросается в глаза. Когда персонажи во второй серии оказываются на самолете, ему уже недостаточно процитировать только «Остаться в живых», он берётся и за кинговских «Лангольеров». А когда герои приземляются в США, вспоминает не только уже упомянутое постапокалиптическое кино, но и «Экзорциста».

«Чернобыль. Зона отчуждения-2»: Тоже очень странные дела

Такая мешанина из жанров и эклектичных (слишком разных, чтобы гармонично сосуществовать друг с другом) сюжетных схем превращает «Чернобыль» в голема с конституцией монстра Франкенштейна. Собранный из разных кусочков поп-культуры сериал как будто до конца не осознает, кем же он в итоге является — равно как и его главный герой. Плюс ситуацию усугубляет неуёмное авторское желание в каждом эпизоде удивить нас ещё одним неожиданным сюжетным поворотом. При их чрезмерном обилии сценарий превращается в набор манипулятивных инструментов по поддержанию зрительского внимания (такая же напасть когда-то постигла сериал «Герои»), а это тупиковый путь. Потому что когда приходит время связать концы с концами, связываются они довольно плохо, и история не собирается. Особенно разочаровывает открытый финал, действие которого разворачивается в Припяти. Кажется, он был нужен не для того, чтобы изящно закольцевать историю, а всего лишь, чтобы оправдать название сериала.

Как и «Очень странные дела», «Чернобыль» не до конца прошёл проверку вторым сезоном. Что обнажает одну из главных проблем создателей шоу: недостаточно придумать классную концепцию, нужно ещё не стать её заложником, что, как показывает практика, довольно легко, потому как Изнанка и Зона отчуждения это, в общем-то, вещи одного порядка.

00:00 / 00:00
РЕКЛАМА
комментировать
наверх