Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«Игра Престолов» по-китайски — обзор Total War: Three Kingdoms

«Игра Престолов» по-китайски — обзор Total War: Three Kingdoms

Александр "Moravek" Пак
Время прочтения:

Последняя историческая стратегия в серии Total War вышла пять лет назад. После этого Creative Assembly полностью переключалась на фэнтезийную Total War: Warhammer, надолго оставив любителей эпохальный войн в режиме ожидания. Им пришлось довольствоваться разве что неоднозначным спин-оффом Total War Saga: Thrones of Britannia, который вышел в 2017 году. И вот легенда возвращается с Total War: Three Kingdoms. Давайте посмотрим, не растеряла ли студия былой пыл.

В эпохе Саньго Китай сотрясали чудовищные катаклизмы и дурные предзнаменования. Страну раздирали противоречия, коррупция и жадные чиновники, дорвавшиеся до власти. Бушевал пожар народного восстания. Началась война за императорский мандат, разделившая огромную страну на три части — царства Вэй, Шу и У. История этих событий с щедрой примесью мифов и легенд запечатлена в культовом романе Ло Гуаньчжуна «Троецарствие». И, наконец, фанаты стратегий и Древнего Китая дождались многообещающей экранизации от Creative Assembly и Sega

Добро пожаловать в Древний Китай

Разработчики Three Kingdoms постарались по максимуму отдать дань богатой истории эпохи, вытянув из хроник и романа все ключевые персоналии. Более того, исторические особенности лидеров фракций нашли свое отражение в геймплее. Так, к примеру, Лю Бэй способен захватывать остатки поселений Ханьской империи мирным способом, тратя единицы Влияния. Будучи любимцем народа, он мотивирует крестьян на выплату справедливых налогов и нанимает метких стрелков. 

В стартовом меню можно сразу определиться со степенью казуальности. Игра предлагает на выбор два варианта: роман, в котором персонажи не обделены сверхъестественными способностями и вполне могут серьезно влиять на исход сражения в одиночку, или стандартный вариант, в котором генералов сопровождает отряд телохранителей. 

Сразу скажем, что интереснее следовать роману, поскольку в нем присутствуют уймы отсылок к легендам Ло Гуаньчжуна, тяжелые исторические решения и заметное дыхание китайской мифологии.

Первостепенной целью для победы в кампании является императорский мандат и воплощение самых высоких амбиций — создание собственной династии. Эволюция из обычного дворянина в особу голубых кровей проходит постепенно, измеряясь в единицах престижа, который, в свою очередь, складывается из количества владений и покоренных врагов. Война и земли — ключевой инструмент в борьбе за власть. Не воюешь — демонстрируй силу в переговорах, заставляя слабых присоединяться к фракции в качестве вассалов.

Shogun 2 на максималках

Three Kingdoms похожа на Shogun 2 сеттингом и скрупулезным подходом к исторической достоверности. Однако, в отличие от небольшой Японии, карта в «Троецарствии» огромна: порядка двух сотен регионов и пятнадцать фракций, которые можно возглавить. Правда три из них продаются отдельно. Древний Китай невероятно красив, атмосферен и сложен. Совокупность игровых механик стала еще комплекснее, с заметными вкраплениями духа того времени.

Если хотите сделать игру еще более атмосферной, просто переключитесь на китайскую озвучку. Не пожалеете.

К примеру, дипломатия теперь по-китайски запутанная. Появился новый элемент — коалиция, которую часто стоит образовывать с сильными фракциями для борьбы с крупными силами неприятеля. В одиночку погибнет даже самый сильный, поскольку синергия между шестеренками игрового механизма стала прочнее. Армий всегда будет гораздо меньше, чем территорий. Соседи регулярно устраивают грызню между собой и алчно посматривают на амбициозного конкурента — вас. С ростом власти зависть только усиливается, а когда скромный наземный удел превращается в полноценное герцогство или царство, нож в спину способен воткнуть даже преданный вассал. 

К слову, лорды поскромнее нередко соглашаются перейти под крыло сильного лидера — в особенности, если тот гарантирует им автономию и пообещает не присваивать себе их земли с армиями. На высоких уровнях сложности любая договоренность превращается в отчаянные торги с подключением всех возможных ресурсов. Это правильно, поскольку ценность союза или торгового соглашения очень высока, и за нее приходится платить.

Войны выигрывают герои

Персонажи обрели полноценную независимость, и теперь многочисленные родичи или придворные более не являются декоративным украшением фамильного древа. Это полноценные союзники на доске военно-политической игры престолов — генералы, стратеги, воины-дуэлянты и чиновники. Их можно развивать под конкретную цель, снабжать советниками и нужными предметами. Даже войска у каждого класса разнятся по уровню, специализации и принадлежности к региону страны.

Изменился и функционал шпионов, став куда более навороченным и интересным. Шпион отныне полноценный герой, который отправляется в стан врага и может возглавить там армию или войти в управляющий совет, откуда способен вносить значительный урон по инфраструктуре противника: устраивать саботажи армиям, поднимать народ на мятежи, ликвидировать важных персонажей и так далее. 

Человеческий фактор в Three Kingdoms вырос и эволюционировал до невиданных ранее высот. Персонажи уходят в другие фракции, ссорятся и дружат друг с другом, просят повышений, предают. Взяв в плен вражеского полководца, можно даже переманить его на свою сторону и без зазрения совести пользоваться его талантами.

Древо развития превратилось в настоящее дерево реформ. Выполняется каждая ровно пять ходов и вступает в силу исключительно весной. Крестьяне, пережившие зиму — добрые крестьяне. Все вышеперечисленное порождает обширное поле для стратегии — ключевой детали жанра.

А вот битвы в Total War: Three Kingdoms, пусть и с положительными изменениями, вызывают определенные вопросы. Начнем с хорошего. Значительно вырос механизм засад, их важность и частота применения на карте. Исторично? Исторично, если вспомнить, сколько раз Ло Гуаньчжун использовал слово «засада» в романе. В первом томе около 85, мы посчитали.

Появились дуэли военачальников, напрямую влияющие на исход боя. Китайские солдаты (как и любые другие) крайне зависели от приказов своих генералов и сильно теряли боевой дух, если те вдруг падали от вражеского клинка. А высшие военные чины, в свою очередь, любили помахать мечами в честном поединке, дабы сберечь воинов и вписать свое имя в историю боевых хроник. 

Времена года и ландшафт теперь влияют на количество необходимого снабжения для армии за ход, ее боевые возможности и функционал. К примеру, голодная армия начнет разбегаться и откажется совершать марш-бросок или штурмовать город. Совершить отчаянный рывок к тылам с целью налета на жирный кусок незащищенный владений не выйдет. Вторжения придется готовить тщательно и следить за тем, чтобы солдатня не страдала от голода.

Войско может состоять из трех армий по шесть отрядов каждая, обязательно с полководцами во главе. Их можно разделять и объединять по желанию, только вот подарить зеленому юнцу армию элитной гвардии теперь не выйдет. 

А сейчас к плохому. Смотреть на нелепые телодвижения бойцов после невероятно красивой картинки на глобальной карте очень неуютно. Будто бежал по шикарному пляжу, споткнулся и упал лицом прямо в скисший борщ из школьной столовой, взявшийся здесь непонятно откуда. Куда пропали те восхитительные приемы и физика из сражений в Shogun 2? Даже дуэли, на которых сделан акцент в трейлерах и ознакомительных видео, выглядят посредственно: бойцы повторяют пару-тройку движений и ведут себя, как типичная массовка в индийском боевике. 

В остальном тактика боев не изменилась, разве что у лучников стали быстрее заканчиваться боеприпасы. Конница все так же эффективно врывается с тылов и флангов, копейщики держат строй, а мечники хороши в рукопашной. Было еще что-то… Ах, да! В Древнем Китае женщин-полководцев не было, но феминистическая война в игровой индустрии давно проиграна. Спасибо, что хоть африканцев в отрядах нет.

наверх