Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Рубрика «Бодрый понедельник». Чем закончилась пьеса про бухгалтеров, ОБЭП и налоговиков. О чем поют в ИФНС

Рубрика «Бодрый понедельник». Чем закончилась пьеса про бухгалтеров, ОБЭП и налоговиков. О чем поют в ИФНС

Александр Анищенко
Время прочтения:

Публикуем окончание пьесы «Однажды в налоговой». Она участвовала в международном конкурсе «ЛитоДрама» и получила специальный приз.

Начало пьесы тут. Продолжение тут. 

Картина 6

На заднем плане виден пост ГИБДД. Около него — фура.

На ближнем плане — легковой автомобиль. Около автомобиля стоят два гаишника с автоматами. На капоте автомобиля разложены документы. Над ними склонились Сергей Ильич и человек кавказской внешности - дальнобойщик.

Сергей Ильич. Где ваша справка, я спрашиваю? Где справка из сельсовета, что у вас есть приусадебный участок, где вы вырастили эти яблоки?

Пауза. Дальнобойщик мнётся, вздыхает, закатывает глаза к небу.

Сергей Ильич. Платите штраф, уважаемый! Восемьдесят три рубля. Будете платить?

Дальнобойщик. (Возмущённо размахивает руками). Не буду! За что? По какому праву?

Сергей Ильич. Ну и ладно... Мне еще почти сутки стоять, я не тороплюсь. Будете стоять вместе с нами, пока вам не надоест. А заплатите, на всех других постах сможете показывать нашу квитанцию, и вас уже нигде не оштрафуют ещё раз. (Дальнобойщик скептически улыбается). Так что советую подумать хорошенько.

Дальнобойщик отходит к своей машине. Один из гаишников уходит за ним.

Второй гаишник. А для чего это всё? Я просто не в курсе, мы сегодня с вами — из налоговой - первый раз работаем.

Сергей Ильич. (Перебирая бумаги на капоте). Да тут такая история... В прошлом году до районного начальства дошла информация, что по отчётам арбузов в районе выросло нет ничего. А из районного МРЭО сообщают — в районе прибавилось четыре десятка новых и почти новых машин. И все из хуторов! Начальство решило: значит, врут! Значит, скрывают продажи. Районный глава на совещании всё это высказал нашему. Тот прилетел в налоговую в бешенстве, говорит, давайте проверять соответствие между отчётами фермеров, и данными обследований фур на трассе. Кого поймаем, пусть, типа, потом не обижаются. Ну, районный дал добро на проверки. Вот нас, мужиков, отправили с вашей помощью ловить фуры на трассе. Вот только наши-то фермеры быстро просекли, и, я так слышал, обходными путями как-то из района сваливают. Тогда наше начальство решило всех подряд тормозить и документы проверять. У кого купили, сколько, куда везете? Штрафы на счёта райбюджета, по идее, должны идти. Глава района в восторге, а мы тут корячимся.

Второй гаишник. Понятно. А это законно?

Сергей Ильич. (Пожимая плечами). У нас в налоговой юрист есть. Она сказала — законно. А меня вообще никто не спрашивал.

Дальнобойщик возвращается.

Дальнобойщик. Ладно, сдаюсь. Давай, заплачу. Держи деньги.

Сергей Ильич. (Строго). Сначала квитанцию выпишу. У нас всё законно!

Сергей Ильич даёт расписаться дальнобойщику, забирает деньги. Дальнобойщик уходит. Второй гаишник уходит к посту, помахивая на ходу полосатым жезлом.

Картина 7

Кабинет начальника налоговой инспекции. Начальник отсутствует, но на его столе разбросаны в творческом беспорядке бумаги.

Налоговые инспектора по обе стороны стола сидят на стульях в напряжённых позах. Перешёптываются. Налоговый инспектор — Касимов — говорит громко, обращаясь ко всем присутствующим.

Касимов. (Оживлённо). Друзья! Обратите внимание на то, кто здесь собрался. Агрономы, (Стучит себя кулаком по груди), - инженеры, преподаватели. В общем, бухгалтеров нет.

Два налоговых инспектора — обе женщины. (Возмущённо и практически одновременно). А мы?! 

Касимов. (Смутившись, но быстро придя в себя). Так у вас нет высшего образования! Вы же техникумы позаканчивали?

Тишина. Входит начальник налоговой инспекции. Проходит к столу, закуривает, перебирает бумаги. Все молчат. Начальник нервно тушит сигарету, глубоко вздыхает.

Начальник. Мы с вами довольно долго работаем вместе, поэтому секретов от вас я держать не собираюсь.

Пауза. Все напряжённо молчат.

Начальник. Грядет сокращение. Процентов на тридцать. Я думаю, что пенсионерам уже сейчас понятно – их я сокращу в первую очередь. Но остаётся минимум три – четыре должности, где придется сократить относительно молодых людей. Я сейчас не знаю, кто это будет. Да пока и приказа официального не было – может, наверху ещё переиграют. Посмотрим.

Пауза. Начальник берёт одну из бумаг со стола.

Начальник. Но, как видите, ни одного пенсионера я сюда сейчас не позвал. Вопрос сейчас не в них. Дело в другом... Вот ещё одно официальное указание. У работника налоговой инспекции должно быть высшее профильное образование. То есть – бухгалтер, аудитор, налоговый инспектор. Понятно? У вас, всех кого я сюда вызвал, этого нет. Увы. Поэтому, (снова берёт сигарету из пачки), всем кто хочет продолжать у нас работу, надо поступать на заочное обучение уже этой осенью.

Касимов. За счет налоговой?

Начальник чем-то давится, долго кашляет, и свирепо смотрит на Касимова.

Начальник. (Свирепо). За свой счет! За свой! Это требование при приеме на работу – а обучение уже ваша проблема.

Одна из женщин. (С сарказмом). А кому до пенсии пять лет осталось – тоже учиться?

Начальник. (Рычит). Да, тоже! Как раз на пенсию с дипломом и пойдете… Всё, хорош обсуждать: я потом с каждым поговорю лично. А вы пока лучше подумайте, где учиться будете... Все свободны!

Все выходят с хмурыми лицами. Сергей Ильич задерживается. Подходит к столу начальника.

Сергей Ильич. (Недоуменно пожимая плечами). Иван Алексеевич! И мне тоже переучиваться?

Начальник. (Холодно). Надо и тебе. Но если не хочешь – купи готовый. Я слышал, в Москве продают – мне от тебя даже такого хватит. Лишь бы бумажка к отчёту была.

Сергей Ильич пожимает плечами, разводит руки, уходит.

Картина 8

Посреди сцены прилавок магазина. За прилавком — молодая девушка. Под рукой кассовый аппарат. Покупателей нет.

Ближе к краю сцены находятся столики. За одним из них сидят Сергей Ильич и женщина — налоговый инспектор.

Сергей Ильич. Смотри, мы за ней уже минут двадцать пять наблюдаем. Да? Я заметил, она чеки через раз пробивает. Странная какая-то. Не похоже, чтобы специально. Забывает что ли? Молодая совсем.

Женщина — налоговый инспектор. Так что будем делать?

Сергей Ильич. (Пожимая плечами). Будем брать. А что делать? У нас же перекрёстный рейд. Мы с местным контролёром договорились: не больше двух протоколов.

Женщина — налоговый инспектор. Всё равно несправедливо получается. У нас посёлок не такой большой, он наших торгашей уже по второму кругу пошёл штрафовать. А это всё-таки город!

Сергей Ильич. Работа у нас такая... Зато тут нам работать легко — нас же никто не помнит. Несколько лет пройдёт, пока мы на второй круг пойдём... Но местный какээмщик тут что-то химичит. Не пойму, как и зачем, но чувствую. Скользкий он какой-то... Так, ладно. Надо действовать. Один протокол у нас уже есть. Сейчас второй сделаем, и домой... Приедем пораньше. Разве плохо?

Женщина — налоговый инспектор. Неплохо.

Сергей Ильич. Домой раньше приедешь, Мишка обрадуется. Вот, кстати, сейчас будешь делать закупку, купи ему шоколадку... Всё. Я сейчас за налоговым полицейским схожу.

Женщина — налоговый инспектор. Может без него обойдёмся?

Сергей Ильич. (Отмахивается). Нет, пускай. Он будет страх наводить, нервировать. Меньше спорить будут. Нужен, нужен!

Сергей Ильич выходит, возвращается с молодым парнем, стриженным под ноль в гражданской одежде. Тот с якобы скучающим видом пристраивается в сторонке. Женщина — налоговый инспектор направляется к продавщице.

Женщина — налоговый инспектор.  Добрый день! Дайте мне шоколадку за пятнадцать рублей, пожалуйста!

Продавщица ищет под прилавком шоколадку, отдаёт. Женщина — налоговый инспектор отдаёт деньги, быстро отходит. Девушка убирает деньги, впадает в задумчивость.

К ней подходит Сергей Ильич.

Сергей Ильич. Добрый день! Мне шоколадку, вот…Да, да – с медвежонком. Спасибо!

Сергей Ильич вручает деньги. Продавщица принимает деньги, пробивает чек по кассовому аппарату. Сразу после этого женщина — налоговый инспектор возвращается к кассе.

Женщина — налоговый инспектор. (Сухим официальным тоном, предъявляя удостоверение в раскрытом виде). Это была контрольная закупка! Вы не пробили кассовый чек. Сворачивайте торговлю – будем составлять протокол.

Сергей Ильич предъявляет продавцу своё удостоверение. Быстро подходит налоговый полицейский, и тоже представляется.

Продавщица. (Испуганно кричит). Карен Георгиевич! Карен Георгиевич!

Появляется невысокого роста человек ярко выраженной кавказской внешности. Говорит с лёгким акцентом.

Карен Георгиевич. Лена, что кричишь? Что случилось?

Продавщица. Протокол хотят писать, я чек забыла пробить!

Карен Георгиевич. (Очень эмоционально). Что? Опять? Лена, я же тебе предупреждал. (Обращается к проверяющим). Она просто забыла! Рассеянная очень. Молодая, неопытная — два месяца только работает.

Сергей Ильич. Ну и что? Нарушение есть нарушение. Не пробила и не выдала чек ККМ. Это явное сокрытие выручки.

Карен Георгиевич. Это её личная ошибка! У меня есть договора со всеми продавцами. Там написано, что они обязаны чеки пробивать, а за нарушения — отвечать лично.

Сергей Ильич. Да какая разница, что там написано? Магазин — ваш, продавцы — ваши. И выручка эта — ваша. Вам и отвечать!

Карен Георгиевич. Зачем мне скрывать такую выручку? Это же мелочь — шоколадки эти. Ну, реально несерьёзно. Эта она могла не пробить, чтобы себе в карман эти пятнадцать рублей положить. Но для меня-то это не серьёзно. Поверьте!

Сергей Ильич. Ну и что вы хотите? Чтобы мы протокол не составили? Нет, ну поймите — это невозможно. Мы протокол всё равно составим, и вашему Скворцову передадим. Вы вот его убеждайте.

Карен Георгиевич. (В сердцах бьёт кулаком по прилавку). Ну что за жизнь, а? Что за люди?

Налоговый полицейский. (Сурово). Ведите себя спокойно! Нарушили — надо отвечать.

Пауза. Карен Георгиевич успокаивается.

Карен Георгиевич. Всё, всё! Я спокоен. Что дальше?

Сергей Ильич. У вас же тут кабинет есть? (Карен Георгиевич кивает головой). Вот и отлично! Пойдёмте туда протокол писать. Не возражаете?

Карен Георгиевич хмуро кивает головой, и демонстративно показывает рукой направление движения. Все, кроме продавщицы, уходят. Продавщица плачет, закрыв лицо руками.

Картина 9

Кабинет начальника налоговой инспекции. Однако здесь добавлено несколько столов, уставленных закусками и бутылками со спиртными напитками. На стене висит самодельный плакат «С наступающим 2000 годом»!

Налоговые инспектора сидят за столом. Слышен неразборчивый гул застольных переговоров.

Сергей Ильич. (Встаёт). Дорогие коллеги! В честь наступающего нового года хочу предъявить вам небольшой музыкальный подарок.

Голоса: «Просим! Просим!». Сергей Ильич откашливается и поёт приятным голосом. (На мотив музыки И.Любана в песне «Будьте здоровы»!).

Мы Вас поздравляем с двухтысячным годом

Пусть будет над Вами прекрасной погода

Зимой будет солнце, а летом прохлада,

А лучшей погоды для нас и не надо.

Мы Вам пожелаем здоровья навеки

Ничем не болели чтоб в будущем веке;

Не надо чтоб было лекарств заграничных

В налоговой не было больше больничных.

Мы Вам пожелаем побольше наличных

Окладов, надбавок и премий приличных.

Карманы ломились от баксов и марок

Чтоб каждому был бы на праздник подарок.

Поменьше чтоб было инструкций дурацких

Их здесь развелось как жуков колорадских.

Налоги в стране чтобы снизили вдвое

И наш Починок сразу стал бы героем.

Коллеги очень громко смеются. Все дружно подпевают последние слова. И подпевают далее две последние строчки в каждом куплете.

 

Чтоб акты проверок легко сочинялись

И наши клиенты со всем соглашались.

Наличные чтобы все время вносили

Свою недоимку быстрее гасили.

Чтоб наш спиртзавод побыстрей запускали,

А все торгаши ККМ применяли.

Крестьяне чтоб в сроки расчеты сдавали

Дорогу в инспекцию не забывали.

Чтоб в суд на инспекцию не подавали

И нашим работникам счастья желали.

Чтоб наши работники не уставали

Поменьше работали, больше гуляли...

Небольшая пауза перед последним куплетом.

Конечно, еще бы мы много пропели

Но мы Вам, наверно, уже надоели.

Такая уж наша, поэтов, порода

Мы Вас поздравляем с двухтысячным годом!!

Сергей Ильич поднимает руки вверх. Со всех сторон слышны крики одобрения. Сергей Ильич шутливо раскланивается. Мужчины подходят и пожимают ему руку, женщины целуют. Начальник налоговой одобрительно хмыкает.

Начальник. (Встаёт, и шум тут же смолкает). Наполняйте ваши бокалы и рюмки. Я хочу предложить тост, за таланты, скрытые за простым обликом обычного налогового инспектора. Как видите, мы не только налоги умеем считать!

Громкие аплодисменты всех присутствующих.

Картина 10

Кабинет начальника налоговой инспекции. Начальник за столом; по обе стороны от стола сидят на стульях сотрудники налоговой инспекции. Сергей Ильич сидит рядом с Касимовым.

Стоит полная тишина.

Начальник пытается закурить, но руки у него трясутся, и он роняет сигарету.

Начальник. (Тихо). А, к чёрту! (Обречённо). Дорогие коллеги... Друзья... Вы все давно в курсе, что в нашей области проходит эксперимент по модернизации налоговых органов. Для этого были получены большие иностранные кредиты... Наша инспекция, как вы все знаете, уже получила от этого несколько новых компьютеров, принтеров и ксерокс.

Касимов. (Шёпотом — Сергею Ильичу). Я ещё головную боль.

Начальник. В области был создан Центр обработки данных, где даже для заклейки конвертов предусмотрена соответствующая техника. Там будет обрабатываться информация, которая начнёт стекаться туда со всех инспекций области... То есть камеральная проверка теперь будет производиться именно там... Как это будет на практике – этого я уже не знаю, а предполагать не берусь. (Удручённо разводит руками).

Мы здесь, честно говоря, чего уже теперь скрывать, были уверены, что всё это провалится. И очень скоро... Я и до сих пор так считаю. Но пока, увы, этот Центр доконал именно нас... Таким образом, (голос начальника крепнет), большая часть работы нашей инспекции, включая учёт поступающих налогов, будет перенесена в областной центр. Соответственно, наша инспекция, как малочисленная, будет сокращена, и присоединена к так называемому Борисовскому «кусту»... (Вздыхает). Сегодня пришёл приказ о расформировании.

Пауза. Общее молчание.

Начальник. От нашей инспекции в Борисовском филиале останется восемь человек. Вот новый штат. (Он показывает собравшимся бумагу).

По кабинету проходит гул возмущения.

Касимов. Как же так? От тридцати четырех человек восемь! Уму непостижимо! Куда же идти остальным?

Пауза. Начальник ждёт, когда утихнет гул.

Начальник. Начальником филиала будет Королева Валентина Николаевна... Меня же отправляют на пенсию.

Все смотрят на моложавую, ярко накрашенную женщину. Она откровенно улыбается и приосанивается. Начальник налоговой инспекции смотрит на неё с ненавистью. Затем достаёт из ящика стола ещё одну бумагу.

Начальник. Прошу потише, ещё один момент... Это список тех, кто остаётся работать в налоговой инспекции... Уважаемые мужчины, извините, здесь — в списке - одни женщины. К сожалению, не я составлял этот список. Теперь все вопросы — к Валентине Николаевне.

Валентина Николаевна удовлетворённо кивает головой. Сергей Ильич, с выражением злобы и отчаяния на лице, первым поднимается со стула, и не дожидаясь чтения списка, уходит из кабинета быстрыми шагами, шепча проклятия.

Картина 11

Спальня Сергея Ильича. На постели лежат он и жена. Жена крепко спит, и похрапывает во сне. Сергей Ильич ворочается с боку на бок. За окном раздаётся шум машины, по комнате бежит свет фар. Сергей Ильич, кряхтя, поднимается, подходит к окну.

Сергей Ильич. (Бормочет). Опять у соседского двора машина! Частенько так... Почему? Что за гости поздней ночью? Проверить бы...  А! К чему теперь это всё! (Смахивает с лица слезинку). Не моё это теперь дело...

Шуршание в углу.

Сергей Ильич. (Тревожно). Ещё и мыши завелись! Вот чёрт! Только ещё этого счастья мне и не хватало... Где кот? Где этот бездельник? …  Кот — дармоед! Не буду больше кормить пока мышь не поймает.

Шуршание прекращается.

Сергей Ильич. Проклятая бессонница! Никогда раньше не страдал. Не знаю как и бороться! Снотворное есть у меня, интересно? … Да нет, откуда у меня? Не было нужды... У жены, может быть? Поискать что ли? … Нет, не стоит. Разбужу ещё, начнёт с расспросами лезть, поругаемся обязательно... Она плакать начнёт... Нет, не стоит. (Стоит в задумчивости). Вот что! Надо водочки выпить! Вот! Всегда меня с неё в сон клонит, и сейчас должно помочь.

Подходит к шкафчику, достаёт бутылку водки, достаёт стопарик, берёт солёный огурец на закуску. Садится за стол на табуретку. Наливает себе водки. Выпивает, закусывает.

Сергей Ильич. Одной маловато будет, наверное. Хотя уже лучше... (Машет рукой). Ещё одну!

Наливает себе ещё, выпивает, закусывает. Видит на столе книгу.

Сергей Ильич. О! А это что тут делает? (Берёт в руки, листает). О! Учебник по аудиту. Точно. Это я учится поступал. Ага, на старости лет. Знал бы заранее! … (Вытирает слезу). Как прокладку использовали! … Гады!

Пауза.

Сергей Ильич. Ага, кажется действует. Сонливость появилась. Вот и хорошо. Пора мне баиньки.

Встаёт, двигается, и ударяется коленом о другую табуретку.

Сергей Ильич. Бли-и-ин! Больно! Всё, пропал к чёрту сон! Да что же это такое!

Снова садится на стул. Заметно, что он уже нетрезв. Говорит сам с собой.

Сергей Ильич. Куда мне теперь идти? Чем заниматься? Где у нас в районе можно устроиться? У нас тут толпы безработных бухгалтеров и экономистов с «бегунками» из фонда занятости все конторы оббили. Видел, знаю... А где вакансии и есть, то такие зарплаты, что плакать хочется! … Да я бы и туда пошёл, но ведь там только до «тридцати пяти» нужны! А кто старше? Что, сразу в гроб ложись? … На какие теперь шиши детей в институтах учить? На бесплатном образовании... Спасибо, пропихнул. Только жить-то им в городе на какие шиши? И преподавателям на взятки деньги нужны. Им сейчас всё равно — знаешь ты, не знаешь... Есть все хотят, а у них зарплаты маленькие...  Нет денег — нет института... Чёрт! … Теперь и по посёлку нашему не пройдёшь нормально. Все торгаши в спину смеются, гниды... Ну да, выписывал я им штрафы. Выписывал. Но ведь не для себя! Работа у меня такая! … Была... И чего сосед не здоровается больше? Ну да, я у него пару раз бесплатно машину ремонтировал. Зато он все эти годы работал тихо на себя без регистрации, а я молчал... Стало быть, ненавидел меня все эти годы? За это и ненавидел? Вот люди! Ненавидел, боялся, а теперь морду воротит. Ишь ты! … Говорят, в город езжай, там устраивайся! А кому я всё это брошу?! (Обводит комнату руками). Кому? Здесь всё бросай, а в городе снимай квартиру? Так что ли? Я что — мальчик? По чужим квартирам мыкаться? … Да и там тоже - «до тридцати пяти». А то они не знают как будто! ...  Вот отработал я почти десять лет на государство. Налоги для него собирал. Врагов себе нажил. Много. … А теперь меня просто сократили, за ненадобностью, сунули в руки выходное пособие — чистые гроши — и говорят: катись на все четыре стороны «свободный гражданин свободной страны».

Как же жить теперь тебе дальше, Сергей Ильич? А?

Думай, Сергей Ильич, думай!   

Занавес.

комментировать
наверх