Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
Бояться ли бухгалтерам реформы бухучета? Три мифа про ФСБУ

Бояться ли бухгалтерам реформы бухучета? Три мифа про ФСБУ

Алексей Иванов
Время прочтения:

В прошлый раз я писал о планах Минфина принять до 2021 года 14 новых федеральных стандартов бухгалтерского учета (ФСБУ) . Статья вызвала негатив, суть комментариев в основном сводилась к тому, что реформа нам не нужна. Основных причин тому три.

1. Все изменения приведут только к увеличению объема работы, пользы от них никакой не будет. Особенно худо придется малому бизнесу.

2. Налоги считать станет еще сложнее, а куда уж еще сложнее.

3. Реформированием занимаются далекие от бухгалтерии чиновники, не осознающие что они творят. Поэтому нас ждет триумф бюрократии над здравым смыслом.

Дабы не устраивать бесполезные препирательства в комментариях, я решил выступить в роли адвоката Минфина и попытаться донести смысл реформы до уважаемых представителей бухгалтерского профсообщества и особенно для тех, на кого работают бухгалтеры. Этакая «работа с возражениями». Итак, поехали по порядку.

1. Все изменения приведут только к увеличению объема работы, пользы от них никакой не будет. Особенно худо придется малому бизнесу.

Принятие новых ФСБУ будет являться логичным следствием реализации курса на сближение отечественных бухгалтерских стандартов с нормами Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО), провозглашенного Минфином России почти двадцать лет назад с принятием Программы реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами. Очень рекомендую почитать еще один минфиновский документ, принятый в далеком уже 2004 году, «Концепцию развития бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу». В нем подробно изложены причины того, почему отечественную бухгалтерскую «нормативку» необходимо реформировать.

Обращу внимание лишь на одну из них: «...формальный подход регулирующих органов и хозяйствующих субъектов ко многим категориям, принципам и требованиям бухгалтерского учета и отчетности». Этот подход за прошедшие 13 лет не изменился, и это настоящий бич российского бухучета.

Руководствуется ли российский бухгалтер, например, установленным ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации» требованием осмотрительности, предписывающим ему большую готовность к признанию в бухгалтерском учете расходов и обязательств, чем возможных доходов и активов? Аудиторская практика показывает, что нет. Очень немногие создают, например, резерв под снижение стоимости материальных ценностей (который, замечу, обязателен к созданию, если их текущая рыночная стоимость продажи снизилась относительно фактической себестоимости приобретения). А ведь создание оценочных резервов — это как раз проявление требования осмотрительности, которое повышает степень достоверности бухгалтерской информации. Но ведь создание такого резерва приведет — о, ужас! — к необходимости применения ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций», поэтому проще сделать вид, что снижения стоимости не было. А требование приоритета содержания перед формой? Та же история.

«Нормальный» главбух отразит в учете ровно то, что написано в первичном документе, невзирая на экономическое содержание операции, иначе ему придется объяснять почему он, например, признал активом арендованное имущество.

И таких примеров можно привести множество. В результате имеем то, что имеем: данные бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности малопригодны для понимания реального состояния дел организации. Многие предприятия вынуждены внедрять системы управленческого учета, чтобы получать те данные, которые должен поставлять учет бухгалтерский. Управленческий учет — хорошее дело, но только не тогда, когда он является костылем для хромающего бухгалтерского.

Проекты новых ФСБУ расширяют сферу применения профессионального суждения бухгалтера, что позволяет (при соответствующей квалификации главбуха) гораздо лучше подстраивать бухучет под специфику деятельности конкретного предприятия. В то же время, они существенно усложняют порядок бухгалтерского учета. При этом, из Минфина в информационное пространство периодически просачиваются различные слухи по поводу места особого субъектов малого предпринимательства в новой системе регулирования бухучета. Естественно, сложные стандарты «малышам» полноценно применять не получится, поэтому, вероятнее всего, для них будут разработаны упрощенные способы ведения бухучета (как это сделано сейчас). Менее вероятным видится разработка отдельных стандартов для малых и средних предприятий по образцу IFRS for SMEs.

Поэтому, да, объем работы бухгалтеров (и качество этой работы) увеличится. И, нет, польза от внедрения новых стандартов будет — просто польза будет не для бухгалтера, а для пользователя бухгалтерской информации.

2. Налоги считать станет еще сложнее, а куда уж еще сложнее.

Для тех, кто искренне считает, что основная функция бухгалтера — считать налоги, рекомендую к прочтению статью «9 типов бухгалтеров, которые делают больше, чем просто считают налоги». Если обратиться к признанным программам обучения бухгалтера, то, например, в базовом курсе сертификации одной из наиболее авторитетных международных бухгалтерских организаций — Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA) — налогообложение — лишь один из 9 курсов, экзамены по которым необходимо сдать соискателю. Почему так? Давайте вспомним для кого должен вестись бухгалтерский учет и составляться его конечный продукт — бухгалтерская отчетность. Бухучет ведется, в первую очередь, для так называемых внутренних пользователей бухгалтерской информации — менеджмента и собственников организации. Его предназначение — информационная поддержка принятия управленческих решений. Любых, а не только касающихся налогообложения.

А вот бухгалтерская отчетность должна составляться для неопределенно широкого круга внутренних и внешних пользователей: менеджмента, собственников, кредиторов, инвесторов, государства и т.д. Обращаю внимание на п. 7 действующего ПБУ 4/99 «Бухгалтерская отчетность организации», который говорит нам о том, что при составлении бухгалтерской отчетности должна быть обеспечена нейтральность информации, содержащейся в ней, т.е. исключено одностороннее удовлетворение интересов одних групп пользователей бухгалтерской отчетности перед другими. И уж внешних пользователей вопросы налогообложения организации волнуют куда как меньше, чем рентабельность деятельности, ликвидность активов, платежеспособность и прочие показатели, характеризующие надежность и успешность организации, основанные на данных ее бухгалтерской отчетности.

Как же выглядит реальная ситуация в российском учете? Как в сказке.

Помните сказку Дж. Оруэлла «Скотный двор», где одна из заповедей свободных животных сначала гласила: «Все животные равны», а потом трансформировалась в: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие»? Вот примерно так сейчас дела и обстоят.

Многие (если не большинство) отечественных бухгалтеров при ведении бухгалтерского учета ориентируются не на неопределенно широкий круг пользователей бухгалтерской отчетности, а на «более равного» пользователя, под которым понимается Федеральная налоговая служба. Поэтому нормой в бухгалтериях многих российских организаций является ведение бухгалтерского учета не для формирования полной и достоверной информации об имущественном положении организации и финансовых результатах ее деятельности, а «в нагрузку» к ведению «основного» учета — налогового. Особенно это относится к малому бизнесу: часто главбух «малыша» ведет бухгалтерский учет с использованием бухгалтерских методов (например, двойной записи), но руководствуясь правилами признания и оценки доходов и расходов, установленных Налоговым кодексом.

При этом лишь один налог — налог на имущество организаций — исчисляется на основании бухгалтерских данных (да и то не по всем объектам налогообложения). И это результат работы Минфина, проводящего последовательную политику разделения бухгалтерского и налогового учетов. И это правильная политика, хоть она и приводит к усложнению работы бухгалтера. Если налоговая база зависит от оценки объекта в бухгалтерском учете, а правила такой оценки вариативны, то у налогоплательщика неминуемо возникнет искушение выбрать тот метод бухгалтерского учета, который даст наименьшую налоговую базу.

Таким образом, бухгалтерский учет теряет достоверность в угоду минимизации налога.

Поэтому лично я занимаю очень радикальную позицию: по мне, правила оценки и признания объектов налогообложения должны кардинально отличаться от бухгалтерских, чтобы бухгалтерские данные для расчета налогов использовать нельзя было в принципе. И налоговикам следует запретить использовать данные бухгалтерской отчетности для контроля налоговых показателей. В бухучете прибыль, в налоговом — убыток?

Это нормально, «на карандаш» такого налогоплательщика брать не нужно, просто правила очень разные.

Однако, это лишь мое личное мнение, а Минфин проводит более консервативный курс, поэтому применительно к обсуждаемой реформе ждать усложнения правил исчисления налогов не нужно. Эта реформа не про налоги, она сугубо про бухучет. Но разниц между бухгалтерским и налоговым учетами станет, естественно, больше по причине усложнения бухгалтерской методологии. Однако, это необходимая плата за качественный бухучет. Нужно это опять-таки пользователю бухгалтерской информации (не налоговой, а неопределенно широкому кругу пользователей), но реформа затевалась для него, а не для бухгалтера. Собственно, и бухучет ведется не для бухгалтера, если вдруг кто забыл.

3. Реформированием занимаются далекие от бухгалтерии чиновники. Триумф бюрократии над здравым смыслом

Хочу еще раз обратить внимание на то, что силами чиновников Минфина готовятся проекты только 3 из 14 будущих ФСБУ. Остальные проекты готовят совсем другие люди. Чиновники действительно могут быть оторваны от хозяйственной практики, это в Минфине отлично понимают и понимали, когда в начале 2000-х гг. реформа только затевалась.

Приведу еще одну цитату из Концепции развития бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу о том, что одна из серьезнейших проблем российского бухгалтерского учета заключается в: «...недостаточности участия профессиональных общественных объединений и другой заинтересованной общественности, включая пользователей бухгалтерской отчетности, в регулировании бухгалтерского учета и отчетности».

Перевожу на русский: мы с вами, господа бухгалтеры, сами виноваты в том, что имеем «нормативку», которая нас не устраивает. При этом в 2004 г., когда Концепция была утверждена, реальной возможности влиять на содержимое бухгалтерских стандартов у профсообщества не было. Сейчас же такая возможность есть, и нужно ей пользоваться.

1 января 2013 г. вступил в силу закон «О бухгалтерском учете», который ввел в правовое поле новую категорию регуляторов — субъекты негосударственного регулирования бухгалтерского учета. Именно им поручена разработка большей части будущих ФСБУ — в прошлой статье я упоминал всех четырех разработчиков. Сейчас я остановлюсь только на одном из них — Фонде развития бухгалтерского учета «Национальный негосударственный регулятор бухгалтерского учета «Бухгалтерский методологический центр» (БМЦ). Именно эта организация разрабатывает большую часть будущих ФСБУ и только она в срок приступила к работе. Так вот что же представляет из себя БМЦ и что за люди готовят новые бухгалтерские стандарты?

В президиум БМЦ входят главные бухгалтеры и руководители крупных отечественных корпораций («Гознак», «ЕвроХим», «Мегафон», «ММК», «Росатом», «Роскосмос», «РусГидро», «Роснефть», «РЖД», «Транснефть Финанс», «1С»), т.е. там есть как те, кто, готовит бухгалтерские данные, так и те, кто пользуется ими. Рабочие группы по конкретным ФСБУ состоят преимущественно из руководителей бухгалтерских служб этих и других российских компаний. И это люди, далекие от бухучета?! Более того, процедура общественного обсуждения предполагает возможность внесения замечаний и предложений по тексту проектов любым заинтересованным лицом. И эти предложения обязательны к рассмотрению на заседаниях рабочих групп по проектам ФСБУ.

Как человек, участвовавший в этих заседаниях, могу утверждать — они действительно рассматриваются независимо от степени бредовости. И замечания, которые действительно позволяют сделать будущий стандарт лучше, принимаются (еще раз: в заседаниях рабочих групп участвуют люди, наевшие железные зубы на методологии учета).

Поэтому читающим этот текст представителям бухгалтерского профсообщества гораздо конструктивнее будет прочитать проекты ФСБУ, написать предложения по их улучшению и прислать в БМЦ, чем писать в комментариях о том, как у нас все плохо бухгалтерской «нормативкой» и как дальше будет еще хуже. Никому не будет лучше, если ваши ценные идеи останутся при вас. Критикуешь — предлагай! 

А пользователям бухгалтерской информации остается запастись терпением и ждать дня, с которого бухгалтеры вспомнят о том, что их основной клиент — не налоговая инспекция, а объекты бухучета гораздо шире, чем задолженность перед бюджетом. Поговаривают, что это 1 января 2019 года.

комментировать
наверх