Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
А помните «Блэйда»?

А помните «Блэйда»?



Редакция
Время прочтения:

В честь выхода фильма «Черная пантера» — первого фильма киновселенной Marvel с темнокожим супергероем в главной роли, — Александр Трофимов и Денис Варков решили вспомнить знаменитую кинотрилогию с Уэсли Снайпсом в главной роли. Прекрасная первая часть вышла еще в 1998 году, когда современного «кино по комиксам» и вовсе не существовало, а вторая получилась еще лучше. Третья же… впрочем, не будем забегать вперед.

В США дискуссия вокруг «Черной пантеры» давно вышла за рамки чисто кинематографической. Это социальное явление, тут не просто первый сольный фильм про чернокожего супергероя, но и африканская страна, показанная лидером в технологиях, — все это воодушевляет людей.

И все же, о том, что фильмов о темнокожих супергероев уже было немало, многие забывают.

«Спаун» был черным, о чем легко забыть, учитывая, что кожу, какого бы цвета она ни была, ему быстро сожгли. Был фильм «Мистер Сталь» с Шакилом ОʼНилом, была, к сожалению, «Женщина кошка» с Холли Берри, был спорный, но милый сердцу «Хэнкок», были малоизвестные «Человек-метеор» и «Тень Бэтмена» (так перевели Blankman). И, конечно же, был «Блэйд».

«Блэйд» (1998)

Первый «Блэйд» — фильм знаковый. Мы привыкли отсчитывать старт современной эры супергероики с «Людей Икс» 2000 года, но на самом деле первой ласточкой новой эпохи был именно охотник на вампиров.

Именно на его долю выпало восстанавливать честь жанра, который так мощно ворвался в массовую культуру с «Суперменом», закрепил успех «Бэтменом», а затем обе франшизы начали сдавать позиции, пока все не накрылось медным тазом в лице «Бэтмена и Робина» в 1997 году.

И вот, спустя всего год, в 98-м, выходит «Блэйд» — фильм о чернокожем супергерое, охотнике на вампиров, с рейтингом R. Казалось бы, после гей-мюзикла Джоэля Шумахера доверие публики к комиксам непоправимо подорвано. Блэйд как персонаж известен стократ меньше, чем Бэтмен, Уэсли Снайпс и Стивен Дорфф — не Клуни с Умой Турман и Шварценеггером, имя британского режиссера Стивена Норрингтона никому ничего не говорило тогда, как не говорит и сейчас. Вдобавок вампиры, да еще и взрослый рейтинг, сильно ограничивающий аудиторию.

Все было вроде бы против проекта, но, несмотря на это, фильм смог не только отбить бюджет в 45 миллионов, но и заработать денег — 131 миллион мировых сборов. Да, сейчас комикс-муви легко собирают по 600-800 миллионов, но и бюджет, в том числе рекламный, у них неслабо вырос, и инфляцию надо учитывать — в общем, фильм удался. И заработал достаточно доверия и интереса публики, чтобы сиквел собрал еще больше (155 миллионов при бюджете в 53).

Мне сложно представить, как «Блэйд» смотрится сейчас для тех, кто не видел его раньше. Но точно могу сказать, что и сегодня он пересматривается «на отлично». И дело не в том, что этому кино или герою прощаешь все за глаза — просто знаешь, к чему готовиться, и настраиваешься взять от фильма максимум.

Экшен норрингтоновской постановки по-прежнему смотрится отлично. Графика местами ужасна, местами терпима, у всего этого недорендера даже есть свой шарм. Но главное — это мощные удары самого Блэйда, его запредельный и на удивление уместный в этом концепте пафос. Даже Нео, Морфеусу и Тринити не удавалось так уверенно и убедительно выглядеть в кожаных плащах. Снайпс — не гений актерского мастерства, но Блэйда вряд ли бы кто-то мог воплотить на экране лучше. Вся картина держится на его кирпичной харизме, на его шуточках и ультрамачизме, сочащимся из каждой позы, каждого взгляда. Он не способен даже стоять как человек, он — Блэйд. Живое воплощение девяностых.

Как ни странно, запоминается фильм еще и особенной атмосферой. Пусть это лишь пара бросовых сцен, но эти проезды под музыку по городу на рассвете/закате под меланхоличную музыку, эти заваленные шуршащими на ветру газетами улицы — все это создавало образ мрачного мир под тайной властью вампиров очень живо.

Есть здесь и яркий Уистлер и активный женский персонаж, умудряющийся не просто раз за разом попадать в беду, а реально помочь Блэйду в его священной миссии своими научными изысканиями. У героя с девушкой даже нет никакой романтической связи, их отношения от этого становятся лишь интереснее и уникальнее.

Дьякон Фрост может показаться кому-то очень однотонным злодеем, но мне он впечатался в память на всю жизнь. Сама идея вампира-революционера, встряхнувшего вековые обычаи, тихого паренька в наушниках, который организует кровавый переворот за спинами старейшин, очаровывает.

Стив Дорфф тоже сыграл своего героя потрясающе, почему-то, когда я вспоминаю Фроста, перед глазами встают не боевые сцены, не встреча рассвета в скафандрах, а то, как он сидит на полу библиотеки и слушает плейер. Архетип «бледного принца со взором горящим» не от мира сего, молчаливого и погруженного в свои думы об искусстве или истории, всем знаком. Это Алукард, это Рейгар Таргариен, это, пусть и в упрощенном виде, Эдвард из «Сумерек». Прекрасный злодей, которого так и не смогли подобающим образом убить, финал его арки вышел не слишком мощным.

Если вы никогда не смотрели «Блэйда», вам однозначно стоит попробовать это сделать. Хотя бы ради музыки, кровавого экшена, абсолютно невменяемых уанлайнеров Снайпса и шикарных сцен, запомнившихся надолго целому поколению — вроде дискотеки с кровавым душем.

Отдельной достопримечательностью ленты для американцев являтся фраза Блэйда после убийства Фроста: «Some motherfuckers always trying to ice skate uphill», то есть «Некоторые мудаки все время пытаются заехать на коньках в гору». Она настолько абсурдна и неуместна, что вызывает у многих хохот, большинство вообще не понимает, что именно она значит. История ее появления тоже забавна — фразу и впрямь выдал Снайпс, но не пытаясь иппровизировать на площадке, он сказал это совсем по другому поводу, в обычной беседе. Но эти слова чем-то так запали в душу режиссеру, что он потребовал вставить их в финал, хотя сам Снайпс не особо понимал, на кой-ляд они там сдались.

Да, пафос и комикс-логика «Блэйда» зашкаливают, но он по крайней мере доходит до какого-то предела в своем отказе от реализма, где есть что-то еще, не менее ценное. Он предлагает что-то взамен, а не просто выкидывает логику и останавливается на этом, как многие не столь удачные фильмы.

«Блэйд 2» (2002)

Второй «Блэйд» — вещь отчасти еще более любопытная, и все из-за режиссера, его уже малоизвестным никто не назовет. Сиквел отдали снимать самому Гильермо дель Торо («Лабиринт Фавна», «Хэллбой 1-2»), который вот-вот отхватит Оскара за свою «Форма воды».

Зрелищные блокбастеры получатся у дель Торо особенными, не всегда удачными, но всегда душевными, он умеет привнести в них нечто уникальное: внимание к миру и деталям, человечность персонажей и свою богатую визуальную фантазию. Поэтому «Хэллбой 2» превращался в галерею необычных существ и живописных волшебных локаций, сильно отдающих тем же «Лабиринтом Фавна», а его «Тихоокеанский рубеж» выдавал по-настоящему напряженные сцены боя и показывал интересных монстров.

Сиквел «Блэйда» смотрится совсем не так, как первая часть, хотя сказать, что переврали героя или мир нельзя — это выглядит как естественная эволюция франшизы. Сам Блэйд тут еще более молчалив, почти не произносит никаких бросовых фразочек, да и в пафосные позы встает только в бою, в быту же он становится очень сдержанным, профессиональным. Но дело еще и в том, что фокус фильма оказывается не на нем. Он по-прежнему главное действующее лицо, которое совершает основные для сюжета поступки, но далеко не единственное.

На первый план выходят новые герои: злодей Новак, дочь главы вампиров Нисса и ее «кровавая команда», которую изначально тренировали для охоты на Блэйда. Но теперь появляется новая угроза — Новак стал первым вампиром-мутантом, а затем обратил кучу других вампиров. Его мегавампиры еще сильнее, еще выносливее и чеснок с серебром на них не действуют, убить их вообще очень сложно.

Новак одержим идеей истребления вампиров не меньше Блэйда, но именно к нему в результате обращаются вампиры за помощью — мол, нас-то Новак перебьет, но потом ведь он переключится на людей. И от того, что на смену осторожному, организованному вампирскому обществу, которое жрет людей в меру, придет стая голодных зверей, которых еще и черта с два убьешь, ничего хорошего нет. Блэйд соглашается на перемирие и объединяется с заклятыми врагами против полчищ мегавампиров.

По сути, «Блэйд 2» это эдакие «Чужие» — группа разномастных колоритных вояк идет охотиться на монстров к каких-то катакомбах, где их потихоньку по одиночке жрут, сваливаясь с потолка.

Отчасти это все та же гремучая смесь хорошей картины с кусками «настолько плохо, что хорошо», как и первая часть, но фильм дель Торо выглядит взрослее и реалистичнее.

По жанру мы смещается еще дальше в хоррор, а точнее — боди-хоррор (это там, где пугают всеми фобиями, связанными с человеческим телом — мутации, болезни, выворачивание наизнанку).

Самое заметное, что привносит именно дель Торо — потрясающие практические эффекты. Пасть мегавампиров, распахивающаяся на полметра, тщательно продумана и показана во всех деталях в крайне подробной сцене аутопсии. Тело монстра сделано просто потрясающе, все дышит, пульсирует, сочится мерзкими жидкостями и, несмотря на кажущуюся нелепость концепта раздваивающейся нижней челюсти, ее устройство продумано и объяснено. Это настолько непривычно для таких фильмов, что не может не очаровывать. Мегавампиры с этой их пастью действительно вышли жуткими — это вам не бледные метросексуалы из «Сумерек», после такого и спать не сразу ляжешь.

Я включил этот фильм на пару минут — чтобы вспомнить само ощущение, тон, атмосферу, но выключить уже не смог — досмотрел до конца. Прекрасные мощные драки с кучей лишних, но очень пафосных движений, и графика, неотличимая от кат-сцены из видеоигры из-за неестественной анимации (этого, к счастью немного, но в глаза бросается), и действительно красивые, почти театральные, драматические сцены с изящными строками диалога, которые я спустя годы, оказывается, помню, потому что Гойер иногда умеет красиво и тонко.

Я вспомнил фразу «Почему же тогда твой голос так дрожит, отец» еще в начале сцены и не мог поверить — да нет же, наверняка она из какого-то другого, более серьезного фильма. Но нет, «Блэйд 2».

Актеры тут тоже любопытные — есть очень готичый Донни Йен, есть неизменный для дель Торо Рон Перлман (Хэллбой), есть молодой Норман Ридус (Дэрил из «Ходячих мертвецов»). Что до злодея, то Новак сильно отличается от Фроста, но у него своя собственная харизма и она тоже подкупает, сыгран он опять же очень удачно.

В общем, вторую часть я тоже советую к ознакомлению. Про третью вам подробно расскажет Денис, я же просто добавлю, что если вам нужно понять, на что вообще влияет режиссер — достаточно сравнить вторую и третью части. Сценарист тот же — Дэвид Гойер, который позже напишет с Ноланами трилогию «Темного рыцаря», потом «Человека из стали» и «Бэтмена против супермена», вот только в третьем фильме его сделали еще и режиссером. Вот и сравните «с дель Торо» и «без дель Торо».

«Блэйд: Троица» (2004)

Последний фильм в трилогии Блэйда от New Line Cinema (сейчас права вернулись к Marvel Studios). После Стивена Норригтона, снявшего потрясающий фильм о Блэйде, и Гильермо Дель Торо, сумевшего сиквелом закрепить успех франшизы, третью часть поставил Дэвид Гойер — сценарист первых двух фильмов и автор комиксов, для которого этот фильм стал вторым режиссерским опытом.

Многие критики и зрители не оценили «Троицу», потому что фильм заметно проседал почти во всех элементах. Тут и дырявый, как вампир после встречи с охотником, сценарий — вот что получается, когда тот же сценарист пишет «под себя», а не под режиссера с четким видением картины! Тут и нелепые (или во всяком случае — неуместные) герои, неизвестно зачем введенные в фильм и так рационально и не использованные.

Гойер, как типичный сценарист комиксов, привыкший к конвейеру, добавил множество подготовительных элементов для сиквелов и спин-оффов. И главный такой элемент — группа «Ночных охотников» — борцов с вампирами, которых вдохновил пример Блэйда. Например, дочь Эбигейл Уистлер в исполнении актрисы Джессики Билл, дочь бессменного помощника Блэйда Абрахама Уистлера, вполне могла получить свой спин-офф в стиле «Другого мира» (на тот момент уже прошел год с выхода первой части франшизы о войне вампиров и оборотней).

Но эти планы так и остались планами, из-за чего многие элементы фильма «Блэйд: Троица» выглядят и воспринимаются очень странно.

Если абстрагироваться от всех этих заделов на будущее и посмотреть на «Троицу» как на часть трилогии, то он выглядит логичным ее завершением.

Главный борец с вампирами сталкивался с самыми разными их видами — с древними кланами, с новыми поколениями, с вампирами-мутантами, а теперь ему предстоит встретиться лицом к лицу с первым из своего рода — с Дракулой.

На уровне идеи это работает очень круто. Тем более, что в комиксах Marvel действительно существует Дракула, и Блэйд неоднократно с ним сталкивался. Вот только бюджета на полноценного Дракулу создателям «Троицы» не хватило.

В фильме роль Первого Вампира исполнил актер Доминик Перселл, которого вы можете помнить по сериалам «Побег», «Флэш» и «Легенды завтрашнего дня». К сожалению, здесь он ничего интересного предложить не может, и его Дракула получился одним из самых скучных образов этого персонажа в истории кино (запоминается разве что его визит в секс-шоп с дилдами в форме Графа). Из-за того, что Граф большую часть времени проводит в форме человека, ему даже дают совершенно невзрачное «человеческое» имя «Дрейк». Дракулой (или Алукардом) его практически не называют, так что большая часть атмосферы теряется.

Вообще из-за ряда неразумных сценарных решений фильм совершенно не воспринимается как сражение со старейшим и сильнейшим вампиром. На деле даже Дьякон Фрост из первой части оказался куда более интересным противником для Блэйда, чем Дрейк.

Хотя казалось бы, Фрост был просто амбициозным вампиром-новичком, а в «Троице» нам представляют самого короля вампиров. Словом, очень грустно, что фильм целиком доверили Гойеру, который пожертвовал раскрытием злодея ради введения в историю, например, Ганнибала Кинга.

Этого персонажа сыграл актер Райан Рейнольдс. И, по сути, он сыграл Дэдпула за пять лет до «Росомахи: Начало» и за двенадцать лет до «Дэдпула». Его Ганнибал Кинг — тот же типаж, что и Уэйд Уилсон — профессиональный наемник, который обожает отпускать неуместные шутки. Весь его бэкграунд (раньше Ганнибал был вампиром) прописан в фильме так плохо, что забывается буквально сразу. Хотя в комиксах у него была интересная история.

Эбигейл Уистлер, упоминавшаяся ранее, к сожалению, тоже ничем не запоминается. Наблюдать за красивой девушкой, убивающей вампиров из лука за 8 лет до «Голодных игр» конечно, приятно, но персонаж Джессики Биль — не более чем приложение к Блэйду. У того же Кинга хотя бы есть шутки, которые как-то выделяют его из этой троицы.

А вот Блэйд в этом фильме совершенно не изменился. Это все тот же лишенный эмоций Уэсли Снайпс, отыгрывающий самого крутого чернокожего супергероя всех времен. В общем-то человеку, посвятившему свою жизнь истреблению вампиров, и не нужны лишние проявления чувств. Но в «Троице» из скупого на эмоции персонажа он окончательно превращается в сюжетный инструмент — вместе живого человека мы получили зубило в руке сценариста. История движется вместе с ним, очень редко переключаясь с Блэйда на еще менее интересного Дрейка.

В остальном же это тот же «Блэйд» со всеми его красиво поставленными драками, красочно умирающими вампирами и хорошим саунтреком. Только драки поставлены не так красиво, как в первой (и уж тем более во второй!) частях, вампиры умирают более тускло, а саундтрек хорош — но не более того. Здесь нет ни атмосферы первой части, ни покадрово выверенного драйва второй.

Но есть одна вещь, связанная с этим фильмом, о которой знают не все — у него было три концовки.

Осторожно, спойлеры!

  • Театральная: Дрейк решает сделать Блэйду, победившему его, «прощальный подарок» и принимает его облик перед смертью. ФБР обнаруживает его тело и решает, что Блэйд погиб. В морге тело превращается обратно в Дрейка, а охотник тем временем уезжает на мотоцикле продолжать свою войну;
  • Режиссерская: тело, которое забрало ФБР, было телом Блэйда. В морге он приходит в себя и нападает на девушку, пытаясь укусить ее в шею. На этом фильм заканчивается, оставляя неопределенность — начнется ли с Блэйда новое поколение вампиров, или он сможет сдержаться;
  • Альтернативная режиссерская: вирус, разработанный союзниками Блэйда, распространился по миру, уничтожив всех вампиров. Его война окончена, а вот «Ночные охотники» берутся за нового врага — оборотней.

Конец спойлеров.

А помните «Блэйда»?. - Изображение 20

Каждая из концовок могла привести к совершенно разным продолжениям и спин-оффам, но в конечном счете продолжения так и не вышло. Продолжительное время ходили слухи о том, что Marvel выпустит сериал о дочери Блэйда, но проект так и не был взят в работу.

Возможно, когда-нибудь в киновселенной Marvel найдется место для экранизации Midnight Sons, и мы увидим Блэйда, Призрачного гонщика и других мистических персонажей Marvel в одном фильме. Очень хотелось бы.

Важно отметить, что на «Блэйда» фанаты ходили потому, что это был крутой супергерой с интересной историей. Он выделялся на фоне других фильмов жанра не из-за цвета кожи, а из-за брутального протагониста. А вот с «Черной пантерой» все иначе — критики зрителей призывают смотреть в первую очередь потому, что он чернокожий супергерой. А ведь фильм даже не об этом.

комментировать
наверх