Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Быть Астрид Линдгрен»: На детской стороне

«Быть Астрид Линдгрен»: На детской стороне

Елена Юртаева
Время прочтения:
Несколько страниц из жизни автора книг «Малыш и Карлсон», «Мио, мой Мио» и других.

«Быть Астрид Линдгрен»: На детской стороне

Если у детишек есть свои дела, они могут спокойно заняться ими. История, рассказанная в фильме «Быть Астрид Линдгрен» (в оригинале «Становясь Астрид»), затрагивает столь взрослые темы, что не подойдет даже для семейного похода в кино. Начиная с момента, когда героиня избавляется от смешных косичек в парикмахерской в первой четверти фильма, сказка о шебутной девчонке Астрид, дочери фермера, внезапно и насовсем превращается в драму о судьбе юной женщины: только-только было шестнадцать, а вот уже связь с женатым мужчиной, беременность, осуждение матери, роды, борьба за выживание. Малыша Лассо приходится на время отдать в чужую семью. Карлсону, «мужчине в полном расцвете сил», такое точно не снилось.

«Быть Астрид…» - это пятый полнометражный фильм режиссера из Дании Перниллы Кристенсен, сценарий к которому, как и предыдущие четыре, она написала в соавторстве с известным датским же сценаристом Кимом Окесоном. Интонация, выбранная ими, целомудренна, но парадоксально лишена даже намека на стыдливость, и уж подавно ханжеских ужимок. Отлучение новорожденного от груди показано так наглядно, что может заменить пособие для молодой матери, решившей выйти на работу на следующий день после родов. Фильм постоянно прерывается детскими письмами, которые вслух читает уже достигшая известности писательница, но посыл адресован вовсе не детям… «Дорогая Астрид! Меня зовут Йени. Ты часто пишешь о смерти. В твоих рассказах много умирают. Мама Пеппи, Йонатан, Сухарик… И мама Мио тоже мертва. Но когда читаешь об этом, чувствуешь жажду жизни. Хочется просто жить».

«Быть Астрид Линдгрен»: На детской стороне

В фильме есть место трагическому, но оно становится здесь лишь дверцей к новым переменам. Жизнь Астрид, захваченная в один самых драматичных моментов, когда решалась судьба ее маленького сына и ее самой, кажется, рассказана простыми словами, какими говорит о себе попутчик в поезде, однако рассказ этот наполнен глубоким философским смыслом. Нет в фильме ни хорошего конца, ни плохого, а есть течение жизни, грозное и торжественное в своей неотвратимости, необратимости и фундаментальной вере человека в счастье.



Материнская любовь - главная тема фильма и, как теперь начинаешь понимать, тема, из которой выросли и Малыш, и Карлсон, и Мио, и Пеппи, и многие другие персонажи сказок Линдгрен. «Быть» для Астрид это и есть быть мамой, мамой Лассо. Все остальное остается чуть поодаль, но не исчезает. «Браво» авторам, сумевшим столь экономно, столь элегантно наметить важные вехи в жизни Астрид! Звонок от клиента Карлсона. Шеф-редактор, оплативший Астрид визит детского доктора, по фамилии Линдгрен. Штрих здесь, штрих там... А слова из детских писем - как версты, мимо которых движется вперед поезд Астрид. «Все дети в твоих книжках. Видно, что ты нас любишь. Ты нас понимаешь. Ты на детской стороне»...

«Быть Астрид Линдгрен»: На детской стороне

Обаяние фильма, к которому ну никак не вяжется все упрощающее слово «байопик», без сомнений, в его главной героине. Игра талантливой 25-летней актрисы Альбы Аугуст безыскусна в лучшем смысле этого слова. Тот случай, когда безусловно веришь актрисе и тому, что она делает в кадре. Она любит камеру, а камера любит ее. Передать это словами трудно, так же, как трудно передать, откуда на экране берется эта бестелесность, этот тонкий, нежный, наполняющий все свет, если только это не следствие другой любви – камеры к оператору Эрику Хансену.

Никак не повернется язык «обвинить» эту ленту и в трендовости, хотя тема power woman отражена здесь в полной мере. Все здесь чуждо пафосу, декларативности, социальности, феминистскости как жанру. Разница между Астрид и теми же сторонницами MeToo в том, что сама Астрид никогда не считала себя жертвой. «…Дети, они делали все по-своему – лазали по деревьям, пили газировку – потому что могли». Астрид тоже всегда делала то, что хотела: хотела любить – любила, хотела оставить ребенка – рожала, уходила любовь – уходила она сама. Потому что могла. «Газета – бумага, новости – свет, будущее – свобода», - играют в ассоциации редактор и юная корреспондентка Астрид в начале фильма. Бумага, свет и свобода – эти три вещи и сделают ее той самой Астрид Линдгрен, о которой скоро узнает весь мир.

«Быть Астрид Линдгрен» в прокате с 22 ноября.

наверх