Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Что такое эмоциональный интеллект и почему он такой модный

Что такое эмоциональный интеллект и почему он такой модный

Юлия Дудкина
Время прочтения:

«Примерно с 26 лет мне приходилось одновременно работать с огромным количеством человек, взаимодействовать напрямую с 35–40 сотрудниками и партнёрами, — вспоминает СЕО компании Cognitive Technologies Андрей Черногоров. — Стресса было очень много, и я совершал кучу лишних действий на эмоциях. Например, в пол-оборота расставался с сотрудниками вместо того, чтобы обсуждать ситуации и находить компромиссы. Я винил их в том, что они не соответствовали моим ожиданиям. Часто бросал проекты, если они реализовывались не так быстро, как мне хотелось».

Черногоров считает, что именно эмоциональный интеллект (ЭИ) помог ему вывести компанию на международный уровень и остановить кадровую текучку. Четыре года назад он увлёкся боксом: «Это вид спорта, где ты постоянно испытываешь острые переживания, и их надо уметь фильтровать и направлять в нужную сторону. Это научило меня более спокойно и взвешенно смотреть и на работу, и на личную жизнь. Я стал больше обращать внимания на собственные эмоции и задумываться о том, из-за чего они появляются».

Когда у Черногорова родился ребёнок, он стал ещё более внимательно присматриваться к себе и наблюдать за собой со стороны, ему хотелось быть хорошим и внимательным отцом. Постепенно он пришёл к выводу, что всю жизнь неэффективно расходовал собственную энергию, совершенно не отдавал себе отчёта в собственных эмоциях и желаниях и не пытался наблюдать за эмоциями сотрудников. «Когда я пришёл работать в Cognitive Technologies, я установил контроль рабочего времени, думая, что это повысит эффективность, — говорит Черногоров. — Но в итоге несколько хороших специалистов ушли, недовольные тем, что я их контролирую, а кто-то был демотивирован, стал халтурить, и мне пришлось самому их уволить. Я тогда не думал, что эмоции подчинённых могут так серьёзно повлиять на работу. Так что теперь я стараюсь больше доверять сотрудникам и пытаться понять, что у них в голове».

Бремя лидера

Заместитель заведующего кафедры психоанализа и бизнес-консультирования ВШЭ Александр Евдокименко объясняет, что для лидера любой компании, некоммерческой организации или социальной группы ЭИ особенно важен.

Дело в том, что к лидерству обычно стремятся люди с определёнными личностными качествами. Стрессоустойчивость, работоспособность, энергичность — типичные черты успешных лидеров. Но у них есть и общие негативные черты, так называемая теневая сторона лидерства.

Многие стремятся избегать конфликтов и пытаются всем понравиться, другие, наоборот, третируют подчинённых и наслаждаются властью над ними. Ещё лидеры часто страдают перфекционизмом и требуют того же от подчинённых — такие могут раздражаться, когда кто-то или что-то не соответствует их ожиданиям. Они не доверяют сотрудникам и не хотят делегировать им полномочия. Если верить психологам Калифорнийского университета в Сан-Франциско, то примерно половина бизнесменов страдает душевными расстройствами, в основном это СДВГ или биполярное расстройство личности.

Так или иначе, часто лидеры — это люди, которые берут на себя высокую ответственность и много задач, и всё это сказывается на отношениях с окружающими, в том числе и с командой. Но в эпоху постиндустриальной экономики от лидеров требуются не только знания и умения, но и способность мотивировать команду и вникнуть в проблемы сотрудников.

Что такое эмоциональный интеллект

Принято считать, что ЭИ — это способность к эмпатии и сильным ощущениям. Часто это понятие ошибочно обозначают аббревиатурой EQ. Но на самом деле это совершенно разные вещи. Как объясняет Елена Хлевная, кандидат экономических наук и автор исследования «Влияние эмоционального интеллекта на достижение ключевых показателей эффективности», EQ — это эмоциональный коэффициент, который показывает, насколько интенсивно человек испытывает эмоции и проявляет их. ЭИ — это EI, способность понимать и использовать эмоции. При этом у человека может быть высокий EQ и низкий EI — или наоборот.

© Tim Macpherson / Getty Images

«Есть популярный миф, будто бы человек с развитым EI — это хороший человек, — объясняет Хлевная. — Но эмоциональный человек — это не качество, а способность, так же как физическая сила — с её помощью можно помогать слабым, а можно нападать на людей. Всё зависит от воспитания человека и его этических ценностей. С помощью ЭИ можно мотивировать сотрудников, поддерживать их, а можно быть тонким манипулятором.

Ещё люди "не в теме" часто противопоставляют эмоциональный интеллект обычному — будто бы можно, не будучи интеллектуалом в общепринятом смысле, обладать ЭИ. Это тоже заблуждение: ЭИ — важная составляющая "обычного" интеллекта, она помогает нам перерабатывать информацию». Другая популярная ошибка — думать, будто бы человек с развитым ЭИ всегда весел и мягок в общении. На самом деле он может быть и радостным, и грустным, и сердитым. Он просто знает, как ему использовать себе во благо даже негативные эмоции.

Иррациональная экономика

Начиная с Адама Смита западные экономисты считали, что человек всегда стремится к собственной выгоде и сам знает, в чём она заключается, так что его действия и поступки можно просчитать наперёд. В 1970-х годах в Великобритании и США макроэкономисты в основном исходили из теории разумных ожиданий, согласно которой участники рынка могут прогнозировать спрос и предложение, основываясь на имеющейся информации и рыночных механизмах. Инвестиционные компании с Уолл-стрит руководствовались гипотезой эффективного рынка и считали, что цена финансовых активов имеет логическое обоснование и зависит от имеющейся информации. Но в 1987 году, после краха фондовой биржи, многие стали задумываться о том, что человек может вести себя иррационально и это сказывается на экономике куда сильнее, чем кажется.

Ещё до биржевого краха, в 1979 году психологи Дэниел Канеман и Эмос Тверски разработали теорию перспектив. В ходе исследований они выяснили, что люди часто переоценивают вероятность маловероятных событий и недооценивают вероятность тех событий, которые, скорее всего, произойдут. Кроме того, человек может действовать иррационально, чтобы избежать потерь. Примерно с этого момента начала активно развиваться поведенческая экономика.

Была и ещё одна причина. В конце 80-х годов в западных странах отношения между владельцами компаний и наёмными сотрудниками стали заметно меняться. Раньше всё было логично: сотрудники тратили своё время и использовали умения, а взамен получали зарплату. Размер зарплаты зависел от количества отработанного времени и результатов. С развитием новых технологий компании стали оснащать работников IT-системами — считалось, что теперь трудозатраты уменьшатся, а эффективность сотрудников вырастет. Но выяснилось, что освободившееся время работники предпочитают тратить на собственные дела, производительность труда стала снижаться вместо того, чтобы расти. Между работодателями и наёмными работниками начался разлад. Было очевидно, что, кроме зарплаты и соцпакета, бизнес-лидерам нужно ещё что-то, чтобы привлекать и удерживать сотрудников.

В 1990-х годах американские учёные Джон Майер, Питер Сэловей и Дэвид Карузо начали разрабатывать теорию ЭИ. Согласно этой теории, в человеческих эмоциях содержится информация, которую можно перерабатывать и использовать. Майер и Сэловей выделили четыре главных составляющих ЭИ. Первая — способность распознавать собственные эмоции и эмоции других людей и отличать их друг от друга. Вторая — способность использовать эмоции для решения задач. Например, когда человеку грустно, он лучше справляется с аналитической работой, и, если знать об этом, можно использовать подавленное состояние себе во благо. Третья составляющая — понимание эмоций и механизма их возникновения. Если человек понимает, какие события вызывают у него гнев, а какие — тревогу, он лучше контролирует ситуацию. Четвёртая составляющая — управление эмоциями, способность их контролировать.

© think4photop / Shutterstock

Изначально концепция ЭИ не была напрямую связана с бизнесом и экономикой, но владельцам крупных международных компаний она понравилась, и постепенно ЭИ вошёл в моду у бизнесменов. В 2009 году международная тренинговая компания Talent Smart опубликовала доклад, рассказывающий о финансовых успехах компаний, которые воспользовались концепцией ЭИ. Выяснилось, что в 2003 году L’Oréal отправил группу менеджеров по продажам на тренинг по использованию ЭИ и за следующий год каждый из этих менеджеров повысил прибыль компании примерно на $91 370. Международная консалтинговая компания Multinational Consulting Firm измерила ЭИ топ-менеджеров и пришла к выводу, что руководители с высоким ЭИ приносят больше прибыли, чем остальные.

Поучительная история бизнесмена Алёхина

Прежде чем войти в кабинет к Роману Алёхину, основателю и директору сети ортопедических салонов «Орто-доктор», подчинённые всегда спрашивали у секретаря, в каком настроении сегодня босс. Они знали: если Алёхин не в духе — будет кричать.

Сам Алёхин говорит, что всегда мечтал помогать людям, в 2001 году даже начинал работать в милиции. Ему там не понравилось, и в 2012 году он начал заниматься протезами — пришёл на управляющую должность в крупное государственное протезно-ортопедическое предприятие в Курске, которым руководил его отец.

Несмотря на альтруизм, Роман был очень вспыльчивым и агрессивным человеком. «Наверное, я перенял это от отца, — говорит Алёхин. — Он человек старой закалки, раньше на всех предприятиях, особенно государственных, было принято общаться с подчинёнными криком. А может, я просто по природе такой. Мне было всего 22, но я запросто повышал голос на людей намного старше меня, с большим опытом работы, даже когда по-настоящему серьёзных поводов для этого не было. Казалось, все пропускают это мимо ушей, потому что так принято. Но в итоге своим поведением я навредил сам себе. С моим приходом предприятие стало расти по экономическим показателям, я привлёк клиентов из-за рубежа. Но весь коллектив был настроен против меня. В итоге сотрудники написали анонимную жалобу в вышестоящую организацию и руководство отстранили».

После этой истории Алёхин решил начать собственный бизнес — в 2003 году он открыл первый магазин «Орто-доктор». Уже поработав в протезно-ортопедической отрасли, Роман познакомился с поставщиками и знал, кому из них интересно начать работу с Курской областью, так что в товар сначала почти не пришлось вкладывать денег.

Алёхин потратил только 30 000 рублей на мебель, а товар ему давали под реализацию поставщики, которые знали, что он в теме, и доверяли ему. Команду Роман решил набрать молодую и активную, «под себя». Но выяснилось, что новое поколение работников не готово терпеть эмоционального и вспыльчивого начальника. «Они не держатся за работу так, как держались пожилые работники на госпредприятиях, — рассуждает Алёхин. — Возьмёшь хорошего специалиста после института, а потом крикнешь на него — и он тут же уволится. Скажешь ему отработать две недели после написания заявления, а он будет халтурить или вообще возьмёт больничный. Никакая грубая сила не работает.

Была постоянная текучка кадров, а в таком бизнесе это сильно мешает. В протезно-ортопедических компаниях новым сотрудникам приходится по несколько месяцев учиться, чтобы начать разбираться в товаре, это же связано с медициной. Только через полгода они начинают работать на полную мощность. А у меня сотрудники часто уходили ещё на испытательном сроке. Бизнес был очень нестабильным — он шёл в гору, а потом после моей вспышки гнева уходила очередная волна сотрудников и происходило резкое падение, на 30–50%».

После приступов гнева у Романа случались периоды хандры. Если на работе что-то шло не так, он забрасывал все дела, мог часами сидеть и бездумно смотреть в монитор. Мог по три-четыре месяца играть в онлайн-игры не отрываясь и не глядя подписывать документы, которые ему приносили заместители. В такие моменты, при общем росте рынка, компания переставала развиваться, а несколько раз даже оказывалась на грани банкротства. «Я мог уйти в такую "депрессию" из-за кражи денег, увольнения сотрудников или даже просто низкой выручки, — говорит Роман. — Моё состояние только усугубляло ситуацию, сотрудники увольнялись ещё чаще, и я терял всё больше денег. При этом я не умел разделять работу и личную жизнь. Дома я ходил недовольный и злой из-за работы, на работе хандрил из-за того, что происходит дома».

© caimacanul / Shutterstock

В 2010 году Роман решил, что надо менять свой стиль работы и отношения с сотрудниками. Он прошёл несколько тренингов бизнес-консультанта Александра Фридмана и увлёкся концепцией центрирующих парадигм. По мысли Фридмана, качество работы сотрудников в первую очередь зависит от начальника и от того, насколько грамотно он умеет управлять коллективом. Каждый сотрудник мыслит в собственной парадигме и действует исходя из неё. Если он раз за разом ошибается, значит, проблема в этой самой парадигме и её надо поменять.

Если раньше Алёхин считал, что подчинённые — лодыри и идиоты, то теперь он стал пытаться задавать им больше вопросов, чтобы понять их проблемы и мотивацию. Постепенно они тоже все больше к нему прислушивались и он всё реже кричал на них. Но если вспышки гнева получалось как-то контролировать, то приступы хандры никогда не уходили. В 2013 году у Романа умер отец, он в очередной раз забросил дела и стал часы напролёт просиживать перед пустым монитором.

«Я верующий человек и через некоторое время после смерти отца пошёл на исповедь, — вспоминает Роман. — Со мной говорил молодой священник. Когда я перечислял грехи, он обратил моё внимание на уныние. Сказал, что этострашнее всего, потому что именно уныние влечёт за собой все проблемы и плохие поступки. Так что в первую очередь нужно справиться с унынием». После этого Алёхин начал внимательно следить за собой и своими эмоциями. Пережив трагедию, он стал спокойнее относиться к бизнесу, решив для себя, что по-настоящему страшные вещи — это смерть и болезнь близких, а с остальным можно справиться, особенно если сохранять спокойствие.

«Как только я чувствовал, что на меня накатывает тоска или гнев, я сразу отмечал это про себя и успокаивался, — говорит он. — Раньше эмоции накатывали, как волны, и я даже не замечал, как оказывался полностью ими захвачен и переставал себя контролировать. Теперь я анализировал всё, что происходит в моей голове. Где-то через полгода это вошло в привычку, стало происходить автоматически. Жена заметила, что я стал спокойнее, больше не прихожу с работы мрачный и не жалуюсь на жизнь. У меня исчезла привычка при любых проблемах сдаваться и уходить в компьютерные игры. Однажды хакеры украли у моей компании 1,5 млн рублей, но я сумел остаться невозмутимым, хотя раньше это привело бы к долгой апатии».

Олег Шашенков — адвокат, который с 2010 года ведёт дела компании Алёхина, — тоже считает, что эмоциональная уравновешенность хорошо сказалась на бизнесе. «Раньше Роман принимал много импульсивных решений и они противоречили друг другу, — вспоминает Шашенков. — Бывало такое, что он сначала не собирается участвовать в торгах, потом всё-таки решит участвовать, а потом обращается ко мне, чтобы оспорить решения по этим торгам. Он часто жаловался на свою импульсивность, но ничего не мог с этим поделать. Сейчас подобных историй стало куда меньше, да и выглядит он более радостным».

Роман считает, что его эмоциональная стабильность спасла жизнь его сыну. «В прошлом году мой новорождённый ребёнок тяжело заболел, и тут, в Курске, врачи сказали, что ничем не смогут помочь, а до Москвы мы его не довезём. У жены опустились руки, она ещё не пришла в себя после родов и была совершенно потеряна. Параллельно с этим всё было очень тяжело на работе: компания была в яме, 2 млн чистого убытка за месяц. Я даже думал продать бизнес, но не нашёл покупателя. Раньше я бы точно впал в депрессию и ушёл с головой в компьютерные игры. Но на этот раз попытался сохранить спокойствие и что-то предпринять. В итоге в соседнем регионе нашёлся нейрохирург, который сделал ребёнку операцию. А потом постепенно и компанию получилось вытащить из ямы».

Как развить эмоциональный интеллект

ЭИ есть у каждого человека, просто у кого-то он развит больше, а у кого-то — меньше. Это как словарный запас — можно всю жизнь изъясняться несколькими простыми фразами, как Эллочка-людоедка, а можно читать книги и учиться выражаться более литературным языком. Эллочка-людоедке никогда не быть писательницей или телеведущей, а человеку с плохо развитым ЭИ трудно стать хорошим лидером или наладить широкую сеть коммуникаций.

«Если хочешь развить ЭИ, начинать нужно с себя, точнее — с распознавания собственных эмоций», — объясняет Хлевная. Как правило, говоря о себе, мы используем всего несколько понятий: радость, злость, грусть. Так происходит из-за того, что в русской культуре вообще не принято много обсуждать эмоции. Но на самом деле у нас их куда больше трёх. Например, психолог Роберт Плутчик относил к базовым эмоциям интерес и считал, что именно благодаря ему происходит человеческое развитие.

«Если каждые несколько часов отмечать в еженедельнике свои эмоции на данный момент и записывать, чем эти эмоции вызваны, через пару недель, вернувшись к записям, можно узнать много нового о себе, — продолжает Хлевная. — И уже с этого момента с эмоциями можно начинать работать».

© Jorge Salcedo / Shutterstock

В консалтинговой компании «МЦ КТК», которая сотрудничает с Йельским университетом, клиентам выдают специальные еженедельники с эмоциональной азбукой — перечнем эмоций, из которого можно выбрать, что именно человек чувствует в данный момент. Если несколько недель подряд каждый день отслеживать своё эмоциональное состояние и отмечать, что именно на него повлияло, то потом, просмотрев записи, можно узнать о себе много нового и сделать выводы, которые помогут развить в себе ЭИ.

Научившись распознавать свои эмоции, можно начать с ними работать. Например, в своей книге «Где твоя волшебная кнопка? Как развивать эмоциональный интеллект» Хлевная пишет, что, если вы испытываете, например, страх, то поступить с этой эмоцией можно по-разному. Во-первых, от страха можно избавиться — пересилить его или посмеяться над ним. Второй вариант — разобраться, откуда появился этот страх и есть ли у него основания. Может быть, это надуманное беспокойство, и, если вы поймёте, откуда оно взялось, вам станет легче. Следующий вариант — начать действовать, чтобы избавиться от причины страха.

Хлевная в своей книге предлагает несколько упражнений на развитие ЭИ. Например, «Назойливая муха» — это упражнение помогает справляться с раздражением. Нужно сесть поудобнее, положить руки на колени, опустить плечи и голову. Дальше представьте, что на ваше лицо пытается сесть муха. Вам нужно, не открывая глаз, согнать муху. Предполагается, что через пару минут мышцы лица расслабятся, а вместе с ненужным напряжением уйдёт и раздражение.

Ещё одно упражнение называется «Подмена», оно помогает сместить фокус с негативных эмоций. Для каждого события или явления, которое мы считаем негативным, нужно подобрать новое определение — нейтральное или положительное (для примера Хлевная предлагает вместо «гнилые зубы» использовать выражение «зубы цвета шоколада», а вместо «избалованный ребёнок» говорить «юный борец за независимость и свободу»).

Следующее упражнение — «Меняем перспективу». Людям свойственно переоценивать масштаб происходящих с ними неприятностей. Чтобы взять себя в руки, нужно представить, что вы смотрите на то, что вас огорчает, с высоты Останкинской телебашни. Ваш офис и непослушные подчинённые находятся далеко внизу, а вокруг офиса кипит жизнь и прохожие идут по своим делам. Можно подняться ещё выше и представить, что вы смотрите на свою жизнь с высоты самолёта, а потом — с расстояния земной орбиты. Вспомнив, что, помимо ваших проблем, в мире есть ещё много всего, можете возвращаться к делам. Если вы правильно выполнили упражнение, паника и лишняя суета должны исчезнуть.

Примерно так же можно управлять любой эмоцией — например, интересом. Человек может слишком сильно чем-то интересоваться, и тогда это может быть вредно для его психики. А иногда мы, наоборот, теряем ко всему интерес, и тогда это уже чревато депрессией. Если вы чувствуете, что испытываете всё меньше интереса к происходящему вокруг, полезно сменить обстановку, отправиться в путешествие.

Советы могут показаться очевидными, а упражнения — глупыми, но, когда вас в очередной раз захватит приступ гнева или апатия, задумайтесь: как вышло, что такая сильная эмоция подкралась и незаметно поработила ваш рассудок? Не каждый человек может заметить, что постепенно теряет интерес к окружающему миру или что давно уже зациклился на одной и той же эмоции. Именно поэтому нужно в первую очередь научиться прислушиваться к себе.

Фотография на обложке: UpperCult Images / Getty Images

комментировать
наверх