Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?



Максим Чумин
Время прочтения:

На «Канобу» продолжается цикл материалов о российских комиксах от Максима Чумина — в прошлом автора рубрики «Лица», а сейчас сооснователя издательства Parallel Comics. В третьем выпуске — интервью с Искандером Булатовым, сооснователем уфимской лавки «На Кибертроне», о войне башкирских магазинов комиксов, перенасыщении рынка комиксов и особенностях ремесла лавочников.​


В историях о владельцах магазинов, издателях и авторах комиксов мы расскажем о том, как делают, выпускают и продают комиксы в России и как этот маргинальный вид искусства становится мейнстримом не только в Москве, но и в регионах.

О появлении лавки «На Кибертроне»

По факту, я начал увлекаться комиксами с работ студии «Муха» — это было уфимское издательство, одна из двух студий комиксов в России девяностых (вторая, «Велес-ВА», была в Екатеринбурге); ну, а самих супергероев я полюбил только после знакомства с экранизациями — «Бэтмена» Бёртона и «Спауна». Комиксы ИДК пришлись на мою юность, и я скупал всё, что видел от них на своем пути. Читал я спокойно супергероику, а потом вышел «Маус» — и ничего подобного я не встречал, настоящее серьезное произведение «на подумать», о котором можно рассказывать и всем тем, кто комиксы всерьёз ну никак не может воспринимать.

Лавкой «На Кибертроне» изначально занимался мой знакомый Роберт: он арендовал витрины в магазине кроссовок, в антикафе…

Я стал его постоянным клиентом, и в какой-то момент поймал себя на мысли, что скупаю в принципе все, что он привозит к себе. На тот момент я успел закончить журфак, поработать в нескольких рекламных агентствах…

Мне не нравилось быть наемным работником: приходить каждое утро, постоянно отчитываться о каждом чихе, бесит меня это все; ну вот я и предложил Роберту себя в качестве партнера.

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 2
Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 3

Мы работали в тандеме над нашей передвижной (потому что появлялись в качестве продавцов исключительно на фестах и ярмарках) лавкой комиксов около полугода, после чего Роберт переехал в Петербург, ну а я же остался развивать этот проект своими силами — и сразу стал уделять этому 100% своего времени. Ну, а у меня иначе и не получается, если хочу сделать что-то толковое. Если ты попытаешься совмещать любимое дело и какую-то «обычную» работу, то… Ну фигня какая-то обычно получается. Это же как с семьей, с детьми. Этот бизнес для меня уже не работа, а жизнь.

Первые два года проекта были, скажем прямо, мучительными, и локальная индустрия не способствовала облегчению ситуации.

Хорошо, что рядом были близкие: моя девушка Диана, занимавшаяся созданием различной атрибутики, и мой брат, помогавший с различным оборудованием и логистикой. Мы выдержали эти испытания исключительно благодаря любви к комиксам, любви к нашим изданиям — кто если не мы, в конце-то концов, их будем продавать в нашем любимом городе?

А бросать свое детище, ну, как-то обидно, да и в убытках мы не сидели, поэтому причин опускать руки было не так уж и много.

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 4
Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 5

Еще один мой закидон — я очень не люблю слово «магазин» и предпочитаю говорить «лавка». Потому что в лавках ремесленники, а комиксы это ремесло, как и их продажа.

В магазине тетя Дуся тебе палку докторской режет и взвешивает по 340 руб за кг. А в лавке ты попадаешь в мой маленький мир, где я знаю что тебе нужно. Тетя Дуся не знает состава колбасы, откуда мясо на фабрике, и любишь ты с жирком или без. А в лавке по твоим глазам и одежде я пойму, что тебе нужно. В лавке ты замираешь перед полкой, боишься выдохнуть, открывая очередной томик. В магазине ты нервничаешь и торопишься, ведь хочется есть и на работу завтра, а в воздухе пахнет плесенью и марганцовкой, в которой вымачивали порванные продукты…

В общем, в отсутствии полноразмерной точки нашей целью стало светиться везде, где только можно: мы присутствовали на всех интересных нам мероприятиях, и неважно, что там могли продавать.

Все люди могут читать, следовательно, всем людям могли понравиться наши комиксы, главное было общаться с потенциальными покупателями — так как, если общаться не хочется, если не хочется рекомендаций и контакта, можно всегда купить комиксы в «Читай-Городе». Мы всегда рассказываем о не-супергеройских комиксах, о том же «Перспеполисе», чем привлекаем взрослую аудиторию, старше 30 лет. Хотя чего уж там, я сам уже почти 30-плюс…

Хотя что вообще такое возраст? Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 6
Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 7

Вообще, нашей основной аудитории от 25 до 30. Это работающие люди, которым в детстве, хм, как бы не хватило комиксов на рынке. У нас есть один клиент, скупающий абсолютно всё на рынке, кроме Bubble — таким образом он утоляет литературный голод себя из детства.

Усредненного портрета нашего покупателя у нас нет, но все же книги стоят денег. И их могут покупать либо школьники (которым родители дают деньги), либо взрослые (которые эти деньги зарабатывают).

Студенты, конечно, редко у нас покупают, но все равно приходят — мы устроили библиотеку в магазине, и каждый может у нас почитать комиксы, купив лишь чашку кофе.

Магазин моей мечты мы открыли вот совсем недавно — в прошлом январе. Нам досталась очень интересная локация: двухэтажное здание в центре города, на первом этаже которого расположен клуб настольных игр, у которого мы арендовали место на полках, так как аудитория пересекается — гики там всякие. Мы дружили-дружили с ребятами, а потом они нам предложили арендовать весь второй этаж здания, целых сто квадратов комиксов. Осталось открыть третий этаж — с виниловыми пластинками (смеется).

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 8
Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 9

О сложностях гик-бизнеса в Уфе

Я уже упомянул, что наша локальная индустрия уникальна и что это доставило нам хлопот: в общем, это потому, что в лучшие моменты гиковской жизни города у нас располагался почти что десяток магазинов комиксов.

Они открывались чуть ли не еженедельно, была реально информационная войнушка: «Мы настоящие!» «Нет, мы настоящие!» «Нет-нет-нет, мы самые настоящие!!!» — каждый магазин вопил, что он самый что ни на есть аутентичный, хотя книги как продавались в антикафе и под стеклом в ТЦ, будто телефоны, так и продаются.

Так нельзя, ведь книги — это фетиш, а их покупка — самый настоящий ритуал, который предполагает контакт с объектом, общение с продавцами, выбор новинок… Иначе зачем нужны были бы магазины комиксов? Все бы брали на «Лабиринте» и «Озоне» и не парились.

Сейчас осталось всего три конкурента, между которыми нет никаких отношений. К нам часто заходят после других магазинов, рассказывают, как у нас прекрасно, а у них не очень. Нам приятно, но мы не придаем этому значения и не раздуваем. Ну зачем? Говнить никому не хочется. Надо самим развиваться, а не наговаривать друг на друга — мне кажется, именно такой вариант способствует развитию индустрии.

Я всегда был за коллаборации и дружбу, но меня при этом много кто не любит. Мне кажется, лучше объединяться каким-то локальным точкам, нежели продаваться другим региональным «сетям».

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 10

Поэтому я воспринимал сеть Comicz Era как нашего главного конкурента: они в какой-то момент объявили о запуске франшизы, рассказывали о том, что в «некоторых крупных городах, например, в соседней Уфе» нет ни одного нормального магазина комиксов, а вот у них «оборот уровня „Чука и Гика“» — меня это очень сильно задело.

Магазины стали появляться, будто грибы после дождя, а я все еще не понимаю смысл магазинов комиксов по франшизе, если у магазина нет своего издательства под собой. Мы все берем товар у одного поставщика (естественно, за исключением книг издательства не скажу какого), смысл какой у франшизы? Бренд? Дизайн? Техника продаж? Да это пустые слова — и продавать может любой, кто способен общаться с людьми, и читает комиксы. Короче, меня напрягла такая ситуация, и я был озабочен тем, что и сюда придет сеть.

Но ничего, напряглись, собрали денег — и открылись сами. Конечно, у нас есть дополнительный источник дохода в виде кофе, потому что изначально была цель сделать больше, чем простую лавку комиксов.

Вон, мы приглашаем комиксистов в Уфу: делаем привозы совместно с нашим локальным фестивалем Animau, кроме того привозим и сами в магазин: буквально сегодня приехал Дима Осипенко, а в декабре Уфу посетит французский автор комиксов Эдмон Бодуэн. Мы оказываем информационную поддержку его приезду, что опять-таки развивает и нас, и нашу городскую комикс-жизнь. Важно не стоять на месте, а постоянно что-то делать — и, конечно, признаю, что это бывает трудно: рутина, бывает, меня просто съедает, и ни на что не остается сил.

Каждый город, в плане покупателей и аудитории, уникален по-своему: бывают линейки комиксов, являющихся хитами в одном городе, которые в другом городе никому не нужны, — и между городами не больше 400 километров пути. Уфа, как я и говорил, город уникальный — но дело в том, что в нашей индустрии любой город будет точно так же уникален. Одно время комиксы Bubble у нас вообще не шли, а вот выехали в Казань — и покупатели просили исключительно «Баббл».

Я не учитывал опыт других магазинов (только, наверное, подглядывал витрины и дизайн), так как часто бывает, что этот опыт невозможно применить на себя.

Мне 27, и я открыл магазин комиксов — какой из меня взрослый?. - Изображение 11

О переизбытке комиксов в России

Мне не кажется, что над нашей индустрией нависла угроза. Рынок только формируется, и поэтому испытывает проблемы растущих индустрий, по-моему, все в порядке вещей.

Но я соглашусь с Вовой Апеновым, что на рынке сейчас настоящий переизбыток однообразных комиксов: выпускать множество комиксов про супергероинь было смелым решением от «Комильфо», но вот только продажи «Электры» и «Пэтси Уолкер» просто стоят.

Если бы такие уникальные книги выходили не регулярно, а, допустим, раз в полгода, то и читатели их бы воспринимали иначе — каждый раз как что-то новое, свежее. В итоге от такого переизбытка страдают все: малые издательства закрываются, а крупные не получают заслуженного признания. Читатель не в курсе, за кого нужно и важно проголосовать рублем, отчего тонет множество серий — «Ключи Локков», «Би и Папикэт» и другие. Comic Con Russia и «Бигфест» ежегодно становятся для нас головной болью: все издатели стараются выпустить как можно больше книг, нам приходится делать беспрецедентные заказы, а у людей не хватает на все денег (ведь многие все еще пытаются собирать весь Marvel на рынке).

Многие издательства не до конца осознают свое позиционирование на рынке — люди не понимают, что издают, и поэтому издают все подряд.

У «Комильфо» были офигенные задатки, когда они запустили импринт «Мимимишки», который категоризировал их продукцию — но к сожалению импринт закрылся. Jellyfish Jam выпускают крутые книги, но при этом абсолютно бессистемно — я не понимаю, почему «Прекрасная тьма» и «Новые Люди Икс» выходят под абсолютно одним и тем же брендом. В группах издательств постоянно спрашивают у наших издательств «когда вы выпустите „Лигу“? А „Мстителей“?», потому что конечный читатель в большинстве своем не отличает их друг от друга — издательства еще не заработали себе узнаваемое имя.

А имя можно издательству заработать только по книгам, что они издают, — и если издавать бессистемно, то и имена у всех будут одинаковые.

Роль нашего магазина в цепочке «Покупатель — Продавец — Производитель» — познакомить читателей с тем, о чем они могли и не слышать никогда; познакомить с жемчужинами, которые показывают, какими разными могут быть комиксы. Смотрите, если человек пришёл именно за «Дэдпулом», ты никогда сразу не продашь ему никакого «Мауса» — ему до этого нужно дорасти, но постепенно, сквозь бестолковые истории про супергероев, он может дойти и до жемчужин («Человек-Паук: Грусть» или «Стража»), которые могут открыть глаза на все искусство комиксов в целом.

Если его так зацепит какая-то история, то он придет к нам в магазин ее обсудить — и тут мы уже направим покупателя и посоветуем то, что ему точно понравится.

Три главных комикса:

«Легенды» — Пол Дженкинс, Паоло Ривера, выпущено издательством Parallel Comics

  • Ну, с этого нужно начинать знакомство с супергероями, ведь это сборник ориджинов самых разных персонажей. Мне нравится издание, так как благодаря формату, дополнительным материалам и плакату в комплекте книга становится идеальным вариантом подарка — к нам часто приходят именно за этим.

«Палестина» — Джо Сакко, выпущено издательством «Бумкнига»

  • Это один из моих любимейших комиксов. В отличие от «Мауса», который затрагивает тему Холокоста, «Палестина» рассказывает о гораздо более современном конфликте. Так как с момента создания этой истории ничего не поменялось, комикс станет очень полезным и актуальным чтивом для каждого.

«Кальвин и Хоббс» — Билл Уотерсон, выпущено издательством Zangavar

  • Это просто потрясающая серия, с которой влюблялось в комиксы и мое поколение. И истории, само собой, отнюдь не детсадовские — всем понятно, что любую литературу пишут взрослые, и что нет комикса, написанного 10-летним. В любое произведение, предназначенное для детей, автор вкладывает свои мысли, присущие именно ему и его положению. Серия про Кальвина и Хоббса — прекрасный пример комикса, понятного читателям любых возрастов. Кроме того, не могу не сказать, как я люблю издательство, выпускающее серию! Будь моя воля, в списке было бы еще несколько книг от Zangavar…

Другие интервью из цикла:

комментировать
наверх