Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Рецензия на «Первому игроку приготовиться»

Рецензия на «Первому игроку приготовиться»



Александр Трофимов
Время прочтения:

29 марта на наши экраны вышел «Первому игроку приготовиться», возвращение Стивена Спилберга к жанру большого развлекательного кино, к фантастике и приключениям. В 2045 году реальный мир стал крайне неуютным местом, поэтому люди находят утешение в виртуальном «Оазисе». Умерший создатель завещал полный контроль над игрой и все свое состояние тому, кто сможет пройти три испытания и отыскать особое пасхальное яйцо.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 2

«Первому игроку приготовиться» — явление (что роман, что фильм) определенно знаковое для гик-культуры. Вот только что именно оно означает, сказать очень сложно. Ты словно опускаешь лакмусовую бумажку в жидкость и вместо того, чтобы окраситься в определенный цвет, она начинает переливаться всеми цветами радуги, а затем на ней проступает лик Девы Марии с QR-кодом на лбу. Результат определенно получен, какой вывод из всего этого делать — тот еще вопрос.

И я сейчас не о том, насколько хорошими, удачными и глубокими вышли книга и фильм, а о самом феномене существования и широкой популярности подобного проекта.

«Игрок» — это вроде как воплощение всех трендов последнего времени. Повальная ностальгия по восьмидесятым, ретрогейминг, сдвиг гик-культуры на позицию мейнстрима, постмодернизм, вторичность на уровне плагиата, отсутствие новых идей или параноидальная боязнь таковых в Голливуде.

Вроде как мы видим на экране запредельное количество любимых героев — некоторых не просто впервые на одном экране, а вообще впервые в кино — словно экранизируется самый безумный фанфик-кроссовер, разве что без правила 34. Так почему вместо безбашенного незамутненного восторга чувствуется лишь настороженная озабоченность? Это все, что мы есть? Это суть гик-культуры? Квинтэссенция нашей любви и творческого потенциала?

Одержимость старыми проектами из детства, доскональное знание лора игр и истории их создания, способность идеально пройти Pac-Man? Почему вместо гимна гикдому фильм отчасти воспринимается не то как очередное оскорбительное обзывательство вроде «обитатели мамкиных подвалов», не то как зеркало, поднесенное к лицу коммьюнити и отразившее далеко не самые лицеприятные вещи? Трусливый эскапизм, бегство от реального мира не на час-два, чтобы набраться сил и вернуться в бой с настоящими проблемами, а уход в откровенное отрицание проблем, замена реальных достижений победами в играх, ощущением собственного превосходства от изучения клингонского языка или спидрана Dangerous Dave.

Картина вроде как не об этом, но она отчетливо отдает подобным нездоровым отношением, настораживает, несмотря на пришпиленную в конце мораль «вирт — это хорошо, но надо почаще выходить в реальность», которая тематически никак не привязывается к событиям самого фильма.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 3

Многие уже сказали, что фильм подходит к идее более здраво, чем книга. В романе от охотников за пасхалками требовалось прежде всего доскональное знание ряда старых игр и фильмов, в экранизации же акцент смещается на понимание характера Холлидэя, больше на смекалку и сочувствие, чем на энциклопедические познания законченных нердов.

В интервью Клайн, автор книги, перечислял все игры, которые так или иначе повлияли на него и которые он в итоге вставил в роман. И логика у него была довольно простая — я перся от этого в детстве, поэтому в романе в нее играют и мои персонажи. Это ведь немного пугает, если вдуматься.

Все эти ретро-проекты, попавшие в книгу и фильм — зачастую они не были лучшими или исторически значимыми, их любят и помнят по одной причине — именно они попались нам под руку в детстве и оставили ярчайшие впечатления. И сама идея вставить нечто любимое из детства в свое произведение не плохая и не новая — люди делают это постоянно. Но в качестве постеров на стенах, наклеек на холодильниках и прочих едва заметных деталей, тут же на этом строится весь роман. Он напоминает музей памяти детских впечатлений Клайна. Его собственный Альманах.

И квест Холлидэя еще сильнее давит на ту же идею, возводя ее в абсолют. Создатель «Оазиса» потребовал от претендентов на его наследство стать одержимыми его жизнью, его прошлым, его ностальгией и эскапизмом. «Играйте в игры, которые увлекали меня в детстве, смотрите те же фильмы, что и я, слушайте каждую мою фразу, изучайте каждую секунду моей жизни и тогда, быть может, я отдам вам заветное яйцо».

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 4

Одним из заданий в книге было «прохождение» фильма «Военные игры» с Мэттью Бродериком, причем, когда Уэйд делал и говорил все в точности так, как это было в фильме, это вознаграждалось отдельно. Как и зачем быть настолько одержимым каким-то фильмом? Причем даже не неким «Гражданином Кейном» или «Одиссеей 2001», где доскональное изучение каждой детали действительно может открыть дополнительные смыслы, а приключенческим блокбастером?

Какой смысл требовать от кого-то знать наизусть каждую фразу героев, и какой смысл вознаграждать за это? «В детстве я засмотрел эту картину до дыр, а теперь вы мучайтесь, пока она не станет вашим кошмаром». Это уже не просто трибьют или популяризация незаслуженно обойденного внимания шедевра. Ты заставляешь людей копаться во временами довольно средних и проходных играх и фильмах, по случайности попавших в поле твоего внимания в детстве, с тем же уровнем дотошности, с которым богословы изучают священное писание. С какой целью?

Заставь современных детей играть в первый Mortal Kombat — не просто зайти сравнить на часок, а играть изо дня в день, проходить на высшей сложности, искать все пасхалки, открывать скрытых персонажей и так далее — чего ты добьешься? Передать тот сопливый восторг, с которым мы играли в нее на игровых автоматах, приставках и компьютере, все равно не выйдет — у нас был контраст, ощущение чего-то нового и потрясающего, невиданного ранее. Этого уже не повторить. А как игра она не то чтобы гениальна и изучать ее с позиции «вот как надо» тоже глупо. Так к чему все это?

Что ты даешь людям две тысячи сороковых, заставляя их копаться в культуре полувековой давности? По идее, это должно было быть антиутопической идеей, доведением до абсурда — вот, смотрите, во что выливается ваша культурная некрофилия, ваш бум ностальгии, увлечение винтажным барахлом. Но нет, это все подается как «чистая гиковская любовь» и желание разделить ее со всеми.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 5

Мне кажется, все эти минусы еще отчетливей проступают на контрасте с «Матрицей». «Игрок» и фильм Вачовски во многом похожи — герои пытаются спасти мир в виртуальности от холодной бессердечной машины, пока в реальности летающие роботы выслеживают их и грозят убить, чтобы не дать добиться чего-то в вирте. «Матрица» тоже вторична и во многом опирается на другие произведения, на поп-культуру в целом, используя ее архетипы, да и схожесть названия злодейской компании IOI с номером 101, мелькавшим повсюду в «Матрице», тоже намек довольно прозрачный.

Но несмотря на все цитаты Бодрийяра, образы Платона, сравнения с Христом и буквальные кадры из «Призрака в доспехах», несмотря на всю простоту и прямолинейность, «Матрица» становится чем-то неоспоримо самостоятельным и самоценным. Она опирается на плечи гигантов — чтобы сказать что-то свое. «Игрок» влезает на них как пьяный студент на памятник, чтобы сказать: «Гля — памятник. И я на нем».

Вместо художественного фото мы получаем «селфи на фоне Джоконды». Если выдрать из «Игрока» всех чужих персонажей и произведения, все пасхалки и референсы — что останется? Есть ли у него свои яркие герои, места, события, мысли, запомнилось вам хоть одно место в «Оазисе», есть ли у этого мира свое лицо? На мой взгляд, нет. И это и есть «приехали».

Даже порно-фанфики поклонников Гарри Поттера привносили новый взгляд на знакомый мир и героев, раскрывали любимое произведение с новой стороны, вносили что-то свое. Здесь же нет ни деконструкции, ни обогащения цитируемого материала — это целый виноградник Member Berries из «Южного Парка», который сносит нас потоком «А помнишь ДеЛореан?», «А помнишь Стального Гиганта?», умудряясь заполучить в свои руки такое количество сильных нарративных элементов из чужих произведений, которые уже заряжены связанными с ними эмоциями, и не сложить из них ничего осмысленного, сильного, своего.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 6

Кроссовер кучи знакомых героев из разных франшиз на одном экране мы, кстати, тоже видим далеко не впервые. Просто впервые в таком безумном масштабе, вне формата пародии и анимационного медиа. Было это и в «Кролике Роджере», и в «Ральфе», и в «Лего. Фильме» и в его спин-оффе про Бэтмена, причем в каждом из этих фильмов знакомые герои не только появлялись и взаимодействовали, но и успевали как-то себя показать, обшучивались хотя бы самые очевидные их черты.

Ведь по сути, финальная битва в «Игроке» очень похожа на битву со всеми знаменитыми злодеями в «Лего. Фильм: Бэтмен». Но там Волан Де Морт успевал хотя бы крикнуть «Вингардиум левиосса» и обозвать противников магглами, в «Игроке» же персонажи успевают лишь появиться на экране на пару кадров, но испытать по этому поводу каких-то эмоций не выходит, ведь им не дают сделать и сказать ничего узнаваемого, своего. Да, героев там так много, что большинство видны лишь долю секунду в виде размытого пятна на заднем плане, но даже те, которым уделяют внимание, не делают ничего интересного. Словно вставляли их не из огромной любви, а просто — чтобы вставить, поставить галочку, как коробку сока. Это больше похоже на продакт-плейсмент, чем на камео или пасхалку.

И еще один момент, усиливающий это ощущение фальшивого нердгазма — выбор героев. Большая часть упоминаний перешли напрямую из книги и представляют собой все те же древние игры, малознакомые не только массовой аудитории, но и даже гик-тусовке. Но упоротые фавориты Клайна — лишь одна крайность, вторая поразила меня куда больше. Я окончательно выпал, когда на экране мелькнули черепашки-ниндзя. Черепашки из фильмов с Меган Фокс. Из всех вариантов они взяли майклбеевских черепах-переростков. На этом моменте я перестал верить, что фильм можно считать любовным посланием гикдому и настоящим фанатам поп-культуры.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 7

Как можно было вставить самую ненавидимую фанатами версию их любимых героев? Есть кто-то, кто искренне любит эти фильмы? Их больше, чем тех, кто полюбил земноводную шестерку в версии оригинального комикса, где они были хладнокровными убийцами в одинаковых красных повязках? Или тех, кто тащился от мультсериалов 1987 или 2003 годов? От фильмов девяностых? Да, это мелочь, это лишь одни из сотен засунутых в фильм героев, но это идет против концепции возведения гик-культуры в абсолют.

Некоторых, например, напряг еще один момент — на компе главного злодея замечают полную коллекцию приключений Нэнси Дрю, что высмеивается и героями, и самим фильмом. А ведь это тонкий момент — то есть вы предлагаете идти против стигмы, воспеваете любовь к детским увлечениям, к проектам из прошлого — но, оказывается, не все.

Взрослый мужик, увлекающийся детскими детективами — ахаха, какой позор. Вы правда не видите в этом противоречия? Выясняется, что он вовсе не отличается от героев, у него тоже есть нечто чистое, вынесененное из детства, что он так же ценит и чем дорожит, но вместо того, чтобы задуматься о том, что «мы не такие уж и разные», герои воспринимают это как признак слабости и инфантильности? Что? Почему на месте Нэнси не положить порно, видеотренинги по поднятию самооценки, прокачке пресса или самоучитель по пикапу?

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 8

Третий проблемный момент со всеми этими камео — в картине появляются и персонажи Battleborn. То есть в процессе производства фильма было принято решение захватить выходящую игру, а когда она вышла и провалилась с треском, уже было поздно что-то менять.

И проблема моя не в том, что я решил похейтить мертвую игру — чья бы корова мычала, я ведь бешеный фанат Lawbreakers, которая куда мертвее. Нет, для тех людей, которые успели полюбить игру и до сих пор преданы ей, эти камео — отличный подарок. Я рад за них. Но если смотреть на это с позиции фильма, то выходит, что никакого особого отбора не было — пихали все, до чего дотянулись руки. Простите, но нет у этих персонажей народной любви такого масштаба, которая бы оправдала вставку. Не успели. Не смогли. Это можно воспринять как «фильм рискнул», сделал ставку на новый проект, который, как они были уверены, со временем станет успешным и любимым, и тогда включение героев в фильм будет выглядеть прозорливым, как покупка акций Apple за день до анонса iPhone.

И конечно, это лишь один пример более общей проблемы. Многие камео и референсы в фильме не имеют никакого отношения к восьмидесятым, это уже вполне современная поп-культура. Это логично — люди ставят на аву любимых героев, в том числе и современных. Но весь образ «Игрока» как экранизации ностальгии по восьмидесятым это несколько размывает.

Уходит ощущение, что пасхалки тщательно отбирались, отсеивались и взвешивались, что каждое камео в фильме куплено безумной любовью одного из создателей и желанием непременно поместить любимых героев на большой экран. Выглядит больше как «Нам нужно 300 персонажей для этой сцены, пусть юротдел займется переговорами со всеми играми, продавшими свыше такого-то количества копий». Это выглядит неискренне и противоречит самой идее упоминаний от огромной любви. В книге по крайней мере можно было не сомневаться — если что-то было упомянуто, то Клайн явно неравнодушен к этому и искренне хотел, чтобы больше людей знали о некой игре, фильме или комиксе.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 9

Четвертая проблема камео — это Стальной Гигант. Брэд Берд снял мультфильм про машину смерти, вооруженного до зубов робота, который не хотел сражаться. Мультфильм посвящен умершей сестре Берда, он антимилитаристский до мозга костей, вся идея в том, что Гигант не хотел причинять никому вреда. И вы берете эту икону пацифизма и заставляете ее сражаться — стрелять лазером из глаз, разносить людей и монстров, вести масштабную атаку на армию врага. Это не просто «не по канону» вроде ДеЛореана, который здесь даже во времени путешествовать не умеет, это плевок в лицо самой сути «любимого» персонажа.

Это настолько ярко иллюстрирует поверхностность всех этих камео и упоминаний, которые лишь копируют внешний вид героев, но не дают им сказать ни слова, что дальше некуда. Вот и вся ваша любовь к этим произведениям — вы даже не поняли их сути, полностью переврали главный месседж персонажа и заставили его идти против своей природы. Вот если бы IOI выставили Гиганта со своей стороны — это было бы тонко. Их корпоративное бездушие выразилось бы в том, как они заставили сражаться икону пацифизма, нарочно пороча самое светлое для гикдома. Это было бы психологическим оружием, которое могло бы подорвать дух противника — против тебя выходит один из твоих кумиров, который бы облился слезами, увидев, что его все же заставили сделать. Но нет, Гигант сражается за хороших.

Да, надо помнить, что все это камео не самих персонажей, это лишь скины, которые носят обычные игроки. Образ, используемый в качестве аватара. И поэтому Трейсер в игроке не обязана быть британкой, лесбиянкой и надоедливой пронырой — ведь это просто игрок, надевший ее образ. То же и с Гигантом, фильм же не говорит, что его оживили и он пошел сражаться, презрев свои убеждения. Это ведь всего лишь реплика, герои сражаются им за правое дело — в чем проблема?

Наверное, в том, что это все равно выглядит непониманием сути персонажа. Если не создателями фильма, то его героями. Если они и впрямь любят Гиганта, то как могли встроить в него оружие и заставить его использовать? Да, ставки высоки, мы спасаем реальных людей, это не игрушки, но вставьте вы две секунды, где Эйч гладит робота по железной голове и говорит «Прости, брат. Знаю, ты ненавидишь войну, но мы должны спасти мир».

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 10

И последнее, что не давало мне покоя — я так и не понял, почему за фильм взялся именно Спилберг. Он — не Клайн, он из того поколения, которое создавало все то, что с такой любовью вспоминается в фильме. Он не мог в детстве фанатеть по Atari 2400, фильмам Лукаса, Земекиса и Кубрика — они буквально его близкие друзья, с которыми он работал над картинами вместе, поддерживал, соревновался. С тем же Кубриком они все время общались, спорили, кому лучше снимать «Искусственный интеллект» (это вообще был проект мечты Кубрика, он просто умер и не успел им заняться, а Спилберг решил уважить мечту друга).

Спилберг продюсировал «Назад в будущее», поэтому все эти ДеЛореаны значат для него совсем не то же самое, что для нас. Он и есть Холлидэй в этой истории, не Уэйд, так логично ли снимать подобную истории с позиции мэтра, а не фаната? Помнишь, как крут был «Парк юрского периода»? Помню, я его снял. Кубрик лично проводил его по отелю «Аутлук», показывал на миниатюрах, как он разместит камеры, поэтому, когда мы попадаем туда в «Игроке», для нас — это возвращение в фильм, в детство, для Спилберга — в его собственное прошлое, в диалог с другом. Это не плохо, конечно же, и Спилберг проделал потрясающую работу, особенно цитируя работы собственных друзей, но это немного странно, правда? История ностальгирующего игромана, снятая негеймером, для которого большая часть этих референсов абсолютно ничего не значат.

Что же касается самого фильма — то он хороший. У меня были совсем другие опасения перед просмотром: что история будет хаотичной и неинтересной, все превратится в трансформеры-стайл аттракцион, где один визуал и никакого контакта зрителя с героями и происходящими событиями. Но этого не произошло.

Нельзя сказать, что это картина сильна своими персонажами и погружением в интересный и многоплановый сюжет, но все же история увлекает, у нас есть линия, за которой хочется следить. Да, это самый минимум драматической составляющей, но он есть.

То, что 90% фильма мы проводим в виртуальной реальности могло стать проблемой, но, как ни странно, не стало — не давит то, что «все понарошку», ставки не выглядят слишком низкими.

«Оазис» нарочно не рендерился до идеальной реалистичности, что было видно еще в трейлерах — так можно без труда отличить его от происходящего в реальном мире, но и это не отвлекает. Несмотря на то, что аватары героев очевидно компьютерные, здесь это полностью оправданно концепцией, и даже ощущения, что смотришь мультфильм, а не фильм, не возникает.

Огромный хронометраж в два часа двадцать минут тоже не утомляет, хотя первая и вторая половины фильма как-то заметно отличаются по атмосфере и восприятию, но очень сложно сказать, что именно меняется. Провисающие куски присутствуют, но испортить общее впечатление неспособны.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 11

Осторожно, спойлеры!

В принципе, к «Игроку» можно было бы написать не один десяток «Неудобных вопросов», но мне кажется, что еще больше обсессивного нердства — последнее, что нужно этому фильму. И все же, хотя бы для проформы, не упомянуть самых больших дыр просто нельзя.

Самая очевидная странность — это решение первой головоломки. Все, кто мог, уже пожаловались, что тот факт, что 5 лет никто из охотников за пасхалками, вся жизнь которых крутится вокруг решения этой загадки, не попробовал поехать назад — это полнейший бред.

Многие обычные игроки во вполне обычных играх, где ничего не стоит на кону, пробуют ехать назад просто из любопытства или от скуки, проверяя игру и ее лимиты. А можно ли уехать в гору, можно ли срезать, можно ли пересечь финишную черту в обратном направлении и выиграть таким образом? А учитывая, что в Альманахе Холлидэй прямым текстом говорит «Почему нельзя поехать назад?», все это выглядит еще более нелепо. Да, испытания в фильме по сравнению с книгой по большей части изменили к лучшему, но в романе по крайней мере они были действительно сложными и вопросов «Почему никто не решил их до сих пор?» или «Почему их решили именно наши герои» почти не возникало.

В нашем мире уже через час после релиза какой-нибудь «суперсложной игры» на youtube появляется спидран от чувака, прошедшего игру за пять минут, без единого убийства или получения урона, используя в качестве контроллера гнилой банан. Это реальность — причем никакого полутриллиона долларов на кону не стоит, люди делают это просто по фану, а тут назад никто не поехал. Ага. Да и сама инерпретация идеи «вернуться в прошлое, где все было проще» как тайная дверь, открывающая чит-объезд, мягко говоря, такая себе. И то, что после того, как наши герои прошли гонку таким образом, этого немедленно не заметили все остальные — тоже чушь.

Вообще с осведомленностью и сообразительностью героев тут много раз возникают проблемы. Куратор Альманаха не в курсе, что Кира упоминается всего однажды. Окей. Такая вся суперпрошаренная охотница за пасхалками Артемида не помнит сцену, где Холлидей единственный раз говорит о свиданиях и девушках? Ты точно гик, изучавший Холлидея? Эйч не посмотрел «Сияние», один из любимых фильмов кумира, потому что тот «очень страшный»? Ты точно хочешь полтриллиона долларов?

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 12

«Оазис» — это ММО со временем разросшееся до некого подобия виртуального Facebook, люди там работают, учатся (в романе именно в школе Персифаля нашлось первое испытание) и так далее. То есть ближайшим аналогом будет Диптаун Лукьяненко. Вот только в фильме этот сложный мир и принципы его работы описаны крайне скупо, а те детали, что нам все же раскрывают, звучат довольно бредово.

Сама идея permadeath выглядит крайне идиотской для подобного проекта, учитывая, что люди покупают себе кучу барахла в том числе и за реальные деньги. Ты учишься, работаешь, зарабатываешь и тратишь деньги в вирте, а потом на рядовом рейде в каком-нибудь данжене тебя убивает случайный моб. И ты теряешь все — весь лут, весь опыт, твой аккаунт стирается.

Идея одной жизни подходит рогаликам, когда все, что ты теряешь — это полчаса времени, но не для долбанного ММО, в котором ты буквально живешь годами. Риск настолько неадекватен, что никто бы не стал соваться ни в какие рейды, все бы отсиживались по публичным местам и часто оглядывались. Риск должен быть сбалансирован, чтобы был смысл играть, а когда он настолько велик — ставки слишком высоки, чтобы вообще соваться куда-либо. Участвовать в гонке за полтриллиона долларов — оправдано, мочить скорпионов и фармить нубов на планете Дум — ни разу не оправдано.

Что, кстати, вообще значит починка разбитого виртуального байка и почему это занимает у Эйча 10 минут? По идее, байк должен просто ресетиться до идеального состояния — пусть и требуя денег или ресурсов, может, блокируясь на некое «время ремонта», но что можно с поврежденной моделью делать 10 минут, именно руками, и в чем преимущество Эйча по сравнению с механиком-нубом?

Тому, как вообще работает экономика игры и как реализована, собственно, игровая часть «Оазиса», можно посвятить отдельную сотню вопросов — вся концепция соткана из огромных дыр. И именно поэтому заниматься этим совершенно не хочется. Просто ясно, что никто это не прорабатывал и для фильма, посвященного гикам, обычно одержимыми как раз проработанными деталями и устройством сложных вымышленных систем, такой подход не особо прокатывает.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 13

И последнее — Холлидэй взял образ единственной женщины, которую любил, трагически погибшей причем, и засунул ее в свою игру, чтобы та целую вечность танцевала с зомби, не имея возможности выбраться или убить себя. Сиди принцесса, жди своего водопроводчика. На этом твои муки, впрочем, не кончатся, будешь ждать следующего.

Помните недавний эпизод «Черного зеркала» — «USS Каллистер», по-моему, тут ситуация не менее криповая. Да, Кира в «Оазисе» — не полная ментальная копия, она не живая, это просто NPC с парой прописанных реакций, но все равно. Если вы находите у друга дома свое фото, приклеенное на голую Барби, изрезанную ножом — вам не станет жутковато? Так и здесь — никому не показалось странным, что миллиардер поместил свою возлюбленную в вечный кошмар? С каким облегчением, благодарностью и надеждой эта Кира смотрит на своих избавителей! Сердце сжимается.

Финал картины вызывает особенное недоумение. Герои стали у руля, Сорренто арестован — ура. Ура? А что изменится? Они закрыли виртуальные долговые центры. Молодцы, но долги-то остались, IOI осталась — они просто вышибут деньги из людей другим способом. Вы не решили проблему, вы просто запретили коллекторам использовать биты — и они взяли фомки или клюшки.

О, вы решили закрывать «Оазис» по вторникам и четвергам, чтобы люди больше времени проводили в реале. Спасибо большое. «Оазис» — это не просто одна игра, это по сути весь интернет. Представьте, если бы какая-то сердобольная душа отключала интернет во всем мире на два дня в неделю. Причем почему-то на два рабочих дня. Люди учатся и работают в «Оазисе», их жизнь завязана на него очень плотно, вы просто лишили кого-то куска хлеба, сделав еще беднее.

Люди изначально уходили в этот мир с головой не потому, что он так крут, а потому, что реальный мир превратился в жуткую помойку. Почему, если вы хотите вернуть людей в реальность, вы не потратите свои полтриллиона на постройку доступного жилья, чтобы народу не приходилось жить в долбанных многоэтажных трейлерах? Короче, от победы пятерки сложно испытывать какие-то положительные эмоции. И это как бы проблема. Не говоря уже о неприятном осадке от того, что Уэйд мгновенно забывает о погибшей тете, как и фильм, не вспоминая ее даже в конце.

Конец спойлеров

Итог

Главный вывод в том, что смотреть «Игрока» весело. Это хороший развлекательный фильм, который способен увлечь своей историей и ярким эклектичным миром на два с половиной часа. Но на «большое возвращение Спилберга в жанр блокбастеров» это не тянет.

Вряд ли Стивен в 70 лет способен снять нечто, равносильное по культурному импакту «Челюстям», «Парку Юрского Периода», «Инопланетянину» или «Индиане Джонсу», некоторые даже шутили, что за этот проект он взялся лишь потому, что фильм требовал отснять всего двадцать минут с реальными актерами, а остальное могли нарисовать на компьютере и без особого участия престарелого гения.

Но картина не производит впечатления, что Спилберг просто спал где-то в своем трейлере — темп повествования бодрый, пусть и сбивчивый временами, режиссерское мастерство, которого требовалось много для проекта такой сложности, заметно невооруженным взглядом, поэтому хвалить мэтра можно и нужно, это хорошая работа. Просто он делал и лучше. Много раз.

Проблемы начинаются, когда о происходящем начинаешь хоть сколько-нибудь задумываться, — начиная от банальных дыр в логике мира, квестов, поступков героев и злодеев, и заканчивая идеей подобного постмодернистского проекта, о которой я и причитал большую часть рецензии. В качестве «Библии гика» лента выглядит крайне сомнительно и некоторые идеи, которые она выражает своими творческими решениями, вводят в откровенный ступор. Но это не значит, что на фильм нет смысла сходить и получить свою порцию фана.

Лично для меня самым удивительным было то, что несмотря на все сотни камео, референсов и пасхалок, никакого особого нердгазма я так и не испытал — буквально за исключением двух моментов. Но по идее их должно было быть намного больше, в десятки раз. Как «Игрок» умудряется вываливать на экран сотни любимых героев, техники, логотипов и символики, при этом не вызывая никаких сильных эмоций — для меня это так и остается главным вопросом фильма.

Рецензия на «Первому игроку приготовиться». - Изображение 14
наверх