Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Rampart основана на армянской музыке». Пол Ромеро о саундтреке Heroes of Might & Magic

«Rampart основана на армянской музыке». Пол Ромеро о саундтреке Heroes of Might & Magic

Леи Радна
Время прочтения:
«Rampart основана на армянской музыке». Пол Ромеро о саундтреке Heroes III

Наверное, каждый из вас знает легендарную игровую серию Heroes of Might & Magic. У «Героев» много достоинств, но особо хочется отметить волшебную атмосферу, за которую во многом нужно благодарить композиторов Пола Ромеро и Роба Кинга. Их мелодии многие помнят лучше, чем сюжет игры. В сентябре Пол Ромеро приехал в Россию с серией концертов, и мы не упустили случая с ним пообщаться.

Если вы узнали об этом только сейчас — не переживайте, Пол ещё даст несколько концертов в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Новосибирске и Екатеринбурге. Билеты пока есть в наличии — их можно приобрести на сайте FBITS.

Спасибо, что приехали в Россию. Для меня, как и для многих поклонников Might & Magic, именно ваша музыка во многом создала ту самую волшебную атмосферу «Героев». Знайте: в России у вас много преданных поклонников!

Первый и, возможно, самый сложный вопрос: что именно вдохновило вас на музыку к Might & Magic? Конечно, вдохновение — вещь эфемерная, но, может, были какие-то конкретные воспоминания, впечатления, ориентиры?

Когда мне было 29, я познакомился на вечеринке с Робом Кингом (композитор, соавтор музыки к «Героям». — Прим. МирФ). Он узнал, что я музыкант и в детстве был способным пианистом — я начал карьеру в 11 лет, выступал в США и Японии. В то время я записывал для японского лейбла Yamaha Music композиции, которые звучали на ТВ.

Роб рассказал, что работает звукорежиссером в лос-анджелесской игровой компании New World Computing, которую основал его друг Джон Ван Канегем. Студия тогда делала небольшую игру в средневековом сеттинге. Им нужна была музыка, которая звучала бы так, будто ее написали в Средние века. Правда, бюджет на это был совсем небольшой.

Роб спросил, соглашусь ли я сочинить пару-тройку мелодий для этой игры, и показал мне несколько кадров. Я увидел, как по экрану бегают маленькие лошадки и забавные существа, увидел маленьких рыцарей в сияющих доспехах, реки, деревья и еще много всего интересного. Потом я сел за синтезатор и начал импровизировать в стиле барокко. Роб улыбнулся и сказал: это именно то, что надо.

В течение недели я каждый день приходил в его домашнюю студию и писал фрагменты композиций. Там звучали духовые, клавесин, арфа, струнные и легкая перкуссия. За все эти мелодии мне заплатили 400 долларов. Игра под названием «Герои меча и магии» вышла несколько месяцев спустя, и я никогда в нее не играл. Но Роб Кинг и New World Computing сразу наняли меня писать музыку для других игр.

Мой любимый трек — мелодия города Rampart из третьей части. Когда я слушала ее в детстве, перед глазами представали высокие горы с парящими над ними драконами, туманный лес, где скрывались единороги и меткие эльфийские лучники. Те же ощущения возникают и спустя десятилетия. А при прослушивании собственной музыки возникают ли у вас перед глазами образы, связанные с игрой?

Спасибо за теплые слова о Rampart! На эту мелодию меня вдохновило общение с докторами Аракелом и Астриком Давтянами, моими близкими друзьями. Давтяны родом из Армении, учились в Москве, а потом переехали в Лос-Анджелес, где мы встретились и подружились. Я часто приходил к ним домой, и они охотно делились со мной армянской музыкой. Они давали мне партитуру, чтобы я играл с листа, а сами подыгрывали на скрипке и флейте. Меня привлекало экзотическое звучание этих мелодий, и они вдохновили меня на музыку к Rampart. А ещё, когда я писал её, перед моим внутренним взором вставала Клеопатра, входящая в Нил, — женственная и красивая.

Наверное, это непростой выбор, но какая из фракций, для которых вы писали музыку, вам больше всего нравится?

Простите, не могу ответить на этот вопрос. Вера не позволяет, ха-ха! Шучу, как глупый американец. На самом деле я не могу ответить, потому что никогда в жизни не играл в компьютерные игры. Ни в те, над которыми работал, ни в какие-либо еще. Даже в «Пакмана» в детстве не играл. Я был очень занятым подростком: поступил в музыкальную школу, когда мне было 15, постоянно репетировал и учился и в результате так и не стал геймером.

При коллективной работе всегда приходится вносить правки, учитывать замечания. Часто ли ваши мелодии принимают без изменений?

Мои контракты с игровыми компаниями позволяют заказчикам вернуть до 30% музыки, написанной для игры. Но мне почти никогда не возвращают уже записанные композиции. Я заранее отправляю продюсерам отрывки предварительных мелодий и варианты аранжировок, перед тем как начать основную работу над саундтреком. Cтараюсь убедиться, что мы понимаем друг друга. Как только мы приходим к согласию, я приступаю к сочинению, оркестровке и записи — записываюсь я с Робом Кингом на студии Green Street. Мы как художники, которые отправляют заказчику наброски перед тем, как начинать основной рисунок.

Если заказчик недоволен, я прошу прислать мне пример той музыки, которая, по их мнению, подошла бы. Иногда мне присылали композиции Джона Уильямса и просили написать что-то в его стиле.

А для какой из фракций труднее всего было писать музыку? К какому городу было сложнее всего подступиться?

Для меня самое трудное — музыка со сложным ритмом. Труднее всего даются моменты, когда инструментальные и ударные попадают в один такт. Как по мне, лиричные, плавные композиции проще с технической точки зрения.

Вы начали писать музыку с детства, и это увлечение определило всю вашу жизнь. А какие еще увлечения у вас есть?

Мои хобби часто меняются. В молодости я занимался плаванием, дзюдо, готовкой и уходом за своими длинными волосами. Когда я стал старше и побрился налысо, мне стало нравиться коллекционировать предметы искусства и фарфор XVIII века. Ещё я собираю обеденные сервизы русских и европейских правителей, от Николая I до Наполеона, и русские церковные иконы и картины XIX–XX веков.

Недавно я начал учиться рисовать — к слову, моя мать великолепная художница. Еще я занимаюсь гимнастикой на кольцах. В последние пять лет я несколько раз в неделю брал уроки латинских танцев. Эти занятия помогли мне почувствовать физическую связь с музыкой. Также я люблю создавать украшения, посещать музеи, узнавать что-то новое об архитектуре, моде и классической музыке.

Вас часто спрашивают про отношение к играм, но вы уже сказали, что не играете. А что вы думаете об интерактивном кино? Сейчас появляется все больше таких игр, где разработчики просто рассказывают историю, периодически предоставляя игрокам возможность выбора.

Эта идея мне очень близка. Иногда я так привязываюсь к фильму, что могу посмотреть его хоть сто раз. Было бы еще интереснее, если бы у меня была власть изменить концовку или вообще на все повлиять!

А как вы относитесь к фэнтези? Читали что-нибудь в последнее время?

К сожалению, у меня синдром дефицита внимания и гиперактивности, поэтому мне тяжело просто сидеть и читать книгу. Мне больше по душе журналы: рассказы в них короткие, и я не успеваю отвлечься. Прочесть множество романов — моя давняя мечта. Возможно, однажды она исполнится! Но меня увлекают исторические фильмы, сериалы и оперы, поэтому, скорее всего, я бы полюбил исторические романы.

Какое у вас любимое фэнтезийное существо? Может быть, мудрый дракон или воинственный орк?

Если я мог встретить в реальной жизни вымышленное создание, я бы хотел, чтобы это был грифон!

«Rampart основана на армянской музыке». Пол Ромеро о саундтреке Heroes of Might & Magic

Возвращаясь к музыке: какие композиторы и исполнители оказали на вас влияние?

Моим первым знакомством с классической музыкой стали композиции Шопена. Мне тогда было три года. Позже я открыл для себя Рахманинова, Прокофьева, Чайковского, Листа, Дебюсси, Стравинского, Равеля, Орфа, Форе, Хачатуряна, Леонарда Бернстайна, Кандера и Эбба, Эндрю Ллойда Веббера и Сондхайма. Из исполнителей мне нравятся пианист Владимир Горовиц, актриса и певица Лайза Минелли, певцы Мария Каллас и Дмитрий Хворостовский, танцор Роберто Болле, из популярных исполнителей — Pitbull и Бейонсе, а также Мэттью Беллами (Muse) и Фредди Меркьюри (Queen).

Что вы думаете о проблеме интернет-пиратства? С ним нужно жестко бороться — или нелегальное распространение музыки помогает артисту получить признание и аудиторию?

Я мало сталкивался с пиратством. Я не работаю в сфере поп-музыки, и меня никогда оно не волновало. Мне всегда платят заранее, поэтому дивиденды меня не заботят. Полагаю, что, как только выходит игра, над которой я работал, саундтреки к ней расходятся по всему интернету. Я всегда считал себя композитором фоновой музыки, работающим исключительно над атмосферой игры. Даже в самых смелых мечтах я не мог представить, что люди будут слушать мою музыку отдельно от игры.

«Rampart основана на армянской музыке». Пол Ромеро о саундтреке Heroes III 1

Тем не менее билеты на ваши первые концерты были распроданы мигом, а организаторам даже пришлось договориться о дополнительных концертах.

Для меня это чудесно и неожиданно. Когда я сидел в квартире Роба Кинга и писал саундтрек для «Героев», у меня были только наушники, синтезатор и простая цель: написать музыку в средневековом духе, от которой не разболится голова, если слушать ее много раз подряд. Я никогда не думал, что годы спустя я буду исполнять эту же самую музыку на фортепиано для российских поклонников «Героев меча и магии».

В детстве моим кумиром был русский композитор Сергей Рахманинов. Он переехал в Беверли-Хиллз (его дом в Лос-Анджелесе стоит недалеко от моего) и написал концерт № 3 специально для первого выступления в Америке в начале XX века. Я обожаю играть его, это мой любимый концерт. И теперь мне выпала возможность приехать на родину Рахманинова и сыграть мои произведения для прекрасной русской публики. Это совершенно чудесно — и в этом есть своя ирония.

Прокомментируйте
наверх