Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Как теперь банки и ИФНС будут обмениваться данными по компаниям. Опасно сдавать в банк более ликвидную отчетность

Как теперь банки и ИФНС будут обмениваться данными по компаниям. Опасно сдавать в банк более ликвидную отчетность

Наталья Шилова
Время прочтения:

Методики оценки заемщиков на добросовестность в каждом банке свои, однако, в любом банке в состав документов, которые обязан предоставить заемщик, входит бухгалтерская отчетность. Предоставляется она в банк, как правило, ежеквартально, независимо от того, что законодательно установленной обязанности составлять промежуточную отчетность у предприятий  нет.

Зачем банкам бухгалтерская отчетность

Ни для кого не новость, что компании, которые пользуются кредитными средствами, очень часто в банк представляют один вариант отчетности, а в налоговую сдают совсем другой.

Пользователи отчетности в данном случае разные, цели у этих пользователей тоже разные. Для банка важно, чтобы баланс обладал определенной степенью ликвидности, деятельность была рентабельной и денежный поток стабильным, для выполнения кредитных обязательств.

У налоговой цель другая и бухгалтерская отчетность ее интересует только потому, что установлена обязанность ее сдавать, и есть ответственность за несдачу.

При такой полярности интересов ситуация для российской действительности вполне прогнозируемая.

В условиях ужесточения требований банков к заемщикам, увеличения масштабов неплатежей, лишения лицензий банков, в том числе достаточно крупных и увеличения количества банкротств заемщиков как юридических, так и физических лиц Банк России решил «взяться» не только за банки, но и за их клиентов со всей ответственностью.

Еще в далеком 2010 году между Банком России и Федеральной налоговой службой было подписано Соглашение № 01-15/3182/ММВ-27-2/5@ от 29.06.2010 г., в котором регламентируется организация «эффективного информационного взаимодействия по вопросам за деятельностью кредитных организаций и некредитных финансовых организаций…».

Там предусмотрено, что ФНС передает банку информацию, содержащую подтверждение или опровержение соответствия бухгалтерской и (или) налоговой отчетности представленной заемщиками кредитных организаций той отчетности, которая представлена в налоговые органы (п. 5 приложения № 1 Соглашения).

Новое письмо ЦБ и ФНС

И может быть, это соглашение кануло бы в лету и не получило бы должного внимания, если бы не письмо, подписанное ими 2 октября 2017 г. «О представлении информации  по пунктам 5 и 10 приложения № 1 к Соглашению об информационном взаимодействии между Центральным банком Российской Федерации и Федеральной налоговой службой».

Оно предусматривает порядок обмена информацией между Банком России и ФНС.

В абз. 1 и 2 п. 5.2 письма сказано, что информация Банком России будет запрашиваться только в случаях, когда имеются основания полагать, что отчетность, представленная в банк, является недостоверной и только в отношении тех заемщиков-налогоплательщиков, которые представят в налоговые органы по месту нахождения согласие на признание сведений, составляющих налоговую тайну, общедоступными.

Банк России на момент отправки запроса в налоговый орган должен быть осведомлен о том, что согласие от налогоплательщика получено.

Какие последствия для заемщиков

Ситуация, на самом деле, противоречивая. Если налогоплательщик подает разную отчетность в банк и в ИФНС, то его руководство, находясь в здравом уме, ни за что не подпишет такое согласие.

Если же заемщик является добросовестным и представляет обоим пользователям одинаковую отчетность – то ему, в общем, бояться нечего. Но тогда сам по себе инструмент, который Банк России ввел в действие, теряет всякий смысл, поскольку направлен на выявление недобросовестных заемщиков.

Однако при прочтении абз. 3 п. 5.2 письма все встает на свои места. В нем сказано, что если показатели бухгалтерской и (или) налоговой отчетности размещены в сети «Интернет», либо в средствах массовой информации, необходимость получения согласия от заемщика-налогоплательщика отсутствует. Особое внимание следует обратить на слово «показатели». Законодательно термин «показатели отчетности» не определен.

Соответственно, непонятно, должны ли быть показатели какой-либо отчетной формы бухгалтерского и налогового учета опубликованы в Интернете или в СМИ полном объеме или возможны выдержки из формы.

То есть, если где-то на сайте компании-заемщика указана выручка или уставный капитал, то является ли это показателями отчетности, находящимися в общем доступе или нет? При этом в письме не уточняется, за какой период в сети или в СМИ должны быть размещены показатели отчетности – за тот, за который Банк России будет запрашивать информацию в налоговой инспекции. Либо наличие отчетности заемщика за любой период в рамках срока кредитования (либо за его пределами) в общем доступе будет свидетельствовать о том, что согласие не требуется?

Хотелось бы верить, что Банк России, предъявляя требование добросовестности к заемщикам, и сам будет играть по своим же правилам.

Абз. 4 п. 5.2 письма устанавливает еще одно требование к заемщикам, в отношении которых банк будет запрашивать документы у ФНС – кредит не менее 60 млн. рублей. И опять не уточняется, будут ли эти требования рассмотрены в совокупности – недобросовестность и величина выданных кредитных средств, либо одного из критериев будет достаточно для проведения проверки. Также не уточняется, на каких заемщиков это распространяется – действующих или вновь получающих кредит. Наверное, следует предположить, что на обе категории.

В том случае, если кредитная организация захочет получить рефинансирование от Банка России – запросы в ИФНС будут отправлены по ее заемщикам, которым предоставлены ссуды в размере не менее 2 млн. рублей. Это означает, что под пристальное внимание Банка России попадет большая часть предприятий-заемщиков.

Чем это все грозит налогоплательщикам?

Во-первых, банки получат доступ ко всей налоговой и бухгалтерской отчетности заемщика и будут сравнивать ее с теми данными, которые есть у них, поэтому представить более ликвидную отчетность в банк уже не получится.

Во-вторых, при обнаружении нестыковок в отчетности, ИФНС в споре с таким налогоплательщиком получит дополнительный довод в пользу его недобросовестности. Вполне возможно, что в процессе использования инструмента появятся еще какие-то последствия, которые пока предугадать сложно.

комментировать
наверх