Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Пентхаус в Вене: интерьер, вдохновлённый видами австрийской столицы

Пентхаус в Вене: интерьер, вдохновлённый видами австрийской столицы

Время прочтения:

Рассказ о новом проекте Нина Прудникова начинает с описания пейзажа, открывающегося из больших панорамных окон пентхауса. Старинные крыши и купола города в буквальном смысле окружают квартиру и являются неотъемлемой частью интерьера. «Пейзажи, открывающиеся из окон квартиры, — будто законченные картины, созданные природой и человеком, которые было просто необходимо включить в экспозицию интерьера, — говорит автор проекта. — Для нас это была новая, интересная задача, ведь все они фактически бесплатный антиквариат. Виды нужно было достойно подчеркнуть, найти такое колористическое решение, которое усилило бы эффект восприятия окружающего пейзажа и в то же время гармонично перекликалось с ним».

Открытую террасу архитекторы превратили в патио для отдыха на свежем воздухе, обставив удобной мебелью и оформив живыми растениями

Основная задача в работе архитекторов заключалась в создании логичного и ненавязчивого продолжения этой своеобразной живой картины. И палитру для этого Вена преподнесла богатую и изысканную. «Когда мы впервые попали на объект, нас поразил невероятно красивый вид, — вспоминает Нина Прудникова. — Сверкающие на солнце зелёные крыши, шпили и купола соборов бесконечным полотном уходили за горизонт. Такой объём экстерьера, буквально проникающий во все помещения, необходимо было упорядочить, как‑то организовать. И эта задача была решена с помощью текстиля. Пыльно–зелёные плотные шторы смягчили строгое и сдержанное пространство пентхауса, сделали его более приватным и уютным. А самые эффектные видовые точки были оформлены драпировками наподобие картин».

Драматургия интерьера продумана с учётом вида из окон на исторический центр Вены. Архитекторы сделали их не просто значимой частью интерьера, а фактически сформировали, выбрав самые красивые видовые панорамы и обрамив драпировками на манер картин.

Каминная зона. Кресла Chelini обиты бархатом Luigi Bevilacqua. Торшер, Tondelli. Ширма, Meridiani

Как и шторы, весь текстиль (обивки диванов и кресел, подушки), а также ковры, аксессуары и картины подобраны в мягкой серо–изу­мрудной гамме, продолжающей тему покрытых патиной зелёных крыш и старинных фасадов. Архитектура пентхауса продиктовала современное, лаконичное решение интерьера. Простые, сдержанные формы корпусной и мягкой мебели смягчены бархатными обивками дивана и кресел, мятым шёлком многочисленных драпировок и обилием декоративных подушек — так интерьер смотрится сложнее, богаче.

Диванная зона гостиной. Длинный угловой диван Maison Santamaria и два крупных кресла визуально увеличивают масштаб помещения. Для обивки мебели подобран бархат изум­рудно–серо–грязноватого оттенка (для дивана использована ткань американского бренда Kravet, для кресел — итальянской фабрики Lizzo). Панорамные окна оформлены драпировками из мятого шёлка от Christian Fischbacher, которые можно открывать и закрывать с помощью пульта. Ярким декоративным акцентом стала старинная фарфоровая корова, приобретённая в одном из антикварных салонов Вены

Организация пространства обусловлена конструктивными особенностями объёма неправильной формы и наличием несущей колонны, расположенной почти в центре гостиной. Колонна, внутри которой установлен камин, предопределила разделение гостиной на три зоны: диванную, каминную и рабочую. Рядом с ней архитекторы оборудовали столовую и кухню.

Каминная зона гостиной

Внутри колонны установлен действующий камин. Портал из меди разработан Петром Юшиным. В интерьере использована мебель строгих, лаконичных форм. Для разнооб­разия архитекторы добавили несколько классических предметов, в том числе кресло (Chelini), обитое тканью Luigi Bevilacqua, и картину в багете. Кресла, XVL.

Приватная зона состоит из пяти спален, в том числе хозяйской, при каждой из которых есть своя ванная и гардеробная комнаты. Почти из всех помещений (за исключением двух спален) можно выйти на открытую террасу, опоясывающую квартиру по пери­метру.

Фрагмент хозяйской спальни. Кровать, ширма, XVL. Прикроватная тумбочка, Promemoria. Настольная лампа, Armani/Casa

Особую атмосферу создаёт второй уровень, расположенный непосредственно на крыше пентхауса. Это небольшой стеклянный объём, из которого открываются ещё более завораживающие виды. Стеклянный павильон утеплили и превратили в зону отдыха с баром и обеденным столом. Площадку можно использовать круглый год — и летом, и зимой. В открытой его части установлены бассейн–джакузи и шезлонги — для летнего отдыха.

В стеклянном объёме второго уровеня пентхауса оборудована зона отдыха с баром и обеденной группой. Стол, кресла, XVL. Настольные лампы, Smania

Проектирование ин­терьера шло в Москве, здесь же подбирали мебель, текстиль и аксессуары. Как замечает Нина Прудникова, парадоксально, но основная корпусная мебель изготовлена не в Европе, а дома, в России, и привезена на объект. Это относится и к декору: картины, посуда, текстиль по большей своей части нашлись в московских салонах. Исключение составляет пара вещиц, приобретённых на месте, в Вене. Смеющаяся антикварная корова из фарфора стала своеобразным символом этого современного интерьера, трактующего по‑новому классический стиль.
комментировать
наверх