Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Простое товарищество как альтернатива агентской модели. Кейс из практики

Простое товарищество как альтернатива агентской модели. Кейс из практики

Время прочтения:

Поделимся примером из нашей практики, касающимся «упаковки» части операционной деятельности в наиболее подходящую ей юридическую конструкцию, обеспечивающую одновременно налоговую, управленческую и имущественную безопасность. 

Исходная ситуация  

Основной вид деятельности - розничная торговля дорогой китайской сувенирной продукцией. Примерный оборот в год превышает 500 млн. рублей. Мажоритарный собственник бизнеса (основатель и идейный вдохновитель) действует в качестве ИП (далее - ИП А. (УСН)). Непосредственной реализацией через собственные розничные точки занимаются три партнера (две компании и ИП на УСН).

Чтобы «не заморачиваться» с НДС и ВЭДом, импорт продукции осуществляется дружественной брокерской компанией. 

В целях налоговой экономии отношения между звеньями всей этой цепочки были построены следующим образом:

  • закуп импортного товара ведет Брокер (принципал) на ОСН. С ним заключен агентский договор, по условиям которого ИП А. является его агентом, обязанным за вознаграждение организовать продажи товара на территории РФ;
  • в свою очередь, партнеры-магазины являются субагентами ИП А., обязанными также за свое вознаграждение осуществить уже конечную продажу товара розничным покупателям.
Выгода очевидна: на агентах остается основная часть прибыли всей торговли в виде их вознаграждения, облагаемая ими по ставкам УСН, не взирая на величину общей внешней выручки.

Здесь внимательный читатель спросит: а в чем выгода для ООО «Брокер-Принципал»? Не вдаваясь в подробности отметим, что за подобную конструкцию он также получает свое вознаграждение. Вся реализация облагалась им НДС. 

qwqw

Минусы этого варианта  

  • в такой конструкции весь товар до момента его конечной реализации принадлежит ООО «Принципал», которое имеет свои собственные рисковые виды предпринимательской деятельности. Так, на этот товар может быть обращено взыскание по личным долгам Принципала либо он в любой момент может потребовать его у агента.
  • в условиях постоянного кредитования для пополнения оборотных средств, принадлежность товара псевдопринципалу еще более напрягала основного собственника бизнеса: кредитные обязательства у него, а товар, приобретенный на эти средства, принадлежит третьему лицу;
  • другим негативным моментом было само движение кредитных средств: они перечислялись принципалу «авансом», вне связи с фактом реализации агентами товара и даже с основанием платежа «предоплата»;
  • поскольку бизнес единый, а товар специфичный (поштучный), часто он перемещался между торговыми точками. Миграция была и между сотрудниками, подменявшими друг друга во всех магазинах, но трудоустроенными у разных розничных субъектов;
  • не укладывалась в логику демонстрируемой во вне модели и роль основателя бизнеса: именно он взаимодействовал с поставщиками продукции, ездил на китайские мануфактуры и отбирал конкретные экспонаты. 
Последние три момента с высокой долей вероятности были бы расценены контролирующими органами как признак искусственности всей модели с сопутствующим доначислением собственнику бизнеса НДФЛ и НДС, исходя из величины размера конечных продаж.

Очевидно, что продолжать работу в подобном варианте было крайне рисковано, и нами были предложены корректировки. 

Скорректированная модель  

Проанализировав весь реально существующий бизнес-процесс от этапа закупа товара и до его конечной реализации покупателю, учитывая организационную структуру бизнеса без привязки к юридическим оболочкам, мы пришли к выводу, что оптимальной конструкцией для упаковки модели будет Договор простого товарищества.

Напомним кратко его суть и принципиальные особенности:

  • это договор, по условиям которого несколько предпринимателей и/или коммерческих организаций объединяют свои усилия для ведения совместной деятельности в целях извлечения прибыли;
  • деятельность в рамках договора простого товарищества облагается НДС;
  • однако налогообложение доходов (прибыли) от совместной деятельности осуществляется на уровне товарищей по их личным налоговым ставкам (для УСН только с объектом доходы-расходы, ЕНВД в простом товариществе применять нельзя);
  • особенность конструкции позволяет гибко урегулировать отношения между самостоятельными субъектами, в том числе порядок взаимодействия их сотрудников друг с другом, осуществление иных совместных действий и т.п.
Таким образом, ИП А., розничные субъекты и ООО (бывшее) «Принципал» заключили между собой договор Простого товарищества по условиям которого:

  • ИП А. осуществлял общее управление всей деятельностью, разработкой концепции продаж и отбором уникальных товаров на мануфактурах;
  • ООО «Закуп» (бывшее ООО «Принципал») непосредственно организовывало закуп товара, его доставку и учет, и исполняло обязанности налогоплательщика НДС. Таким образом, нагрузка по этому налогу не меняется;
  • розничные субъекты, как и прежде, продавали товары в розницу.

Плюсы этого варианта

  • в конструкцию договора удалось «зашить» реально существующий процесс взаимодействия между самостоятельными партнерами бизнес-проекта. Появилось логичное объяснение, почему товар перемещается между разными магазинами, почему сотрудники одной торговой точки иногда выходят на замену к другому, якобы никак не связанному с ними работодателю (что никак не освобождает последних от соответствующей оплаты труда временных совместителей). Потому что все это происходит в рамках совместной деятельности. Таким образом существенно снижены риски в части вменения искусственного дробления бизнеса;
hf

  • несмотря на размер внешней выручки прибыль от всей деятельности облагалась по «личным» налоговым ставкам товарищей. Здесь ничего не поменялось в сравнении с исходной ситуацией;
  • в соответствии с действующим законодательством весь товар, приобретенный ООО «Закуп» в интересах простого товарищества, является общей долевой собственностью всех товарищей. Учитывая, что в итоге по условиям договора доля ИП А. в товариществе была более 50%, данная конструкция существенно повысила уровень его имущественной безопасности;
  • кредиты, как и прежде, получал ИП А. Но дальнейшее движение средств шло уже в соответствии с условиями договора и реальным положением дел. Банку, конечно, пришлось показать сам договор и объяснить весь товарно-денежный поток. 
Таким образом, деятельность была обличена в оптимально подходящую ей юридическую конструкцию, обеспечивающую законную налоговую экономию и имущественную безопасность.

комментировать
наверх