Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins



Денис Князев
Время прочтения:

Уже скоро выйдет Assassin’s Creed: Origins, вызывающая у неподготовленных игроков массу вопросов — и про сеттинг, и про главного героя, и про политическое устройство Древнего Египта того времени. Мы не стали ждать, пока игра предложит ответы, и сами подготовили материал, проясняющий если не все, то многое. Погнали!


Что вообще творилось в то время в Древнем Египте?

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 2

Начну с главного: события Assassin’s Creed: Origins происходят в эллинистическом Египте. Иначе говоря, в то время страной правили потомки греков — ну, или македонян, если точнее. То есть никакого вам Тутанхамона или Джосера, да и строительство тех самых пирамид вы тоже не застанете — все это было задолго до начала игры.

Впрочем, менее крутым исторический период Origins от этого не становится. В нем нашлось место и склокам царей, и кровопролитным войнам, и тайным заговорам. Закончилось все это тем, что пришли римляне, разогнали правившую династию Птолемеев и сделали Египет провинцией Римской империи.

Нас же интересуют события, происходившие почти за два десятка лет до падения эллинистического Египта. В 51 году до нашей эры умирает Птолемей XII. Согласно завещанию престол отходит его детям — Клеопатре и ее младшему брату Птолемею XIII. Но вы же понимаете, что два ребенка, правящие государством в согласии — это сказка. И нет ничего удивительного в том, что Клеопатра вскоре отстраняет малолетнего братца от дел. Тот обижается на сестру, заручается поддержкой своих наставников и воспитателей и вынуждает царицу бежать. На дворе в этот момент — лето 48 года до нашей эры.

Где-то здесь авторы Assassin’s Creed: Origins откладывают учебники в сторону и вводят в историю главного героя игры — меджая Байека. Он наведет порядок в Древнем Египте и станет участником событий, в результате которых Клеопатра вернет себе власть. 

Кто из исторических личностей появится в игре?

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 3

Клеопатра

Разумеется, Клеопатра. С ней Байек, судя по всему, познакомится уже в самом начале новой Assassin’s Creed. На момент действия игры царица находится в изгнании и всеми силами старается не светиться на глазах у стражи своего брата. Это, впрочем, не мешает ей искать поддержку у народа и кое-где даже выступать с трибуны.

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 4

Птолемей

Не обойдется и без малолетнего Птолемея. Он искренне верит, что единолично правит Древним Египтом, но в силу возраста не понимает одной простой штуки — настоящая власть находится в руках таинственных вельмож и прочих чиновников. Сам Птолемей играет роль марионетки и всякий раз полагается на советы наставников.

Еще с уверенностью можно сказать, что в Assassin’s Creed: Origins появится и римский диктатор Гай Юлий Цезарь.

Постойте. А что Цезарь забыл в Древнем Египте?

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 5

Цезарь (слева)

Его привела в Египет погоня за Помпеем. Это древнеримский полководец и консул, насоливший Цезарю тем, что начал вести дела с сенаторами, настроенными против диктатора.

Помпей хотел укрыться в Египте и попросить помощи у тамошнего царя, но советники Птолемея почему-то подумали, что лучшим решением будет казнить беглеца и подарить его голову Цезарю. Однако древнеримский правитель пришел в ярость от того, что ему самому не удалось добить Помпея после сражения при Фарсале.

Кроме того, Цезарь увидел, что Древний Египет страдает от недальновидности своих царей и решил лично разобраться в их проблемах. На деле он, конечно, попросту хотел заполучить лояльного египетского правителя, и таковым, по мнению римлянина, должна была стать Клеопатра. И впрямь, кто же еще, не Птолемей же.

Так у молодой царицы появились силы бороться за власть, а у Цезаря — благодарная за помощь Клеопатра. 

А кто враги? Неужели тамплиеры? 

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 6

Нет. До появления первых тамплиеров пройдет еще очень и очень много времени, но ведь не тамплиеры выдумали принципы, которыми руководствовался их орден.

Желание контролировать всех и вся, манипулировать людьми и оставаться при этом в тени — этим грешили и те, кто стоял у власти в Древнем Египте. И речь не о царях, а об их советниках и наставниках. Орден Древних — вот с кем предстоит сражаться Байеку.

В реальности никакого ордена Древних, разумеется, не было, но его члены вполне могут оказаться настоящими историческими личностями. Не исключено, что на пути Байеку встретятся и евнух Потин, воспитавший Птолемея, и советник Теодат, уговоривший царя убить Помпея, и Ахилл, бывший полководцем при молодом правителе.

В трейлерах уже не раз показывали некоторых членов ордена, но все они были в масках. Разработчики игры признаются, что таинственность и скрытность — главное их преимущество. Вот и посмотрим, как им удастся скрыться от меча Байека в грядущей игре. 

Хорошо, но ассасины-то при чем?

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 7

Братства в Assassin’s Creed: Origins по понятным причинам тоже не будет — всех ассасинов разом заменит Байек. Но, как уверяют создатели Assassin’s Creed: Origins, именно его приключения в итоге приведут к тому, что у членов ордена тамплиеров появятся достойные противники.

Несмотря на то, что Байек понятия не имеет о каком-то там братстве, ведет он себя как самый настоящий ассасин: ловко карабкается по стенам, по возможности убивает своих врагов скрытно и защищает невиновных. И все свои способности он приобрел в ходе изнурительных тренировок.

Тем не менее, Байек — не ассасин. Он — меджай.

Кто такие меджаи?

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 8

Это реально существовавший орден особо обученных воинов, призванных защищать фараона и его владения. Интересы обычных жителей государства меджаи тоже могли отстаивать. Этакие древнеегипетские полицейские, если хотите.

Байек — последний из меджаев. Правда, историки перестали находить упоминания о членах этого ордена уже в тех документах, которые относятся к началу третьего переходного периода в истории Древнего Египта. А это целая тысяча лет до событий игры, между прочим. Выходит, что герой Origins — не просто последний, он вообще единственный меджай, появившийся в Древнем Египте за сотни лет.

Понятно, что это допущение. Но оно не имеет значения, потому что главная задача новой Assassin’s Creed — ответить на один простой вопрос: как египтянин повилял на создание братства ассасинов, появившееся больше чем через тысячу лет после его смерти? Надеюсь, что Origins справится с этим. 

Контекст: Древний Египет в Assassin’s Creed: Origins. - Изображение 9
комментировать
наверх