Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Как развитие технологий меняет финансовый мир

Как развитие технологий меняет финансовый мир

Время прочтения:

Колонка опубликована в рамках проекта Banking 2.0.

Новые технологии, приходящие в финансовую сферу, развиваются в ландшафте, который формировался долгие годы. Он построен по определенным бизнес-принципам и имеет свои недостатки, уязвимости. В развитых странах масштаб банковского бизнеса таков, что цена ошибки достаточно велика, поэтому банкам сложно меняться. Конечно, новшества все равно появляются, банки пытаются нагнать определенное технологическое отставание, но все же они привыкли зарабатывать на определенных процессах, им непросто решиться на шаги, которые могут привести к недополучению прибыли для акционеров. При этом банки, конечно, не могут игнорировать стремительный взлет новых технологичных компаний, меняющих устройство финансового мира – их называют собирательным термином «финтех«. Классические банки чему-то учатся у финтеха, в чем-то по-прежнему с ним конкурируют, а в определенных сферах — вынуждены сотрудничать. Перечислю несколько очевидных для меня трендов в этом сегменте.

Первая тенденция касается транзакционной части банковского бизнеса, которую сейчас захватывает финтех. Новые компании привносят на рынок технологичные продукты с низкой себестоимостью и отвоевывают существенную часть рынка. К примеру, китайские WeChat и Alipay в 2016 году обработали платежей на сумму около $3 трлн по сравнению с $80 млрд в 2012 году. Стоимость этих платежных систем, естественно, тоже сильно выросла. WeChat принадлежит компании Tencent, торгующейся на Гонконгской бирже: Mcap (рыночная капитализация) в декабре 2017-го составляла уже $487,6 млрд. Alipay — платежная система гиганта Alibaba Group, акции которой котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE). Ее капитализация к концу 2017 года достигла $438,67 млрд.

Похожая ситуация с американскими публичными компаниями PayPal и Square — они «подбирают» банковский транзакционный бизнес и наращивают свою капитализацию. PayPal торгуется на NASDAQ (рыночная капитализация на конец 2017 года — $89,54 млрд). В системе PayPal ежедневно совершается более 5 млн транзакций, а за квартал — 1,9 млрд. Общий объем транзакций за квартал составляет $114 млрд. Рост отражается и на динамике выручки: в 2015 году компания заработала $9,248 млрд, а в 2018 году ожидается выручка уже на уровне $15,239 млрд.

Рыночная капитализация Square, акции которой размещены на NYSE, на начало 2017 года составляла $4,86 млрд, но уже к декабрю подскочила в несколько раз — до $14,35 млрд. На текущий момент скорость обработки собственных транзакций Square составляет 4,2 сек. Общий объем транзакций за 3-й квартал 2017 года — $17,4 млрд. 

Вторая тенденция связана с тем, что банковские операции тесно переплетены с любым бизнесом. Здесь происходит стык финтеха и хабов для автоматизации процессов. Раньше только большие компании могли позволить себе пользоваться продуктами таких гигантов, как Oracle или SAP, для автоматизации и интеграции своих процессов (транзакционно-банковских, связанных с факторингом и т. д.). Эти системы громоздкие, дорогие, тяжело трансформируются. Сейчас же на рынке появляются платформенные решения (та же Square) — создаются различные приложения для магазинов, ресторанов, складов и т.д. Это дает возможность малому бизнесу достаточно успешно конкурировать с крупными структурами за счет автоматизации и оптимизации многих процессов, которые раньше не были им доступны в силу размера. К примеру, наш фонд FinSight Ventures инвестировал в российский IT-стартап «Мерката», который дает инструменты интеграции и автоматизации процессов для магазинов и вообще для любого торгового бизнеса небольшого формата.

Третья тенденция в том, что сегодня любые платежные функции легко интегрированы в повседневную жизнь человека. Кто-то видит в этом технологический прорыв, другие — определенные проблемы, но это данность. Фактически нажатием одной кнопки мы что-то оплачиваем в интернете, ежедневно совершаем много микроплатежей, на что-то подписываемся или включаем автоплатежи. Это, безусловно, удобно, и вряд ли мир будет откатываться назад, напротив — изменения быстрее внедряются в жизнь, а ускорение обращения денег полезно для экономики. В таких условиях человеку становится сложнее контролировать свой бюджет, ведь почти все деньги в безналичной форме. Поэтому мы видим спрос на финансовых помощников, которые бы помогали человеку оптимизировать свои расходы, отсеивать ненужные платежи и т.д.

Компании, которые предоставляют такие в значительной степени элементарные услуги и помогают людям сделать сбережения, показали сильный рост за последние годы. Например, у Acorns (платформа для микроинвестиций) уже в целом более 2,3 млн активных аккаунтов в мире: на конец 2016 года было открыто 1,4 млн аккаунтов, в 2017 году добавилось еще более 600 тыс. При этом в ноябре 2017-го стало известно о заключении партнерства между PayPal и Acorns. Еще один интересный пример — компания Albert, мобильный кошелек, помогающий выявлять характерные черты ваших расходов. Человеку сложно контролировать все условия подписок (интернет, кабельное телевидение, «рекламные ловушки» и т.д.), часто автоматически подключаются допуслуги, расходы растут. А этот сервис помогает отказаться от ненужных услуг. Похожая ситуация с многочисленными кредитными продуктами — чтобы разобраться с ними, не помешает брокер-помощник. Компании, которые разрабатывают таких финансовых помощников для контроля за персональными платежами и расходами, по сути «умные кошельки», уже являются существенной частью финтеха и могут быть очень успешны в будущем.

Четвертая тенденция – peer-to-peer (P2P), уже устоявшееся название нового сегмента бизнеса, так называемого «равноправного кредитования», в котором займы осуществляются без участия традиционных банков. Некоторые относят к данному сегменту и другие новые способы инвестиций для физлиц – краудфандинг, ICO и т. д., но я бы выделил в P2P именно альтернативные банковским кредитные продукты. Компании-кредиторы (так называемые оригинаторы) в связке с технологиями занимают те ниши, куда банковскому кредитованию дотянуться сложно.

Например, компания Lending Club (рыночная капитализация на конец 2017 года — $1,68 млрд). Динамика выручки компании показывает устойчивый рост: 2014 год — $213,4 млн, 2016 год — $495,47 млн, прогноз на 2018 год — $648,9 млн. При этом количество клиентских счетов в 3-м квартале 2017 года составило более 2 млн, общая сумма займов — $2,44 млрд, в годовом выражении сумма займов выросла на 24%. Также можно выделить компании SoFi, Prosper, но они работают в основном в нише рефинансирования карточных кредитов, и тут, честно говоря, больших перспектив в дальнейшем развитии я не вижу. В целом лидеры данного сегмента сумеют вырасти и трансформируются в «новые банки». Это характерная тенденция преимущественно для развитых рынков.

При этом на многих активно растущих рынках (Китай, Юго-Восточная Азия, Африка, Латинская Америка) значительно быстрее, чем в развитых странах, разрабатываются и вводятся новаторские решения. Не секрет, что многие из этих стран перепрыгнули через стадию массового проникновения десктопного интернета, и люди сразу начали потреблять разные цифровые услуги через мобильный интернет и приложения. Так же они «пропускают» стадию традиционных оффлайновых банков, место которых занимают финтех-компании. Например, в некоторых странах Африки доминирует компания Mpesa (запущена кенийским мобильным оператором Safaricom) — фактически это мобильный кошелек, через который проходят различные транзакции, платежи за услуги и т.д. Сейчас у компании более 31 млн клиентов в 10 странах. Другие яркие примеры — Branch и Tala, число скачиваний продуктов этих компаний в Google Play Store выше, чем у Twitter и приложения Библии на суахили.

Если говорить о будущем, полагаю, что нас ждут существенные изменения, связанные с характером потребления продуктов и услуг. Новые финансовые и банковские технологии будут идти в ногу с этими переменами, во многом оптимизируя нашу жизнь. Конечно, в развитых странах большие мощные банки никуда не исчезнут как явление. С другой стороны, так как рынок растет за счет увеличения объемов и скорости финансовых операций, и традиционные банки по разным причинам не успевают за этими процессами, то у финтех-компаний есть огромные возможности. В принципе, банки-гиганты не сопротивляются технологическим и маркетинговым решениям новых компаний — они становятся надстройками над их бизнесом. Банки, к примеру, часто предоставляют свою инфраструктуру для проведения операций, а сам новый продукт или приложение создают технологические компании. Яркий пример — компания Qapital. Она работает с несколькими кредитными организациями, является надбанковской надстройкой и фактически проводит те же операции, что и банки, но имеет свою специфику и привлекательность для пользователей (удачные технологические решения, удобный интерфейс и т. д.).

Нельзя не сказать и о вступивших в силу с января 2018 года в ЕС и Великобритании PSD2 (директива о платежных услугах) и MiFID II (директива о рынках финансовых инструментов), которые задают стандарты в глобальном регулировании финтех-отрасли и открывают большие возможности для новых компаний. Например, законодательное требование банкам открыть API (Application Programming Interface) позволит финтех-компаниям предоставлять свои сервисы через единообразный API и создавать на этой базе новые технологические решения для пользователей. Это способствует здоровой конкуренции в области финтеха, а значит, и экономическому прогрессу.

Автор – Виктор Ремша, генеральный партнер FinSight Ventures, основатель и владелец компании ФИНАМ

Читайте о других инсайтах из мира финтеха в проекте Banking 2.0.

комментировать
наверх