Мы используем cookie-файлы, чтобы получить статистику и обеспечивать вас лучшим контентом. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием технологии cookie-файлов. Это совершенно безопасно!
«ProТанцы»: Как хореограф, директор Comedy Club и продюсер ТНТ открыли школу

«ProТанцы»: Как хореограф, директор Comedy Club и продюсер ТНТ открыли школу

Яна Бородюк
Время прочтения:

Директор программы Comedy Club Александр Никулин часто вместе с женой смотрел шоу «Танцы», но никогда не мечтал о совместном бизнесе с одним из ведущих программы— Мигелем. Никулин был немного знаком с хореографом, но не расценивал это знакомство как приятное. «Когда мне сказали, что работать предстоит с Миглем, я подумал: “Ё-моё», — вспоминает он.

Мигель (Сергей Шестепёров) в 1999 году начинал карьеру танцовщика в мюзикле «Метро», потом в качестве хореографа-постановщика работал с продюсером и клипмейкером Аланом Бадоевым (создатель и ведущий первого сезона программы «Орёл и решка»). В 2011 году Мигель стал соавтором и хореографом украинского танцевального шоу «Майдан’s», а спустя три года оказался в жюри шоу «Танцы» на ТНТ.

В 2015 году, после завершения первого сезона «Танцев» и концертного тура по России, Мигель решил открыть собственную танцевальную школу. «Раньше максимум, чего мог добиться артист, танцующий на профессиональном уровне, — первой линии в подтанцовке у известных певцов. Я хотел изменить эту ситуацию, сделать танцовщика более самостоятельным, вывести его с заднего плана на передний, сделать индивидуальной творческой единицей», — рассказывает хореограф.

Мыслями на этот счёт он поделился с Вячеславом Дусмухаметовым, генеральным продюсером телеканала ТНТ. Дусмухаметов стал основным инвестором — в открытие школы вложили 100 млн рублей. В системе СПАРК единственным владельцем компании числится телеведущий и квнщик Азамат Мусагалиев; знакомые Дусмухаметова отмечают, что артист представляет в проекте интересы продюсера. Сам Мусагалиев оказался недоступен для комментариев.

Именно Дусмухаметов позвал в «ProТанцы» Александра Никулина, который после реструктуризации Comedy Club раздумывал, чем заняться дальше. Никулин отвечает в проекте за бизнес-модель и оценку рисков.

Подготовка к открытию

Мигель всегда переживал из-за того, что среди всех творческих профессий, профессия танцовщика является самой низкооплачиваемой. Он сравнивает её с шахтёрским трудом — у большинства артистов к 35 годам организм истощён. Танцовщики рано выходят на пенсию и часто после этого оказываются в сложном финансовом положении. Он считает, что школа «ProТанцы» должна создать рабочие места для танцовщиков, дать им постоянную занятость, официальное оформление, будущую пенсию. На сайте школы в числе преподавательского состава — участники и финалисты «Танцев».

На поиски помещения для школы ушло полгода — Мигель требовал, чтобы у здания была «особая атмосфера», Никулин искал место с хорошей парковкой. Аренда 1500 квадратных метров в Большом Саввинском переулке обходится партнёрам примерно в 2 млн рублей в месяц. В танцевальном центре — 7 залов, в них может заниматься 1000 человек в день (сейчас, по словам партнёров, в день приходит около 400 учеников).

«Поскольку я создавал школу своей мечты, я хотел сделать её не только красивой, приятной и комфортной для занятий, но и безопасной», — говорит Мигель. — Поэтому важно было подобрать напольное покрытие, которое не будет травмоопасным».

Изначально для каждого зала хореограф хотел сделать свой пол, подходящий для каждого направления танцев, но отказался от этой идеи — какие-то занятия будут более популярными, какие-то менее, значит все залы, кроме балетного, должны быть универсальны. Покрытие хореограф подбирал эмпирическим путем — заказал сотню пробников размером 1 квадратный метр и танцевал на каждом в разных стилях.

Бизнес-модель

Школа танцев — бизнес низкомаржинальный, поэтому больших результатов от него никто не ждал: «По статистике TNS, всего 1,5% населения России занимается танцами. Честно говоря, на начальном этапе проект даже не рассматривался особо как бизнес и больше носил социальный характер», — вспоминает Никулин. При этом рынок в Москве перенасыщен — здесь работают и маленькие танцевальные студии, и большие бренды вроде филиала лондонской Drive Dance. Свои школы есть у многих известных танцоров и балетмейстеров, например, школа балета есть у балерины Илзе Лиепы. Её годовая выручка, согласно данным СПАРК, превышает 26 млн рублей.

Предпродажу абонементов на 2016 год «ProТанцы» начали в декабре 2015 года. Будущие ученики оформили клубные карты на сумму 13 млн рублей, но в основном в числе первых покупателей оказались поклонники шоу на ТНТ, которые хотели сфотографироваться со звёздами, а серьёзно заниматься не собирались. Продлевать абонементы многие не стали, и выручка начала падать. Спасли коммерческие партнёры, на которых основатели в начале особенно не рассчитывали. В «ProТанцы» за рекламой и продвижением начали обращаться бренды. Вместе с маркой гигиенических средств Kotex, например, школа проводит мастер-классы и фестивали.

Выручка «ProТанцев» в 2016 году составила 30 млн рублей. Никулин утверждает, что планировал выйти на такие показатели не раньше 2019 года.

Франшиза

В 2017 году сооснователи решили предложить рынку франшизу. Ежедневно в «ProТанцы», по словам создателей, приходит 3-5 заявок с заполненными анкетами от предполагаемых франчайзи. Руководители проекта оценивают финансовые возможности заявителя, отношение к бренду и понимание его сути. Если все пункты оказываются удовлетворительными, то начинаются поиски помещения.

«Для городов с населением от 1 млн человек оптимальный размер помещения — 500 квадратных метров, вместимость — 200 человек. Такой площади достаточно, чтобы в центре функционировали 4-5 танцевальных залов, зона ресепшена, зона отдыха и, возможно, какие-то дополнительные помещения. Важными критериями являются месторасположение в историческом, культурном центре, наличие парковки и шаговая доступность от остановок общественного транспорта. После того, как помещение найдено и согласовано с флагманским центром, мы заключаем договор», — говорит Никулин.

В соответствии с гайдами «ProТанцев» проводится ремонт помещения, школа даёт рекомендации по качеству напольного покрытия, оттенку краски и другим деталям. Чтобы стать преподавателем во франшизе, нужно пройти кастинг, такой же, как в шоу на ТНТ: его проводит хореограф «Танцев» Наталья Терехова.

«По результатам кастинга топ-10 лучших хореографов отправляется на пятидневный интенсив во флагманский танцевальный центр, где они посещают мастер-классы от всех педагогов «ProТанцев». Только после этого они допускаются к преподаванию в наших школах», — говорит Мигель. Центральный офис помогает с маркетингом и продвижением.

С момента заключения договора до реального открытия школы проходит в среднем 3-4 месяца. Начальные инвестиции для открытия с нуля танцевального центра в регионе с учётом паушального взноса — 15 млн рублей (в случае, если помещение нужно выкупать или брать в долгосрочную аренду), период окупаемости, на который рассчитывают создатели — от 1,5 до 3 лет.

Паушальный взнос может составлять от пятой части до четверти общей суммы инвестиций — в зависимости от размера помещения школы и стоимости аренды. Размер ежемесячных отчислений определяется индивидуально. На таких условиях франшизу школы купили предприниматели из Уфы, Набережных Челнов, Екатеринбурга и Перми. Предпринимательница Оксана Фёдорова, владелица мебельного магазина Solo Rooms в Набережных Челнах, купила франшизу школы в августе и собирается открыть танцевальный центр 2 декабря.

Прочь из подтанцовки

«Нельзя сказать, что до нас рынка танцевальных школ не было вообще. Он был, но дурацкий», — говорит Мигель. Самая известная сеть школ танцев в России — «Тодес», создательница одноимённого шоу-балета Алла Духова открыла под этим брендом студии по всей России (в СПАРК выручка школы танцев — 50 млн рублей в 2016 году, театра «Тодес» — 117 млн рублей). В «Тодесе» начали развивать культуру подтанцовки, определив для танцовщиков позицию в шоу-бизнесе на долгое время.

Мигель говорит, что собирается эту культуру сломать и хочет сделать танцевальные шоу полноценным бизнес-ориентированным сегментом сферы развлечений. В «ProТанцы» в основном приходят люди, которые хотят танцевать для собственного развития, поддерживать физическую форму или улучшить навыки. Но есть и классы для детей, в которых Мигель надеется вырастить «новое поколение танцовщиков мирового уровня». Два раза в год в школе проводятся отчетные концерты для учеников. Профессионалы, занимающиеся в «ProТанцах», представляют Россию на международных танцевальных соревнованиях.

«Школа "ProТанцы", которая заработала кучу бабла — это не наша идея. Школа "ProТанцы", в которой всё началось — вот это прикольно», — мечтает хореограф.

Комментарии

Эльдар Хакимов

CEO лондонской школы танцев в Москве Drive Dance

На данный момент рынок перенасыщен танцевальными школами! Однако, к сожалению, в большинстве из них занятия ведут дилетанты — люди, которые походили пару лет на танцы и вдруг решили, что они имеют право преподавать. А это не так. Помимо того, что они совершенно не знают базу и не способны её дать а приори, они ещё могут и покалечить своего ученика, поскольку условия для уроков в таких школах — ужасные. Даже в раздевалку зайти страшно! Школ, где был бы большой проветриваемый зал с кондиционерами и хорошие комфортные условия для танцев, можно пересчитать по пальцам.

Мы давно следим за американским и британским аналогами «Танцев» шоу So You Think You Can Dance и не раз приглашали финалистов проектов в нашу школу. Мы очень рады, что подобная программа теперь есть и в России, однако прямого влияния её на желание людей заниматься танцами мы не увидели: проведя опрос, мы поняли, что большая часть наших учеников — не зрители шоу «Танцы», а просто люди, которые всю жизнь мечтали танцевать и наконец-то решились.

Татьяна Бровкина

Руководитель Trinity dance studio

За последние 10 лет в танцевальной среде произошли трансформации. Если раньше в городе было всего около сотни школ, то сейчас, исходя из данных 2GIS, в Москве насчитывается 1962 школы танцев. Танцы, фитнес, стрейтчинг стали крайне популярны в больших городах. Люди, планируя свой бюджет на месяц, уже закладывают расходы на подобные занятия как безусловные траты. При этом за последние три года платёжеспособность клиентов снизилась, а требования к качеству услуг выросло: люди стали требовать индивидуального подхода к занятиям.

На данный момент самыми востребованными и модными направлениями являются школа шпагата, современные, уличные, бальные, латиноамериканские танцы. Самые известные школы в Москве — Trinity Dance Studio, Model-357, MDC, 54studio, «Рай скай», «ProТанцы», «Мир танца», New York, Golden Dance, D-fusion. Многие участники шоу «Танцы» на ТНТ начали открывать свои студии, поэтому рынок стал ешё более сегментирован, и конкуренция на нем выросла.

Что касается ценовой политики, то стоимость одного занятия в зависимости от студии и уровня преподавателя варьируется от 300 до 1500 рублей. Однако в последнее время сильно возросло количество «купонщиков» — людей, которые посещают бесплатные тренировки, а потом бесследно исчезают. Во многом это связано с тем, что большая доля клиентов — это студенты и школьники с низкой платёжеспособностью.

Богдана Прихода

Артистка балета мюзикла «Бал вампиров», участница шоу «Большие танцы» на телеканале «Россия»

Последние полгода я не могу найти для себя студию, где могла бы танцевать. Они либо не соответствую моему уровню, и педагоги, которые там преподают, не могут меня ничему научить, либо я в этих местах уже занималась. Что касается школы «ProТанцы», то туда останавливает меня пойти, прежде всего, система абонементов и цена на них. Годовой абонемент стоит около 45 000 рублей, и я не готовая отдавать такую сумму за посещение школы танцев.

Что касается преподавания, то там действительно работают очень хорошие педагоги, однако дело в том, что те же самые ребята преподают и в других школах танцев по всей Москве. И это нормальная практика — преподаватели кочуют. Системы образования в сфере современного танца, на мой взгляд, в этой школе пока нет. В России есть очень хорошая, проверенная годами балетная школа. Но это все. Мастер-классы и интенсивы, которые проводят те же «ProТанцы» — это замечательно, но они не делают постановки, не ставят спектакли, у них нет лекций. В моём понимании именно это — образование. Школа «ProТанцы» больше похожа на курсы повышения квалификации для танцовщиков.

Фотографии: Арсений Несходимов / «ProТанцы»

комментировать
наверх