Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Частица вселенной»: И в печали, и в радости, и в космосе

«Частица вселенной»: И в печали, и в радости, и в космосе

Маша Токмашева
Время прочтения:
На Первом канале завершается показ сериала «Частица вселенной» – напряженной истории о семейных отношениях, психологических травмах и любви к космосу. С отличными актерскими работами и сценаристом «Оттепели» и автором «Небесного суда» Аленой ЗванцовойАлена Званцова в качестве режиссера.

«Частица вселенной»: И в печали, и в радости, и в космосе

Успешный бизнесмен и специалист по космической оптике Андрей Каманин (Алексей МакаровАлексей Макаров) уже восемь лет пытается осуществить свою мечту и полететь в космос. Он аккуратен, собран, надежен, профессионален. Когда один из действующих бортинженеров Семенов (Сергей ШеховцовСергей Шеховцов) из-за нелепого укуса собаки оказывается не допущен к полету, выбор ЦУПа падает на дебютанта Каманина. Именно он в компании уже опытного космонавта Геннадия Яшина (Сергей ПускепалисСергей Пускепалис) и молодого выходца из космической династии Тимура Кутовых (Владимир ЯглычВладимир Яглыч) должен отправиться на МКС.

Накануне ответственного полета жена Каманина – Надя (Виктория ИсаковаВиктория Исакова) – сообщает ему, что влюблена в другого мужчину. Без слез, истерик и особого гнева Андрей просит Надю доиграть роль счастливой семьи до старта – «прощальные фото, слезы у памятника Гагарину», – иначе у Каманина могут заподозрить психологические проблемы и не допустить до полета. Надя соглашается, но психолог ЦУПа Шутов (Алексей АграновичАлексей Агранович) начинает подозревать, что в семье космического дебютанта творится что-то неладное, а сам Каманин лишь старательно пытается изобразить спокойного, уравновешенного и счастливого профессионала, от которого при этом зависит и успех полета, и жизни членов экипажа.

«Частица вселенной»: И в печали, и в радости, и в космосе

«Частицу вселенной», без сомнения, можно назвать одной из лучших или даже лучшей современной драмой на отечественном телевидении. Проект этот продюсер и автор идеи Валерий ТодоровскийВалерий Тодоровский вместе со сценаристом и режиссером Аленой Званцовой придумали еще десять лет назад, съемки проходили в 2016 году (одну из ролей в ленте сыграл трагически скончавшийся в прошлом году Казимир ЛискеКазимир Лиске) и только сейчас «Частица вселенной» наконец добралась до экрана. Прошлогодний успех полнометражных космических драм «Время первых» и «Салют-7» доказал, что мы по-прежнему не можем жить без космоса. Однако героико-патриотический пафос своих кинотеатральных собратьев «Частице вселенной» не свойственен. Сериал Алены Званцовой оказывается куда глубже. Это не ода великим победам и ушедшей эпохе космической державности, а, скорее, вечная история о том, что «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». А счастливые семьи («У космонавтов только так», – говорит дочь Яшина в исполнении Саши БортичАлександра Бортич) далеко не так на самом деле счастливы, как может показаться на первый взгляд. Так же, как и внешне спокойные и уравновешенные люди действительно таковыми являются.

«Частица вселенной»: И в печали, и в радости, и в космосе

Именно на такой семейной части и личных психологических проблемах (недаром психолог в исполнении Аграновича играет тут чуть ли не главную роль) сконцентрирована первая половина «Частицы вселенной». И именно этим она существенно выигрывает у тех же «Салюта-7» и «Времени первых», где действие практически полностью происходит в кабине пилотов или в космосе, о подготовке к полету и женах космонавтов в этих полнометражных фильмах рассказывается до обидного мало. Сериальный формат позволяет Званцовой глубже выстроить драму, происходящую не только и даже пока не столько в космосе, сколько в санаториях Звездного и Байконура, где живут космонавты перед полетами, или в их обычных квартирах. Тут, кстати, в отличие от большинства отечественных сериалов, обстановка максимально соответствует действительности: ни огромных лофтов, куда любят российские кинематографисты селить, например, полицейских или других «бюджетников», ни роскошных спа-комплексов, каким можно было представить санатории для космонавтов. Обычные квартиры, почти советские номера с обоями «хорошего зеленого» цвета и простой, скромной, практически вневременной обстановкой.

От окружающих действительность событий создатели «Частицы вселенной», впрочем, не устраняются – современный контекст здесь вполне удачно обозначается гаджетами: жены космонавтов записывают для мужей видеообращения, сами космонавты звонят им на мобильный телефон и берут с собой в полет электронные книги и «айпады».

«Частица вселенной»: И в печали, и в радости, и в космосе

На фоне этих лаконичных интерьеров и не менее скромных осенне-зимних пейзажей Москвы, Подмосковья и Байконура и развиваются личные и семейные трагедии героев. Вполне обычные любовные треугольники, беседы с психоаналитиками, исповеди у священника (в его роли – неожиданно, но вполне гармонично Евгений ГришковецЕвгений Гришковец), семейные кризисы и сложности взаимоотношений с детьми в условиях сопряженного с опасностью выхода в космос здесь играют совсем другими красками.

В земных сценах Званцовой удается добиться даже большего напряжения, чем в сценах, непосредственно связанных с полетом (однако главный саспенс в космической части прибережен к финалу сериала). На создание общей атмосферы тревожности играет и музыка Романа ДормидошинаРоман Дормидошин, и аккуратная, порой, кажется, почти документальная камера Шандора БеркешиШандор Беркеши, и идеально выстроенные диалоги (пусть и с иногда пробивающимся в «нештатных» заглушенным матом), и, конечно, исполнители главных ролей. Не только Виктория Исакова и Алексей Макаров, чьи герои олицетворяют тщательно замаскированный кризис интеллигентных людей на грани «тихого» развода, но и Сергей Пускепалис с Анной Михалковой, которым здесь отведена роль самого счастливого космического семейства (что, конечно, не так) и молодые Владимир Яглыч с Яной Гладких (в их паре тоже все складывается не самым простым образом). Благодаря этому, «Частица вселенной» становится чистейшей, перфекционистски выстроенной психологической драмой, не спекулирующей на ностальгии по ушедшей эпохе и не превращающейся в очередную экранизацию ЖЗЛ, а современным, но вневременным кино о собственной личности, а не о ее роли в истории страны.

комментировать
наверх