Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Как работать с теми, кого вы ненавидите

Как работать с теми, кого вы ненавидите

Редакция «Секрета»
Время прочтения:

«Я не могу работать с этими людьми!» Эта мысль, наверно, приходила в голову каждому. Но иногда приходится. Тем более, часто во всём виновата наша собственная подозрительность, а также самомнение. Автор книги «В команде с врагом» (вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фарбер») Адам Каханэ зарабатывает тем, что учит бизнесменов, чиновников и политиков взаимодействовать с теми, кто им не нравится и кому они не доверяют. Приводим несколько полезных советов.

Нас повсюду преследуют одни и те же проблемы: дома и на работе, в бизнесе и политике, на локальном, национальном и глобальном уровне. Мы пытаемся сделать что-то, что кажется нам критически важным. Чтобы это сделать, нужно работать с другими людьми. Среди этих людей встречаются те, с кем мы не согласны, кому мы не доверяем, а также те, кто нам не нравится. И мы разрываемся на части: с одной стороны, мы обязаны с ними работать, с другой — не должны с ними связываться. Сотрудничество оказывается одновременно долгом и обузой. Как же нам быть?

Сотрудничество кажется невозможным, потому что мы не понимаем, что это такое. Ведь, как правило, на наш взгляд, сотрудничество означает быть всем в одной команде, идти в одном направлении, достигать согласия во всех вопросах, решать поставленные задачи и убеждать всех поступать так, как нам нужно. Иными словами, мы предполагаем, что сотрудничество может и должно находиться под нашим контролем.

Традиционное сотрудничество выглядит как распланированная деловая встреча. Но это типичное представление неверно. В сложной ситуации, когда приходится работать с самыми разными людьми, сотрудничество нельзя, да и невозможно контролировать, а вот при нетрадиционном, напряжённом сотрудничестве мы отказываемся брать на себя ответственность. Мы отвергаем нереалистичные представления о гармонии, стабильности и подчинении и признаём беспорядочную реальность противоречий, проб и ошибок и совместного творчества. Напряжённое сотрудничество позволяет нам добиться результатов даже в сложных ситуациях, когда приходится иметь дело с оппонентами, соперниками или противниками.

«Чтобы достичь просветления, руби дрова и носи воду. А как достигнешь — руби дрова и носи воду»

Чтобы научиться напряжённому сотрудничеству, мы должны радикально изменить свой подход к переговорам. Во-первых, мы должны сместить фокус с коллективных целей и гармонии в команде и двигаться в сторону признания конфликта и связей внутри и вне команды.

Во-вторых, выбирая способ продвижения вперёд, мы должны перестать настаивать на чётком согласии по поводу нашей проблемы, её решения и плана действий и настроиться на экспериментальный процесс, в котором учитываются различные точки зрения и возможности.

Наконец, мы должны не пытаться изменить то, что делают другие люди, а стремиться к полному включению в действие и желанию изменить себя.

Напряжённое сотрудничество — сложный процесс, ведь всё перечисленное требует от нас делать то, что кажется нам неестественным. Вместо того чтобы избегать конфликтов и сложностей, мы должны идти им навстречу. И на наш взгляд, это страшно и некомфортно.

Эти три условия приводят нас к плюрализму: отказу от фокуса на доминирующем целом, на единственном наилучшем варианте, на едином верховном лидере. Мы учимся обращать внимание на множество различных холонов (холон — это целое, составляющее часть большего целого), множество возникающих возможностей и множество соавторов.

Движение к цели в сложных ситуациях, когда приходится сотрудничать с теми, кто в чем-то с нами не согласен, никогда не бывает прямолинейным. Понадобится приложить немалые усилия, для того чтобы сбалансировать потребности и перейти к действиям. Идея напряжённого сотрудничества не избавит вас от этого труда, но она поможет работать с меньшим риском, меньше отвлекаться и действовать более осознанно и комплексно. Как говорится: «Чтобы достичь просветления, руби дрова и носи воду. А как достигнешь — руби дрова и носи воду». Какими бы просветлёнными мы ни подошли к переговорам, нам всё равно придётся выполнить свою работу, но теперь у нас будет больше шансов добиться успеха.

<...>

В целом стандартное сотрудничество предполагает, что мы можем контролировать фокус, цель, план её достижения, а также действия, предпринимаемые каждой из сторон для реализации этого плана. Напряжённое же сотрудничество предлагает способ двигаться вперёд, не обладая подобным контролем.

Первый аспект, в котором происходят изменения, — это отношение к людям, с которыми мы сотрудничаем, а именно — к нашей команде. В стандартном сотрудничестве мы поддерживаем контролируемый и ограниченный рамками фокус на достижении гармонии в команде и на задачах команды в целом.

В сложных и неконтролируемых ситуациях мы не можем удерживать такой фокус, потому что взгляды, связи и интересы членов команды сильно различаются и участники могут действовать по собственной воле. Так что нам приходится быть гибкими, чтобы открыться конфликту, принять его и работать с участниками переговоров с учётом связей, существующих в пределах и за пределами команды.

Второй аспект — это то, как мы продвигаем работу команды. В стандартном сотрудничестве мы фокусируемся на достижении чёткого согласия относительно существующих проблем, поиска наилучшего решения этих проблем и плане его реализации, а затем — на согласованном внедрении этого плана. Но в сложных, неуправляемых ситуациях мы не можем достичь такого единодушного согласия, потому что члены команды имеют различные мнения или не доверяют друг другу, а результаты действий команды непредсказуемы. Поэтому нам приходится экспериментировать с различными точками зрениями, испытывать все имеющиеся возможности и шаг за шагом двигаться вперёд.

Третий аспект — это то, какую роль мы играем в ситуации, в которой пытаемся разобраться. В стандартном сотрудничестве мы сосредоточены на своём стремлении заставить вторую сторону изменить своё мнение, чтобы мы смогли спокойно реализовать собственный план. Косвенно мы хотим заставить других измениться, себя же мы видим вне или над схваткой. Но в сложной, неконтролируемой ситуации это просто невозможно: мы не можем никого заставить делать что-либо. Поэтому нам нужно напрячься, чтобы полностью погрузиться в ситуацию и открыться переменам, которые мы сами осуществляем.

Для успешного сотрудничества в сложных ситуациях нам необходимо достичь напряжения во всех этих трёх аспектах сотрудничества, несмотря на то что это непривычно и неудобно для нас.

<...>

Существует два способа описать наше отношение к определённой ситуации и ту роль, которую мы в ней играем. Один способ — рассматривать себя как режиссёра пьесы, который командует актерами на сцене, либо как зрителя, который смотрит эту постановку. В обоих случаях мы рассматриваем себя в отрыве от ситуации и извне неё, а ситуацию — как созданную силой свыше, режиссёром. Играют актеры, но режиссёр управляет всем, он демиург.

Другой способ — рассматривать себя как одного из актёров или как зрителя пьесы такого рода, какие ставит бразильский театральный режиссёр Аугусту Боал: публика у него также участвует в постановке и влияет на действия актеров на сцене. В данном случае мы рассматриваем себя как часть ситуации, как находящихся внутри неё — как одного из её соавторов.

В напряжённом сотрудничестве мы соавторы. И в этой роли способны принимать разумные решения о том, что нам делать, чтобы повлиять на ситуацию лишь в той степени, в какой мы способны сохранять равновесие.

«Мы действуем эгоцентрично из-за страха утратить своё положение и индивидуальность»

Мы выходим из равновесия, когда забываем о себе, концентрируясь на других, вместо того чтобы подумать о том, что нужно делать нам самим. Сместив фокус внимания на себя, мы получаем преимущество, которое заключается в обретении свободы и определенных прав. Теперь у нас есть непосредственная возможность влиять на перемены. Вместо того чтобы обвинять других, подталкивать их или соблазнять либо ждать, пока они выполнят свою работу — что происходит редко, — мы можем двигаться вперёд самостоятельно.

<...>

Напряжённое сотрудничество требует рассматривать себя как часть проблемы, а не как внешнюю силу. Я могу позвонить домой и сказать, что задержусь, «потому что пробки» или «потому что я на машине». Во втором случае сразу становится понятно, что я могу сделать, чтобы изменить ситуацию.

Мы также выходим из равновесия, когда начинаем считать себя центром происходящего. Эгоцентризм приводит к тому, что мы высокомерно переоцениваем корректность и ценность собственных перспектив и действий и недооцениваем всех остальных. Такая позиция затрудняет сотрудничество, так как искажает наше представление о ситуации, о том, что нам нужно сделать, и приводит к конфликтам с теми, кого мы сбрасываем со счетов.

Мы действуем эгоцентрично из-за страха утратить своё положение и индивидуальность. Мы не столько боимся проиграть, сколько оказаться проигравшими. Более того, многие особенно ценные для нас статусы, например специалиста, профессионала своего дела, авторитета, лидера, героя, затрудняют сотрудничество, поскольку ставят нас выше остальных в иерархии. Сотрудничество, особенно с теми, с кем мы не согласны, кто нам не нравится или кому мы не доверяем, требует от нас объединения с этими людьми. Мы должны встать с ними плечом к плечу, как с близкими и равными нам. Оно требует от нас, как выразилась Аня Кёне, отказаться от «ощущения превосходства как условия жизни».

Главные новости и лучшие лонгриды «Секрета» — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Книга предоставлена издательством

комментировать
наверх